Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Пятница, 19.01.2018, 12:08
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Сергей Петров. Просто одуванчик
28.09.2011, 13:07
ПРОСТО  ОДУВАНЧИК





Сема стоял на раскаленном от летнего солнца асфальте у Курского вокзала. Асфальт плавился от солнца, подошвы туфлей прилипали к нему и  утопали, как  в мягком пластилине.  Вокруг лениво и утомленно сновали люди. В их потных и красных от жары лицах читалось безразличие и усталость. Пахло пылью и гарью. Рядом стоящая в каком-то разноцветном длинном до пят  платье женщина звонко вещала в мегафон, предлагая совершить обзорную экскурсию по городу Москве. В свои двадцать лет Сема, будучи  уже не раз проездом в городе Москве, был на такой же обзорной экскурсии. Больше ему не хотелось. Тем более  в автобусе было еще  хуже. Сидящие в нем люди от духоты отчаянно  размахивали  газетами, платками, пытаясь хоть как-то создать легкую иллюзию прохлады ветерка. Да и до отхода поезда было уже чуть менее часа, а экскурсия длится более двух часов.
Сема попытался разгладить старые, мятые брюки. Но потом, поняв безнадежность этого занятия, отошел к киоску.  На  стекле отражались лучи солнца,  образуя миллионы солнечных зайчиков, которые весело скакали по открытому кафе. Раньше бы это его позабавило, но сейчас он устало и равнодушно взирал  на это веселье  лучей.
И вдруг, как в сказке пробежал ветерок, и сразу вслед за ним мимо прошла девушка. Ее лица  он не заметил. Увидел только спину и длинные стройные ноги в облегающей бледно-кремовой короткой юбочке. Чуть поцокивая каблуками открытых летних светлых босоножек, она плавной, даже воздушной походкой двигалась  мимо понурых прохожих. Она  не сливалась с потоком толпы, а наоборот именно выделялась, как ангел, неожиданно сошедший с небес. Подувший лёгкий ветерок заставлял ее тонкой изящной рукой слегка придерживать короткую  юбку. Светлые локоны распущенных волос чуть приподнимались ветром, поблёскивая на солнечном свете.
Завороженный этим зрелищем, Сема машинально пошел вслед за удаляющимися ногами. Надо было как-то коротать время. Так почему бы не пойти за ногами. Шествие за девушкой оживило  Сему. Вроде он ничего и не делал - просто шел. Но  в тоже время  не просто вышагивал, а двигался за видением. И хоть какая-то осмысленность в бестолковом процессе ожидания поезда у него появилась.
Но вот ноги остановились у троллейбусной остановки. Сема притормозил и  растерялся. Одно дело курсировать недалеко от привычного вокзала, а другое ехать неведомо куда. Да и зачем? Спроси его кто-нибудь  о том, хочет ли он знакомиться с девушкой, он бы  в ответ пожал плечами. Вот подошел троллейбус. Открылись двери. Сема стоял, как «вкопанный». И тут  ссади он ощутил толчок в спину, и вслед за ним раздался недовольный женский голос: «Заходи, наконец. Что стоишь?». Он обернулся:  сзади стояла толстая, с распаренным от зноя красным лицом, деревенского вида женщина лет под шестьдесят, с обшарпанным чемоданом  и большой почти квадратной корзиной.
По инерции Сема зашел в троллейбус. Девушка стояла к нему спиной, держась за поручень. Тетка деловито  обосновалась в углу, вольготно расставив возле себя чемодан и корзину. После чего важно вынула газету и стала усиленно размахивать ей перед лицом.
«Надо сойти на следующей остановке» - уже обеспокоенно подумал Сема: «А то уеду неизвестно куда и на поезд опоздаю».
«На  это будем считать приключения законченными» - подытожил он.
За грязным стеклом пробегали многоэтажки, мелькали вывески ресторанов, рекламных щитов. С озабоченными лицами сновали  прохожие, будто пытались решить в уме  какое-то математическое уравнение. Потоком шли  автомашины, пыхтели выхлопными трубами.
«И что эта бабка в корзине притащила в Москву? Квашеной капусты и огурцов?» - снисходительно хмыкнул про себя Сема и придвинулся к тетке, попытавшись заглянуть в корзину.
Лучше бы он этого не делал.
При его движениях женщина бдительно замерла и вдруг  закричала на весь троллейбус: «Люди добрые, ограбить хотят!!! Ирод!! Милиция!!!».
Сема оторопел.
