Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Пятница, 20.10.2017, 08:03
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Галина Кичигина. Рисунки поэта Пушкина к его роману.3
16.09.2010, 14:54
Рисунки поэта Пушкина к его роману
 
глава 3
 
 

   1824 год. Одесса. Май-июнь. Рядом с 3-ей главой романа «Евгений Онегин», в черновике стихотворения «Зачем ты послан был?», обращённом к Петру 1-му, , появляется автопортрет. На нём поэт изобразил себя лысым. Поэт спокоен, кажется, сейчас задаст вопрос:

Зачем ты послан был и кто тебя послал?
Чего, добра иль зла, ты верный был свершитель?
Зачем потух, зачем блистал,
Земли чудесной посетитель?…
Всё было предано презренью, …..
Как ветру предан дольный прах


Конец 2-й главы. Поэту «…без неприметного следа…грустно мир оставить…», надеется он, что судьба сохранит его творенье, и не будет поэт забыт. 3-я глава начинается со слов: «…Уж эти мне поэты!...»




Здесь, в Михайловском его ждала вся семья: отец, мать, брат и сестра. «Радость родственной встречи, однако, была недолгой» (Е.А. Маймин). Именно отсюда поэт пишет письмо Жуковскому о сложных отношениях с отцом, но вскоре, после отъезда родителей, всё успокоилось, и поэт остался с няней.
1824 год. Идёт работа над романом «Евгений Онегин». Поэт – в Михайловской ссылке. Общение с семейством Осиповых – Вульф, общение с природой, но, конечно, поэт обеспокоен своей ссылкой, и лишь Александре Ивановне Осиповой открыты все сложности душевные его. Поэт нарисовал М.С. Воронцова за игрой в бильярд. Портрет, конечно, шаржированный, но нарисовал его поэт рядом со стихотворением «Зачем ты послан был и кто тебя послал» (О Петре 1-ом), который расположил около 2-ой и 3-ей глав романа.
Весь лист заполнен опять рисунками: автопортреты и как участник французской революции, о которой разговоры в свете, и со странной причёской густых, но коротких волос, и без волос. А вот и Воронцов- бильярдист.
Как-то сатирически, в движении передаёт Пушкин игру в бильярд. Игрок сосредоточен, внимателен, взгляд устремлён к шару, всё направлено на то, чтобы достичь желаемого.
Здесь женские незаконченные портреты, здесь же росчерки, зачёркивания, и чувствуется творческая серьёзная работа, так как рисунки в черновиках появлялись лишь в минуты обдумывания чего-либо.




 

Это уже Тригорское. Семейство Осиповых – Вульф, где с большим интересом поэт проводит своё свободное время…,а с ним разделял времяпрепровождение Антон Дельвиг.
1824-1826. Михайловское. Однажды Пушкин нарисовал себя в странной рубахе без воротника, с непонятным разрезом у плеча, с высоко оголенной шеей и с двумя крестиками сзади. Странность наброска в том, что поэт изобразил себя в рубахе смертника (декабрь 1825 - январь 1826 г.).
Перед казнью рубаха у плеча надрезалась, а уж потом палач разрывал ее далее (чтобы не мешала секире). Крести- ками Пушкин отмечал - где упасть секире: здесь? Или пониже? На этом же листе (вверху) - Вольтер и Пестель: "вины" его - молодое вольтерианство и знакомство с Пестелем
 


1824-26гг. Период Михайловской ссылки поэта. Псковская область с её деревеньками, с её прекрасными озёрами (Белогуль, Кучан), с Успенским собором, Святогорским монастырём хранит в себе частицы русского поэта.
Здесь в черновиках большой тетради кожаного переплёта, которая когда-то принадлежала масонской ложе «Овидий» (Пушкин состоял в ней вместе с друзьями) нахо-дились сказки няни Арины Родионовны.

Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя.
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждёшь меня…

Арина Родионовна Яковлева сопровождала Александра Сергеевича в Михайловском. Работая над романом «Евгений Онегин», Пушкин нарисовал няню Татьяны такой, какой была Арина Родионовна.
В 30-х годах, уже в Болдино, её образ оживает в сознании поэта. В 1835 году в стихотворении «Вновь я посетил» поэт напишет:

Бывало,
Её простые речи и советы
И полные любови укоризны
Усталое мне сердце ободряли
Отрадой тихой.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Я.П. Серяков Барельеф Арины Родионовны Яковлевой – няни поэта.
Работа по кости 1840-е г.г.
 
 
 
Первая слушательница его произведений; она была знакома всем его друзьям: она встречала Пущина и Дельвига в Михайловском; она бежала бегом, в Тригорское к Осиповым, со слезами сообщила им о горе, когда поэта увезли в Москву в 1826 году, и, конечно, поэт не смог не рисовать своей «мамы».
(«Разумеется, ты мне мать: не то мать, что родила, а то, что своим молоком вскормила»,- вспоминает дворовый Пётр-кучер Пушкиных разговор поэта с няней и слова на возражения о причислении её к матери. Михайловское 1825 год).
В октябре 1824 года в 3-ей главе романа «Евгений Онегин» после разговора Татьяны с няней, предполагают пушкинисты, что поэт нарисовал Арину Родионовну. В образе седой Филипьевны мы видим няню Пушкина. Русский писатель Иван Сергеевич Аксаков восклицал: «Да будет же ей, этой няне, от лица русского общества вечная благодарная память!»


3 марта 1824 года. В романе же, в III-ей главе Пушкин рисует варианты своих портретов, объединив их в одном рисунке. Рисунок расположен на полях черновика, где написано письмо Татьяны к Онегину. В рисунке поэт разный по возрасту, по выражению.
1824 год. 8 октября. В 4-ой главе в строфах, где Онегин, отвечая на письмо Татьяны, исповедуясь, отдаваясь суду Татьяны, рассуждая про себя о друзьях, появляется профиль Павла Ивановича Пестеля, с которым А.С. Пушкин общаясь в Кишинёве, сразу оценил его: «Мы с ним имели разговор метафизической, политической, нравственный и проч. Он один из самых оригинальных умов, которых я знаю…» («Дневник 1821 года»). В это время поэт не знал о вхождении Пестеля в тайное общество и лишь позже выяснилось, что Пестель – автор «Русской правды» - был вождём движения
декабристов. В рисунке переданы полнота лица, небольшие бачки около ушей, круглая голова, удлинённый разрез глаз, высокий крутой лоб, нос прямой, выдающийся подбородок.
 
 
 
 1824 год. В это время можно видеть на полях IV-ой главы романа «Евгений Онегин» шаржированный автопортрет. О чём поэт думал, когда рисовал себя таким? Виден большой художник! Портрет оказался среди нарисованных Пушкиным профилей своих друзей и знакомых. Т.Г. Цявловская считает, что «…страдая от своей наружности, Пушкин говорил о ней…рисовал себя…Во всём этом сквозит, может быть, некий вызов, бравада…, передано различное душевное состояние».








1824г. Село Михайловское. «Прямо со страниц романа автор идёт гулять в Михайловские поля и рощи» (Т.Г Цявловская), а мы его видим с тросточкой, в надвинутом глубоко картузе на рисунке, сделанном в Ушаковском альбоме.
В 5-ой главе 3-ей строфы, в самом начале 1826 года, появляется рисунок на черновиках романа «Евгений Онегин».
Здесь поэт говорит о Михайловской зиме, называя её «низкой природой», которая может не привлечь городского читателя. Сельского жителя, замечающего её красоты, растворившегося в ней, она не удивляет. Поэт «живописал нам первый снег и все оттенки зимних нег» и уверен, что первый снег и прогулки пленят читателя.
 

