Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Среда, 26.07.2017, 15:37
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Печатная версия

Анна Мамаенко. Вовращение Прометея
25.06.2010, 00:28
Вовращение Прометея
 
 

 
Под музыку истлевших инструментов,
Под темно-синий марш ночных ветров
И скрипки расторможенных деревьев –
В изгнание под мухами печали,
Под грифом и под вороном «секретно»
Уносишь пожелтевший лист бумаги
И спички в черном-черном чемодане.
Ступаешь прочь. И выметенным утром
Косое солнце больше не споткнется
Об этот мир…Божественное пламя
В дубовой раме смотрит со скалы
Глазами поколений прометеев.
А в черном-черном городе шуршанье
Растерянных, шершавящих объятий,
И все глубинней трещины в асфальте
Под шарящими пальцами слепцов.
Разлилась тьма и трещина достигла
Подножия скалы. Земля восстала.
Вернулась в город, стала светлой память.
Лишь ты один не видел ничего…

ЛОВЕЦ ЗВЕЗД

Вылавливай искру,
Продернутую сквозь туман
Как путеводная нить,
Проводник
Через чуткое ухо пространства.
Слышишь разбитую полночь?
Это ты обернулся назад.
Ты обернулся
Дымным столбом
Над зернистой
Озёрностью неба.

Тень твоя,
Расплескав зодиак,
Разбудила на дне водоема
Рыбу с глазами зеркальными
И черным влагалищем рта.
Голодная Рыба
Ждет наступленья червей...

Лови эти звезды из глаз
На удочку ветра.
Ветер согнулся.
Черви шуршат камышами.
Вниз тишина прорастает
Из тела исполненной роли.

Ты обернулся назад.
Ты увидел, как падают звезды
Из глубины на поверхность,
Попав на крючок
Твоей тени...


Текущий

Солнце рождается трением ветра о ветер.
Текущий на коромысле приносит вёдро.
В пляске огня у теней рождаются дети.
Текущий смотрит на них сквозь седьмую воду.
Текущий жмурится, но умереть не может…
Падает на стену – пытается слиться с тенью.
Зажигает глазами ворох дождливой дрожи.
Вспыхивает море. И море ему – поколенье.
Из меда поэзии он извлекает липовый корень.
Он выводит ее из любого строя.
А тени на стенах играют. Волнуется море…
И Райский сад вытаптывают защитники Трои.

В шершавой ладони тьма погребальной прохлады.
Глаза – моченые яблоки - плоды раздора.
Вёдра - головы опрокинуты трогательным обрядом…
Так истекает время в пыльные губы простора
И возникает текущий узор
Под рукой слепого…



НА ПОРОГЕ…

Принеси меня тревожной ночью
На порог, поросший земляникой.
Опусти в зеленую утробу.
Опусти струящиеся кисти
На глаза, наполненные снами.
На ладони положи мне зерна,
Чтобы крепче приросла я к дому.
Чтобы ветер в скважине замочной
Шевельнулся, двери открывая,
Поджигая нефть ночных предчувствий
Перекатом южного сиянья,
Всполохами светляков и ягод.

Слюдяные окна насекомых
Распахнуло ветреное утро,
Осыпает занавес тумана,
Засыпает ночь на дне колодца,
На глазах воды лежат монеты,
На глазах моих творится чудо –
Сквозь меня просвечивают корни,
Сквозь меня лежит моя дорога.
Травяные стрелы в круге солнца
В мое время падая, сомкнулись
В тихий час, поросший земляникой.

Шепотом проник грядущий ветер
В раковину высохшей улитки
И в прозрачном доме заблудился,
А меня оставил на пороге…





* * *



Иона ждал своего кита...
Опрокинутыми лодками нахохлилась пристань.
Неповерившие перевозчики спокойно спали.
Неразглядевшие сверлили землю
глазами. Нефть подступала к горлу.
Чистые руки ждали фонтана.