А женщина, не замолкая ни на минуту, голосила: « Водитель, вызовите милицию!!! Караул!!! Этот пройдоха с самого вокзала за мной шел!!!! Помогите!!!».
Сема хотел вставить хоть слово, но женщина не замолкала, ни на минуту. Верхняя губа ее нервно подергивалась.  
«Точно» - вдруг вспомнил он: « Когда я шел за девушкой,  справа  все время маячило застиранное синее платье, которое было на тетке. Это она рядом шла!! Вот тебе и фокус-покус».
«Да я не за вами, а за девушкой шел!» - выпалил отчаянно Сема.
Краем глаза он увидел, что девушка обернулась. И тут он первые увидел ее лицо. Оно было прекрасно! Нежные, невинно-очерченные губы, синь больших выразительных глаз, тонкие брови. А на щеке виднелась маленькая завораживающая родинка.
Девушка сначала улыбнулась краешками губ, но затем  обидчиво сузила их и нежным, переливчатым голоском осуждающе  пропела: «Но он даже к вам не походил! Зачем вы так бабушка!»
Но женщина ее и не слышала, а продолжала кричать.
Вдруг троллейбус резко взвизгнул и остановился. Сему буквально  отбросило в сторону. При этом он умудрился почти вплотную лицом к лицу столкнуться с девушкой, и его обдало  нежным ароматом духов. Хлопнула дверь водителя, и раздался громкий мужской возглас: « Сюда! Сюда!»
Буквально сразу в салоне троллейбуса появились двое молоденьких, щуплых милиционеров. На погонах у них красовались лычки сержантов. Увидев милицию, женщина еще сильнее заголосила: «Вор!! Держите его!».
У Семы ноги стали ватными, сердце заколотилось: «Вот влип, не за что и ни про что!»
Оба милиционера уже стояли рядом с ним и грозно впивались в него глазами.
«Да он и близко не подходил!» - вновь вмешалась, защищая его, девушка.
 Два сержанта, как по команде, повернулись  к ней и одновременно  их лица юношески озарились.
 «Когда же мы поедем!» - стали раздаваться недовольные крики пассажиров.
 «Давайте все втроем выйдем и разберемся!» - наконец-то сообразил один из милиционеров.
 И  все пятеро уже стояли на тротуаре, а троллейбус благополучно покатил по своему маршруту.
 Женщина, недовольно проводив глазами уходящий троллейбус, снова старательно запричитала.
 «Что у вас пропало?» - вежливо осведомился один из стражей порядка.
 «Да ничего»-  охнула женщина и растерянно замерла.
«Подождите!» - уже грозно остановил ее один из милиционеров, и, повернув голову к Семе, картавя,   спросил:  «Может, вы теперь  разъясните, что тут произошло?».
Чувствовалось, что  он комплексовал из-за своего недостатка и поэтому говорил громко и строго.
 «Я шел за девушкой» - промямли Сема.
 «Зачем?»- резко перебил его милиционер.
И тут девушка снова пришла ему на помощь и, звонко  засмеявшись, прощебетала: «Эх вы. Познакомиться он хотел».
Милиционеры заулыбались.
«Так познакомился  хоть?» - с надеждой в голосе спросил  один из юных милиционеров.      
«Да как-то не успел. Вот бабушка  шум подняла»- растерянно вздохнул Сема.
«Эх! Растяпа» - неожиданно для всех воскликнул один из сержантов.
 И теперь уже все четверо весело по-юношески рассмеялись, а бабушка заулыбалась.
«Ох, и что это на меня нашло» - уже стала оправдываться бабашка: «Вы уж соколики извините меня старую. Я ведь первый раз  в Москве. Вот к сыночку с внучком приехала. Пирожки везу. Пирожки у меня славные. Вся деревня хвалит».
«Ой!  Давайте я и вас угощу!» - спохватилась женщина и,  приоткрыв корзину, раздала каждому по пирожку.
Сержанты замялись, но пирожки с коричнево-золотистой корочкой имели  такой привлекательный аппетитный вид, что никто из них не посмел отказаться.
И скоро вся молодежь  удовольствием стала поедать бабушкину стряпню.
«Ох» - всполошилась женщина: «А остановка троллейбуса  где?»
«Еще метров пятьсот будет» - задорно хмыкнул милиционер: « Это водитель увидел нас и затормозил».
 «Дура старая» - взмолилась бабушка: «Вы уж меня извините. И как же я с поклажей  дойду?»