31 июня Пушкин пишет письмо Жуковскому: «…спаси меня хоть крепостию, хоть Соловецкий монастырь. Не говорю тебе о том, что терпят за меня брат и сестра – ещё раз спаси меня». Такими сложными были в Михайловском отношения сына отца, отказавшегося всё-таки от слежки за сыном. Со временем отношения смягчились.
1825 год. Начало года. На полях «Евгения Онегина», где говорится об Одессе, как воспоминание южных дней, появляется замечательный портрет Дениса Ивановича Давыдова. Участник восьми войн, руководитель партизанской войны 1812 года, Давыдов писал отличные стихотворения. Пушкин считал себя обязанным Денису Давыдову, который дал ему «почувствовать ещё в лицее возможность быть оригинальным». Именно так пишется Пушкиным «Домик в Коломне». Позже Денис Давыдов назвал Пушкина своим « парнасским отцом и командиром».
 
 
 
 

Тебе, певцу, тебе, герою!
Не удалось мне за тобою
При громе пушечном, в огне
Скакать на бешеном коне.
Наездник смирного Пегаса
Носил я старого Парнаса
Из моды вышедший мундир:
Но и по этой службе трудной,
И тут, о мой наездник чудный,
Ты мой отец и командир
.

Так Пушкин, относя слова Давыдова к нему же, пишет, посылая поэту
«Историю Пугачёвского бунта» в 1836 году. Это стихотворение Денис Давы-дов назовёт «дипломом на бессмертие».












1 1826 год, январь. Декабристы… и Тригорское.
 

Вспоминается рисунок, где изображены известные России люди: Николай Раевский, Сергей Трубецкой, Владимир Раевский, Иван Пущин, Александр Раевский, Кондратий Рылеев, Оноре Мирабо…
Автопортрет мастерски стилизован под «неподкупного», каким изображали в ходовых гравюрах 1790 годов у Фиссингера» (Эфрос).
Возле автопортрета – на «шее» – Амалия Ризнич. В 1824 году Амалия Ризнич выехала в Италию, и связь прервалась. Образ её возник потому, что она умерла в конце 1826 года. Поэт написал стихотворение на её смерть, возможно, и «Для берегов отчизны дальней…».
Александр Раевский – брат декабриста Николая Раевского, один из знакомых Пушкина;
Оноре Мирабо – деятель Великой французской революции; впоследствии перешёл на консервативные позиции.
В 1826 году 25 декабря, первую годовщину гибели друзей, А.С. Пушкин, постоянно думающий о них, пишет стихотворение – гимн «Арион», в котором утвердит себя в круге с декабристами: «…Пловцам я пел…Я гимны прежние пою…».
В это же время в доме Хомякова, в присутствии Баратынского и Мицкевича было отпраздновано основание журнала «Московский вестник», в котором поэт принимал самое активное участие и, как пишет Е.А. Маймин, «на первых порах считал себя его вдохновителем, «духом».
1826 год. Это год не только уже сформировавшегося свободолюбивого мировоззрения Пушкина, но и год, когда самоотверженность революционеров – декабристов Пущина и Кюхельбекера – лицейских друзей поэта – проявила их истинный дух свободы.
Такие рисунки, т. е. рисунки с виселицами, появлялись часто и раньше, но сейчас… «…Его не оставляют мысли о декабристах, о трагическом конце главных деятелей движения. Они будут преследовать его и в последующие , прорываться в стихах и в прозе, в письмах и разговорах, в рисунках…» ( Т.Г. Цявловская. Рисунки Пушкина.1970 год.)
В рабочей тетради появляются профили многих знакомых и родственников. Среди них – горбоносый человек с запавшей верхней губой. Это по всей вероятности – дядя Василий Львович, забыть которого поэт не мог, хотя видел его последний раз в 1816 году.
Теперь поэт рисует жалкого старика. Здесь же аккуратно вычерчен профиль отца. Кажется, жизнь проходит перед Пушкиным, а настоящее не даёт забыть главное, и появляются рисунки виселиц с пятью казнёнными.

Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 3364 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 4.7/3

Copyright MyCorp © 2017