Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Среда, 13.12.2017, 21:27
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Елизавета Двоеглазова. Записки путешественника
27.10.2010, 18:54

ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА
 

 

И вот так всегда –
едешь за тридевять земель за стихами,
возвращаешься:
магниты (кому-то на холодильник);
ко мне передом, к лесу задом виды;
карта (плюс-минус автобусов номера);
«Конвера» (каждой твари по паре);
визитки, жетонов метро звон
(вон как же это из сердца?);
макулатура, что из лучших книжных
(грыжа – тащить всё это к поезду);
вода и воздух в пузырьке из-под «Корвалола»;
с пола подобранные вещдоки, что «здесь был Коля»;
алкоголя палёного, зато ОТТУДА шкалик;
чаек низвергнутые перья на набережную –
важные орнитологические детали (мало ли?)...
Ну вот наконец и конец –
белья тщательное распечатывание;
обязательно! подстаканник; ну можно и чай
(с собой бергамоты, кардамоны, гибискусы),
какие искусы, так сказать, эстетика чая!
Речами, храпами, тульскими пряниками прозябать,
брать сканворды, судоку, что-то там «Тёщино»,
можно и платок, оренбургский наполовину –
спину спасти, итак головой в проход везёт…
И думаешь, суетишься, веришь, что пройдёт,
что вот приедешь, и напишется тысяча и один верлибр,
либо пролог для романа, поэма, ну уж не менее –
вдохновения, казалось бы, площадь и целый проспект,
а нет даже вагона и маленькой тележки.
И вот так всегда –
сидишь потом на кухне, как скарабей,
и даже глаз не видно из-за запасов,
а в голове одни несобственно-прямые речи,
картечи букв, потоки сознания, отчаяние,
монологические массы и «копирайт»-примечания…
«Какая странная, что опять с ней?»
А лучше – чай.
По-китайски, с жасмином, с копчёным рисом,
с барбарисом, из блюдца и по-купечески…
Человеческий ассортимент, чай!
Нет, благодарствуйте, кружится голова.
Не уйти бы в чай, уйти бы в слова.






* * *
Иногда Рембо вспоминает, что он поэт,
И его французские брови бегут от греха:
Упаси тебя Бог писать в девятнадцать лет!
Исцели себя сам от вечной воли стиха.
Иногда Верлен вспоминает, что он любил,
И его раскрытые губы бегут от девиц:
Разрази тебя гром попасть в одну из могил!
Мы один на один с тобой на сотнях страниц…
Иногда о них вспоминают в недобрый час,
И Господь, смеясь, над ними крестит Париж.
И любовь, и измена случаются только раз,
Но когда всё проходит, ты просто снова молчишь.



* * *
Прости мои вольтеровские вольности –
У чёрта на куличках бога нет.
Но нам не выдержать односторонности –
Мы будем вместе у обеих бед.
Горите наши звёзды синим пламенем,
Пылайте неустанные уста!
Эдемским и вакхическим познанием
Рождается иная красота.
Мы будущее, прошлое и сущее:
Я – до распятия, ты – до конца.
Целующее стопы и плюющее –
Хула и исповедь, холоп и царь.
Читая сокровенное в дыхании,
Мы говорим о плоской ерунде,
И, поддаваясь алкогольной мании,
Находим утешение в воде.
Не верим в небо, сиплое от засухи,
И раскрываем с вечера зонты.
Мы ищем счастье, спящее за пазухой.
Шизофрения – это я и ты.



* * *
Неисповедимы пути Господни –
Узнать бы хоть краем, что выпить завтра.
Программы рекомендуют Сартра,
А я с Достоевским сижу в исподнем.
Над нами табачная гильотина,
Под ним – эшафот, подо мною ноги,
Но мы в этих позах равно убоги,
Как будто некормленая скотина.
Какого ты треплешь ему ресницы!
Я даже нетрезвой не вижу правды.
Узнать бы, каким ты задумал завтра,
Какое изволит тебе присниться.
Меня лихорадит от всех живущих,
От веры в покой и удовлетворенье.
В могиле не сжаться, куда уж менее,
А ты всё могучей – куда уж пуще?
Веками я падала тебе в ножки,
А ты меня, словно собаку, тешишь.
Есть тысячи самых верных убежищ,
Но все умещаются в детской ладошке…






* * *
Но если вправду тебя любить –
Мне уготованы надслова.
Я буду не по таланту пить,
Как выдержит голова.
Тянуть коктейли из чьих-то вен,
Но не Иуда, какое там…
Как будто верю, и больше чем,
С грехом пополам.
Читать, как Морзе, эти псалмы –
Мне нужен комментарий Христа!
Они и голые так прямы,
Да я не свята.
Но если ты, лихой ревизор,
Меня, Иова, захочешь вдруг,
Я не прельщусь на этот позор,
Ищи других слуг.



* * *
С тобой или без –
один бес.
Бесполая я, беспечная.
Скучный бог, старый бог,
kiss my as,
если уж в темя не мечена.
Не смеши,
Дориан души.
Невидимым не прославишься,
а больной, дыши-не дыши,
хрен поправишься.
Рифмуй-не рифмуй,
сзади Блок.
От лукавого и до Павловой
место схвачено,
лишний бог,
Нам ли ждать паруса алого?
У кого Парнас – Монпарнас,
Парадиз – безгрешное.
Господи, какие мы дети сейчас!
Но чем бы ни тешились.




* * *
Мечусь, как Иона в китовьем брюхе,
Как будто в бегах от тебя есть счастье!
Ведь ты мною познан, но ты безмерный,
К чему эти пытки и этот жар?
А гвоздь — очень кстати в твоём ухе,
Но лучше б смотрелся в моём запястье,
И нежно, и мужественно, и верно —
Такой христианский аксессуар. 

 
 
 
Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 800 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

Copyright MyCorp © 2017