 «Так мы вам поможем!» - почти одновременно раздалось четыре возгласа.
 И вот процессия медленно и, весело разговаривая, двинулась по тротуару в сторону остановки.
 У одного из милиционеров имя было Николай, а другого-Владимир. Девушку-Олей. Женщина важно представилась бабой Маней.
 «Так что вас сын не встретил?»- вдруг спохватившись, недоуменно спросила Оля.
 «А я и не сказала, что приеду. Сурприз будет»- довольно пропела она.
 «Да и занятой он. Бизнесом занимается» - важно уже закончила женщина.
 «А вдруг он в отпуске или командировке?» - с тревогой в голосе спросил Сема.
«Н-е-а!» - убежденно возразила баба Маня: « У меня месяц назад второй внук родился. Все дома. Куда они таким табором двинутся?».
«Все равно тяжело вам  такие ноши одной  таскать» - посочувствовал Сема.
 Так переговариваясь, процессия двигалась дальше.
«Тяжко, наверное, весь день на ногах?» - теперь уже баба Маня сочувствовала милиционерам.
«Привыкли»- прокартавил Николай и тут же вдохновлено продолжил: «Но недолго нам тротуары топтать. На следующий год получим   образование, и  Владимир будет следователем, а я - опером. Будем наводить в городе порядок!».
«Ой, нужны такие ребята как вы в милиции» - стала причитать женщина: «А у нас в поселке бардак. Вот у меня гусей украли. Пошла я к участковому. Пьянь он и бездельник. Воров не нашел. А мне сказал, что якобы есть два свидетеля. Да, я  их знаю. Натуральные алкаши. И будто  видели, что мимо моего огорода пролетали дикие гуси и мои, услышав зов предков, тоже полетели за стаей. А то, что домашние гуси не летают участковый и слышать не хочет».
Дружный, задорный смех заглушил последние слова женщины.
«Нет» - насмеявшись  вволю, воскликнул Владимир: «Мы будем все делать по закону и совести».
«Правильно, детки» - довольно закивала головой баба Маня.
 Вот и остановка. Подошел троллейбус.  Ребята посадили бабушку и растерянно замолкли, глядя друг на друга.
«Ой, одуванчик» - воскликнула Оля.
И действительно, рядом  в запыленной траве как-то сохранился и рос вопреки всему белый, пушистый одуванчик.
Все склонились над ним.
«А вы не замечали, что каждая тычинка одуванчика - это раскрытая в приветствии ладошка, как символ открытого сердца» - вдохновлено, воскликнула Оля и тут же  с детской с мольбой выдохнула: «Только ребята не дуйте на него. Одуванчик-это  существо,  похожее на солнышко, но на него нельзя дуть, тогда оно исчезнет в пространстве и времени».
И тут же кротко спросила: «А знаете сказку про девочку-одуванчик?».
«Нет. Расскажи» - дружно попросили парни.
"Тогда слушайте» - начала Оля: «Жила-была девочка-одуванчик.  Ходить она не могла. Все время стояла у берега синего  моря  и смотрела на переливающуюся  в лучах солнца морскую лазурь. А над ней были купол синего неба, улыбающееся солнце.  Кругом тишина и благоухание трав. Лишь порой пролетит одинокая птица, или прожужжит деловитая пчелка. Любимым занятием девочки было  смотреть на медленно заходящее солнце. Она была счастлива тем, что есть. Счастлива тем, что она девочка-одуванчик. Что она похожа на солнышко. Такая  же светлая и чистая. И ей казалось, что впереди у нее вечность. Ведь нельзя же жить без солнца? Но вот появились люди. «Ой! Одуванчик!»- воскликнул толстый мальчик. И не задумываясь, вырвал с корнем девочку-одуванчик и дунул. С предсмертной прощальной грустью  тычинки вспорхнули и разлетись».
Все молчали.
«Но ведь тычинки могут попасть в землю и прорастут новые одуванчики» - наконец с надеждой в голосе  с жаром  воскликнул Николай.
«Так и будет» - убежденно ответила Оля и грустно закончила: «Но девочки-одуванчика уже не будет».
Ребята сгрудились, смотря на одуванчик, и каждый думал о своем.
«Я хочу, чтобы вы знали» - с загоревшимся лицом сказала Оля: « Считается, что одуванчик символизирует чистоту, доброту, любовь. Во многих странах, в том числе во Франции, Латвии, Австрии, Китае установлены памятники в виде одуванчика, которые созвездиями тычинок напоминают людям о  силе и хрупкость доброты, дружбы, любви».
