Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Воскресенье, 19.11.2017, 07:49
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Валерий Симанович.История "Poetic Realm Siam":Первая встреча (продолжение-2)
[ Скачать с сервера (29.9Kb) ] 18.09.2009, 12:56
 
История  "Poetic Realm Siam":
Первая встреча . Савелий Немцев
 
 

С Савелием Немцевым  я впервые встретился в марте 1994 года в «Арт-салоне» музыкально-педагогического отделения Краснодарского  института культуры, расположенного на улице Красной  (в районе старого города, напротив  известного в те годы богемного кафе  «Старая стена»).

«Королевство Сиам»  к  тому времени уже  неоднократно с успехом  выступало в  небольшом,  но уютном концертном зале. Руководство «музпеда» доброжелательно принимало нас,   для наших выступлений специально заказывались  в типографии афиши, частенько известные музыканты аккомпанировали нам на фортепиано,  иногда после концерта мы распивали вместе чай и вино в преподавательской комнате.

 

Как попал туда Савелий, я точно не знаю. Он должен быть выступать на сцене со  своими стихами, кроме него были и другие авторы – студенты КГУ, но  в памяти, кроме Савелия, остался только Андрей Нефедов.

Выглядел Савелий на сцене очень импозантно: худощавый, молодой, черноволосый «молдаванин» со сверкающими глазами. Он энергично начал свое выступление: свободно двигался по сцене,  резко разворачивался, странно жестикулировал руками, и  по-футуристически рубящее декламировал свои стихи:

 

Жгуче холодно.

Окаменевший ветер.

Мрамор колотый 

насыпь в лунном свете.

 

Кто-то сгорбленный

в  том силуэте,

Утопившийся

в воротнике,

Темный, жалкий,

один…

 

Что-то жестом

кому-то ответил,

Спрятал тень свою,

скомкал в руке.

Бросил…

Сжался….

Вязко как-то

раскис  вдалеке…

Я его не заметил.

 

Я был заинтригован производимым эффектом и практически не обращал внимания на смысл почитанных строк. Впрочем, тексты мне легли как бальзам на душу. Мое юношеское увлечение литературным авангардом полностью не ушло, и я с  интересом рассматривал опыты других авторов.

После окончания вечера я решил познакомиться с Савелием, но тот пропал из виду. Вместе с  Егором Кизимом  я отправился его разыскивать и в самый последний момент застал  в вестибюле. Оказалось,  Савелий приходил на вечер со  своей девушкой Натальей. Они спешно одевались и собирались уходить. Улучив момент, я поздоровался  с Савелием и выразил ему слова одобрения. Савва, видимо, этого не ожидал и немного засмущался.   Мы представились друг другу и скрепили знакомство рукопожатием. На предложение продолжить  вечер  в  домашней обстановке Савелий ответил категорическим отказом. Они очень спешили. Как я узнал позднее, Наталью дома ждал маленький сын.   И, тем не менее, мы обменялись адресами, явками и паролями. Я пригласил Савелия к себе в общежитие (комната 912), где по субботам мы устраивали поэтические рандеву.

Тот субботний апрельский  вечер ничего особенного не предвещал. Я ожидал в гости Вадика Хазизова, с которым давно хотела меня познакомить Валентина Артюхина, абсолютно забыв о Савелии.  Для скрашивания вечера  по обычаю прикупил пару бутылок вина.

 Артюхина и Хазизов пришли в назначенное время со своим приятелем-поэтом, «афганцем» Виталием Ивановым. Оба были уже под градусом и рвались в бой. Следом за ними пришли Виталий Тырса и  актриса Елена Дементьева (впоследствии ставшая моей женой). Потом появились Савелий  с приятелем – начинающим писателем Павлом Бондаревым (за ними подтянулся еще десяток людей, чьи имена мне не запомнились). На правах хозяина я выставил стол на середину комнаты, разлил вино и сел напротив Хазизова.