Иона ждал своего кита...
Дрожь колен из руки в руку
пересыпал. Восходило время
сквозь зеркальные стены ливня
на горящую пристань заката,
где Иона ждал своего кита...


Сохрани, Господи, его готовность!
Китобойная бригада понесла вахту.
Гарпун тетрадь расчертил в линейку -
ни один листок не сказал о главном,

что Иона ждал своего кита...

Все, что осталось - кости и ворвань,
да небольшое пятно на солнце,
такая крошечная фигурка,
с глазами огромными,
на все небо
слепыми,
залитыми верой в чудо...

Сохрани, Господи, его готовность!

Китобои выполнили план выше ста.
Иона ждал своего кита,
чтобы родиться на другом берегу.
Берега расходились, пропуская ночь,
сберегая тайну,
отражая все,
нерожденное прежде.
Луна цвела.


* * *

Видишь - свет проливной
Поднимает над нами знамена.
Облаков купола поднимают
Окрестных ворон
Выше южной зимы
С неизменным весенним уклоном
Только лужи на розлив
И кружек малиновый звон.
Только вольтовы дуги котов
Освещают подъезды.
Над скорлупками лампочек
Крыльями хлопает тьма.
Водяными знаками дождь
Пишет летопись нашей болезни,
Потому что недавно
Пошел вместе с нами с ума.
Дарят гулкие арки
Подковы на счастье гулякам,
Реют флаги трамваев,
Прополосканные в колее.
Здесь Венерами пни
Восстают из понтийского мрака
И поднятием рук
Свою честь
Отдают золе.


ПЕСЧАНЫЙ ЧЕЛН

Впалый рисунок на мокром песке
Вдыхает мой солью изъеденный голос
И переполняется нотами полость,
И все прибывает вода в челноке.
Бессчетно неведомых знаков во тьме.
Свернулась волна в нескончаемый эпос.
Расставляя точки в любом письме
Нерестится звездами полная вечность.

Сквозь звездные брызги на собственный зов,
Эхом пришедший со дна неба,
Челнок, обрастая ракушками слов,
Уходит, оставив песчаный слепок.
Мой впалый рисунок, хранилище рун,
До края бортов нагруженный печалью,
Найдешь ли маяк среди тысячи лун,
Чтоб больше не путать прощенье с прощаньем?..


НЕБЫВАЛАЯ ЭЛЕГИЯ

Да, замок был. Да, был во мне туман…
Но тучи разошлись, пока не поздно.
Не жался к стенам влажный караван
И не беременел стихами воздух.

И не стояло эхо за плечом.
И под дождем не рушились ступени.
И не умели мы читать еще
По рыхлой азбуке придуманного тленья.

И не краснел трамвай на простыне,
Не брызгал кровью из стены тумана.
Не стало наше озеро камней
Приютом лиственного каравана.

И не вились марионетки птиц
На ниточках ветвей над нашим замком.
И корабли под парусами лиц
Не к нам, на маяки дорожных знаков.

И не звучали, не учили мы
Своим словам двухструнную дорогу.
И не были друг другу суждены…
С тех пор осуждены мы
Друг на друга.




ВСТРЕЧА В НЕЗНАКОМОМ ДОМЕ

По моей ладони найдешь незнакомый дом,
Где твое отражение, забытое в зеркалах,
Тихо слушает, в стену уткнувшись лбом,
Дождь, клюющий груши, застрявшие в желобах.
Ливень размоет зеркальное полотно,
Но грушевые косточки краски в себя вопьют.
И хотя отражению сбыться не суждено,
На раскрытых губах не высохнет Млечный Путь.
Ты не станешь смотреть сквозь трещину в потолке,
А закапывать косточки – детское ремесло…
Но мушиная песенка, зажатая в кулаке,
До того, как раздавишь, впитает твое тепло.

И тогда, сквозь листву и молитву, наверно, поймешь,
Что от себя ушел чересчур далеко…
Выросло дерево. И не посмеет дождь
Смыть с твоих губ необсохшее молоко.

Категория: Печатная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 801 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0

Copyright MyCorp © 2017