Неожиданно у Владимира заурчала рация.
«Есть»! - гаркнул он и расстроено махнул рукой: «Срочный вызов. Жаль”.
Затем подумав, спросил: « Оля, а телефон свой не оставишь?»
Оля с сожалением улыбнулась и придвинулась к Семе.
Милиционеры понимающе вздохнули и, пожелав удачи, спешно стали переходить улицу, устремляясь по вызову.   
Николай   явно прихрамывал.
Оля с Семой проводили их прощальным, теплым взглядом.
«А что ты делал на вокзале?» - пытливо спросила девушка.
«Ждал поезда домой»- сказал Сема.
«Домой» - эхом  выдохнула Оля и сдвинула брови: "А в каком городе ты живешь?»
«Далеко. И даже не в городе, а поселке» - эхом вторил он: «А ты живешь в Москве?»
-Сейчас да. Я учусь на первом курсе театрального училища. Буду нести людям светлое и чистое.
-Здорово!
-А ты де-то учишься?
«Пока нигде» - ответил Сема, и для солидности уверенно соврал: «Но на следующий год обязательно будут поступать в институт и в Москве».
-А в какой?
«Пока  думаю»- с важностью ответил Сема, и тут же, взглянув на часы, спохватился: «Ой, садовая голова, уже до отхода поезда осталось меньше получаса».
«Бежим!»- воскликнул Оля, и они, инстинктивно взявшись за руки, бросились перебегать проезжую часть дороги.
Троллейбус подошел быстро и озабоченный Сема вскочил в него.
Оля махала ему рукой, щурясь от солнца.
«Эх, растяпа» - думал расстроено парень: «Даже  телефон забыл взять. И не узнал, в каком училище  учится. И как мне теперь ее искать?»
Но  успокоившись,  решил, что обязательно на следующий год поедет в Москву поступать в театральное училище. Обязательно найдет Олю. Не так уж много в Москве должно быть этих театральных училищ. Он ее обязательно найдет. Все будет хорошо. А как иначе? Они  станут актерами. Будут играть в театре,а может даже сниматься  в кинофильмах и нести людям доброе, светлое. У него с Олей будет куча детей и много друзей. Они будут жить долго , счастливо и умрут в один день!


                                                                                                                                                  Спустя десять лет.

Сема. Ой, простите! Семен Александрович находился в закрытом клубе на модной московской тусовке.
Собственно в этом вальяжном, импозантном человеке, в костюме от модельера Зайцева, трудно было узнать прежнего Сему десятилетней давности.
Сегодня, как говорится, был его день. На  центральном российском канале телевидения начался многосерийный фильм с его участием в главной роли.  Сериал пользовался бешеным успехом у населения. И случилось то чудо, которого он долго ждал:  в одно утро проснулся на всю страну знаменитым. Его стали узнавать на улицах и в магазинах, брать автографы, поклонницы не давали прохода, заваливали цветами и звонками. И сейчас на тусовке каждый хотел его поздравить с успехом. Подходили известные актеры,режиссеры,певцы,журналисты. Актеры поздравляли завистливо снисходительно. Оно и понятно. Каждый, наверное, в душе думает, что, мол, вот повезло, а я сам бы и лучше сыграл. Режиссеры поздравляли изучающе. Видимо примеряли его на возможные роли в своих фильмах. Певцы  расточали похвалы  свысока. Тоже понятно. Для них актеры-это профессия второго сорта. Только певцы несут доброе и светлое в народные массы.
Семен Александрович умело фланировал от одной обособленной стайки тусующихся к другой. В одном кругу анекдот расскажет, в другом - философское изречение, в третьем - про политику что-нибудь ввернет. Одно он заметил, что, если раньше его шутки вызвали дежурный, сдержанный смех, то теперь любой его анекдот встречали взрывом услужливого смеха. Мелочь, но приятно.
«Сладка, даже не популярность» - размышлял про себя он: «Бавла много отсыпали за съемки. А сколько еще отсыплют! Но главное правильно этим распорядиться. Сначала надо купить какой-нибудь особнячок. Можно и в Борвихе. Недвижимость не подешевеет. Затем вложить деньги в бизнес. Деньги должны воспроизводить деньги. Можно открыть ресторанчик. Это сейчас модно. Даже название уже есть. Допустим - «В гостях у Семы». Официанты будут ходить в фартуках, на которых будет его изображение. На стенах можно развесить большие фотографии или лучше картины с эпизодами его ролей».