Я начал  чтение и  передал эстафету по кругу (стихи читали все желающие).  Савелий и Павел сидели напротив меня. По мере накала страстей и степени  опьянения Савелий все активнее включался в структуру действа.

Он вскакивал из-за стола, резко отодвигал стул, пафосно зачитывал свои стихотворные наброски.

 

Слепая степь.

От зноя воздух стонет.

Клоня полынь,

Горячий ветер ноет.

 

 Столбами пыль,

 Иссохшая до  дна дорога.

Мутнеет мысль,

 К губам пристало слово.

 

«Идти далеко!» -

 Мычит пустая фляга.

Давно поверил в бога

Забывшийся бродяга.

 

Было заметно, что такое общение для него внове и что ему нравится происходящее. Казалось, что он переполнен здоровой энергией и азартом

(а Павел Бондарев  так и остался в тот вечер в тени своего энергичного друга). В течение рандеву я дважды посылал Савелия за водкой в ларек. Савелия мои просьбы не напрягали, водку он приносил в целости и сохранности, ни разу не уронив и даже не отхлебнув из горла  по дороге, за что и был сразу же причислен к  лику поэтов. Валя в тот вечер особой активности не проявляла, но все же прочитала несколько своих стихотворений.

В конце вечера, уже изрядно пьяные, мы с Хазизовым устроили поэтическую  дуэль, осыпая друг друга  четверостишиями и цитатами. Водка лилась рекой, в клубах табачного дыма задыхались очумевшие девушки. Захмелевший Виталик Иванов притих, прилег на свободную кровать, и  расслаблено, одним глазом, присматривал за происходящим.

Тем временем Хазизов добрался  до моей гитары и загорланил песню  о  «танцах на жерновах».  

Вечер подходил к финалу!

По ходу поэтических чтений я переговаривался  с  Савелием и выяснил  его житейские расклады. Савелий родился на пять лет позже меня, у него имелись: старшие брат, сестра и  родители. В настоящее время он учился на филфаке КГУ, с детства тяготел к литературе и шахматам. Мне это импонировало, т.к. я в юности, помимо литературы, много времени и сил истратил на ту же интеллектуальную игру. Проживал Савелий в гражданском браке со своей однокурсницей Натальей.  Кроме Наташи в квартире проживали  ее малолетний сын от первого брака, больная мать, трехногая собачонка  и сиамский кот Роланд. Обстановка была напряженная, но Савелия такая ситуация устраивала. Совсем недавно  он демобилизовался из армии и теперь планомерно вписывался в гражданскую реальность…

. Служить Саве пришлось в стройбате, где в силу обстоятельств довелось хлебнуть немало человеческой мерзости. Тема армии надолго засела в его сознании,  к ней он неоднократно возвращался в своих художественных работах.

Прощаясь,  Савелий оставил мне несколько листков со своими стихами, а я вручил ему несколько наших самиздатовских сборников.

Мне понравилась искренность и увлеченность Савелия, я приметил в нем признаки здорового честолюбия и редкую способность к самоотречению.

Какое именно впечатления произвел  на него  я, и почему  Савелий решил продолжить наше знакомство   сказать трудно. В то время я считал себя состоявшимся, востребованным поэтом, и не задавался подобными вопросами. Возможно, это было правильно.  

По завершению вечера я пошел проводить гостей до автобусной остановки. Воскресший, но не протрезвевший Иванов неожиданно воспылал немотивированной агрессией к прохожим.  Хазизов и я долго удерживали его от нехорошего поступка, но так и не удержали…  Очередной прохожий, не сумевший прочесть  вслух стихотворение Блока  «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека…»,  получил в    «роговой отсек»…

С ностальгической улыбкой  вспоминаю я тот  обычный  вечер,  подаривший мне на долгие годы соратника и друга.

Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 549 | Загрузок: 320 | Рейтинг: 0.0/0

Copyright MyCorp © 2017