Семен Александрович величественно ушел в себя.
Между тем тусовка шла своим чередом.
Известный режиссер уже с заговорщическим лицом предложил Семену Александровичу главную роль в своем будущем фильме. Но актер «держал паузу» и многозначительно обещал подумать и дать ответ только после детального ознакомления со сценарием. А затем, подытожив, покровительствующе заметил, что в конечном  итоге все будет решать размер гонорара.
Затем актер попал в бурную атаку нескольких журналистов центральных российских  газет и журналов. Он торжественно и щедро раздавал интервью.
Изрядно устав от монологов, Семен Александрович решил пропустить рюмочку коньяка. Сделав мелкий глоток из бокала, он вдруг увидел неподалеку кружок из трех человек. Его внимание привлекла стройная, элегантная женщина. Она явно выделялась какой-то чистотой и  непосредственностью. Но дело было даже не в этом. У него возникло ощущение, что где-то раньше ее видел.
«А кто это?» - кивнув в сторону женщины, спросил актер у стоящей рядом журналистки.
«Актриса. Работает во второсортном московском театре. Играет второстепенные роли. В кино не снималась» - равнодушно ответила журналистка.
Интерес у Семена Александровича к ней сразу пропал.
Тут к нему подошел один известный  автор бардовских песен и, заикаясь, спросил его мнение об одном актере. «Бездарь» - по-царски выпятив грудь, бросил он. Бард подобострастно кивнул и удалился.
«Все-таки  где-то я ее видел» - снова стали одолевать назойливые мысли.
«Надо подойти» - решил  Семен Александрович.
И вот он уже рядом с ней.
«Разрешите представиться?» - галантно спросил он.
Женщина простодушно улыбнулась и  звонко пропела: «Вы в представлениях не нуждаетесь!».
Он уже вблизи всмотрелся в ее лицо. Нежные, невинно-очерченные губы, синь больших выразительных глаз, тонкие брови. А на щеке виднелась маленькая завораживающая родинка.
В голове у Семена Александровича стали «рыться» смутные воспоминания. Он о чем-то ее спрашивал и что-то отвечал. Но вел разговор чисто автоматически, а сам пытался вспомнить и понимал, что это может быть для него очень важным. И тут его осенила догадка: « Родинка! Казанский вокзал! Бабушка! Пирожки! Одуванчик! Боже, когда это было? Лет десять назад - не меньше!».
«Знаете, а мы ведь с вами встречались!» - уже как-то по-детски, без маски притворства, радостно воскликнул он: «Помните? Десять лет назад. Троллейбус. Бабушка с пирожками. Милиционеры».
В ее глазах он увидел  сначала замешательство, затем - недоумение и застывший непонимающий взгляд.
«Возможно, что  ошибся»- растерянно выдохнул Семен Александрович.
Тут к нему подошел один известный модельер и увлек в свой круг.
Однако актеру уже было «не по себе». Словно его взяли и вот так лишили мечты, чего- то светлого. Ведь он благодаря Оле через год поехал в Москву и поступил в театральное училище. И первое время пытался ее найти, но потом закрутила жизнь московская и прошлое отдалилось. Настроение у него окончательно испортилось. Затем, случайно встретив на тусовке своего бывшего однокурсника по театральному училищу, и, уединившись от толпы, они изрядно «налегли» на спиртное.
« В конце концов, но все что не делается - к лучшему» - думал  захмелевший актер: « Все прошло.  Быльем поросло. Оля, если это Оля,то давно уж забыла такой малозначительный эпизод в своей жизни. А я нюни распустил. У меня все в ажуре. Добрался до популярности и бавла! В личной жизни полный порядок. С Катькой ему удобно. Встречаются раза два в неделю. В личную жизнь   друг друга они не вмешиваются. Это  необременительно. Детей нет. Друзей тоже. Но  детей надо «поднимать»,а сейчас на это нет, ни сил, ни времени : надо делать карьеру. Друзья - это тоже хлопотно. Им надо уделять время, внимание, встречаться,а может даже и помогать. Вон все мне рукоплещут!Все  отлично!И что на меня нашло? К чему мне это все теперь?»
Уже изрядно опьяневший Семен Александрович решил ехать домой.
Шатаясь, как маятник,  при выходе из клуба он снова увидел женщину, похожую на Олю. Она стояла на ступеньках. «Наверное своего  френд-боя   поджидает»- подумал актер. Но она встрепенулась, подошла именно к нему и взволнованно заговорила: « Я вас вспомнила. Вы - Сема. Мы лет десять назад ехали в троллейбусе от Казанского вокзала. Бабушка подняла панику».
Но актер, величественно взмахнув рукой, двинулся к своей машине и  пьяно просипел: «Чур, не я. Вы ошиблись. Я домой».
«Все равно я вам оставлю свой телефон» - выпалила Оля. Затем засунула ему в карман клочок бумажки с телефоном и твердым голосом  заявила : « А вот в таком состоянии я за руль садиться не советовала бы».
«Без тебя разберемся» - рыкнул Семен и полез в машину.
Сначала он ехал не спеша, повторяя скороговоркой: «Пьяный за рулем-причина аварий».
Но затем пьяная удаль взяла свое, и он стал «давить на газ».
При этом уже бубнил: «У меня и так все клево. Ничего мне не надо. Зачем это все?»
Он уже  свернул с садового кольца, когда вдруг запела милицейская свирель, и  его остановила патрульная машина ГИБДД.
«Влип» - равнодушно подумал он. Достал документы и, шатаясь, подошел к сотруднику милиции.
«Старший сержант ГИБДД Бадаев»- картавя, представился худосочный мужчина.
Чувствовалось, что  он комплексовал из-за своего недостатка и поэтому говорил громко и строго.
«Такого не бывает в один день! У меня уже глюки от коньяка пошли!» - встрепенулся Семен: «Но факт, что один из молоденьких милиционеров, с которыми я трескал лет десять назад пирожки, тоже картавил. Как его звали? Не помню. Сейчас проверим глюки у меня это или нет».
Между тем Бадаев сурово чеканил: «Превысили скорость. Пьяный за рулем. Будем составлять протокол, и лишать вас водительских прав».
«А я вас видел!» - выпалил нарушитель.
Милиционер напряженно замер и вопросительно посмотрел.
«Помните. Десять лет назад. Троллейбусная остановка у Казанского вокзала. Бабушка. Пирожки. Одуванчик»- заикаясь, пробубнил Семен.
Бадаев нахмурил брови и встревожено спросил: «Вы не в себе? Что за околесицу вы несете?»
«Чудес не бывает. Да и мало ли картавящих милиционеров. Точно глючит меня. Но надо как-то из этой ситуации выкручиваться « - подумал Семен и торжественно воскликнул: «А вы меня узнаете?»
Милиционер пожал плечами.
« Марков. Сейчас играю главную роль в сериале «Банда». Не узнали?» - спрашивал гордо Семен.
«Я фильмов не смотрю» - отчужденным, казенным голосом ответил Бадаев и подытожил: «Давайте водительское удостоверение. Будем  освидетельствоваться на алкоголь и  составлять протокол».
Поняв, что может реально лишиться водительских прав Семен заговорщически спросил: «Командир, может, договоримся без протокола?».
Милиционер помявшись, назвал сумму.
«Нет проблем» - ответил Семен и отсчитал ему несколько  долларовых купюр.
«Будьте осторожны. Не забывайте, что вы пьяный» - предупредил милиционер и, прихрамывая, удалился.
Через минут пять  Семена вдруг осенило: «Ведь один из молоденьких милиционеров тоже прихрамывал! Какое-то наваждение сегодня! Или может какой-то знак свыше? Бред! Перепил просто. Один из них хотел ведь стать опером, а другой - следователем и работать на совесть. Вышло все по- другому. Взятки берет. А сам- то кем стал? Погоня за деньгами. Тошнотворные роли в кино. Помпезные тусовки. Лицемерные лица. Интриги. Сплетни. Разве к этому я стремился лет десять назад? Это  разве главное в жизни?»
И вдруг неожиданно прямо на стекле, как в мистическом триллере, проступило изображение одуванчика.
Семен испуганно схватился за голову и остановил машину.
Снова посмотрел на стекло. Видения не было.
Он вдруг встрепенулся, стал рыться в карманах,  наконец нашел клочок бумаги с номером телефона и написанным изящным почерком именем: «Оля».
В памяти вплыли фразы: «Тычинки одуванчика-это раскрытая в приветствии ладошка, как символ открытого сердца. Своими созвездиями тычинок он предупреждает  людей о ценности и  хрупкость доброты, дружбы, любви».
И вновь на стекле, как в сказке, возникло изображение одуванчика.
Но оно уже больше не пугало Сему.

Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 620 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

Copyright MyCorp © 2018