Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Среда, 23.08.2017, 17:02
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Андей Лопатин. Золотая рыбка
12.11.2012, 13:02



Недавно я ходил на рыбалку, сети ставил. А когда стал проверять, то глазам своим не поверил – золотая рыбка попалась! Взял на зуб – 9999 проба! Сердечко ухнуло, на лбу пот выступил. «Ну, – думаю, – нет! домой не понесу! Там целых две старухи (это про жену и тёщу). Лучше в скупку сдам, денег мешок отвалят!»

А рыбка вдруг человечьим голосом: «Ты чего, мужик, дурак? Я тебе больше пригожусь. Загадывай три желания!» Тут я подробнее вспомнил сказку (кстати, кто-то из наших написал). Вспомнилось разбитое корыто в конце. «Не-е, – думаю, – меня не проведёшь! Унесу-ка я тебя на дачу, в бочке плавать будешь. Потому что у меня не три желания, а тридцать три!»

Принёс её, выпустил в бочку, и решил проверить. «Водки бутылку! – заказываю. – И огурчиков солёных на закуску!»

Не успел сказать, как в одной руке пол-литровую держу, а в другой банку с огурцами. Присел за столик, налил, выпил. В голове хорошо так стало, мысли разные поползли. Домой идти уже расхотелось – да и вообще, какого чёрта я там забыл? Здесь теперь жить буду!

Утром на дачу приехала жена с тёщей. Меня они нашли в траве, в костюме Супермена, но поднимать не стали. С разинутыми ртами долго ходили по участку. Зашли в беседку.

– Ты посмотри, Валя, – охала тёща, – на столе осетры, в вёдрах икра чёрная!

  В туалете, в мусорном ведре, мятые доллары! – охала жена.

Потом они зашли в дом. Палками прогнали оттуда голых Анну Семенович и Анфису Чехову. Сходили в огород. Теща вскрикнула и перекрестилась.

– Откуда здесь бассейн с пивом и игровые автоматы?

– Господи! – ужаснулась жена, подойдя к парнику. – Огурцы растут сразу солёные!

– А это что?.. Вместо ранета сушёная вобла висит!

Походив ещё, они не выдержали, бросились ко мне. Стали бить по щекам, подняли за грудки.

– Сенечка! Откуда это всё?

– Оттуда… из бочки…

– Бредит! – заключила жена. – Вставай, рыбак хренов, домой поедем!

– Дурака нашли! – возражаю. – Опять ваши макароны жевать да щи хлебать?

Тёща вдруг задумчиво:

– А я бы тоже здесь осталась, пожила чуток…

Я вскочил как ужаленный. Добежал до бассейна, хлебнул пива, и сразу к бочке.

– Рыбка, умоляю, сделай так, чтобы я хоть недельку пожил один!

Обернулся я и вижу: жена взлетела над дачей и – полетела. Домой. Ну, думаю, пора и тёще на юг! Не тут-то было! Рыбкина сила поднять её, десятипудовую, не может! У тёщи в руках ещё два ведра с икрой. В бочке аж вода вспенилась! Наконец, тёща медленно оторвалась от земли. А осетра из зубов так и не выпустила!

Я облегчённо вздохнул. Только собрался зачерпнуть из бассейна кружкой, как с визгом вернулись Анна с Анфиской. Ко мне бегут, грудями трясут.

– Семёнушка ты наш, дорогой! – кричат. – Поехали к нам в Москву, в шоу-бизнес!

– Вы чего, – говорю, – сдурели? Я же делать ничего не умею!

Они хитро прищурились и в голос:

– Мы тебя припудрим, накрасим, будешь знаменитым геем!

Я чуть не упал, за сердце схватился. Потом за дубину. Долго они от меня улепётывали – до самой Москвы.

Вернулся я, отдышался, и опять к бассейну. Тут меня окликнул сосед по даче, Митрич.

– Ты чево это вытворяешь?

– Давай сюда, Митрич. Будет тебе сюрприз!

Митрич только удивлённо разевал рот, сказать ничего не мог.

– Ну, загадывай желание любое, – говорю. – Всё увидишь сам!

– Любое?..

– Любое!

Он подумал и намекнул:

– Виагра вот не помогает, а бабка меня достала, дура старая!

Я сходил до бочки.

Утром Митрич прибежал с выпученными глазами. Его штаны  были - точно чехол на пушке.

– Ой-ё! Ой-ё! – причитал он. – Стыд-то какой! Кто бы мог подумать! Бабка уже к утру тройню принесла! Как близким в глаза смотреть? Что люди подумают? Ой-ё! Ой-ё!

На следующий день ко мне потянулся народ. Слухи разлетелись быстро.

– Семён, помоги! Жук усатый завёлся! Всю ботву у картошки, злодей, сожрал! – жаловался один дачник.

Я сходил до бочки – и жука как рукой сняло. К соседям уполз. Дачники меня поймут: уничтожить этого злодея даже золотая рыбка бессильна!

Через день пришёл другой дачник.

– Семён, накажи! – упал он в ноги. – Соседа накажи! Своими глазами вчера видел, как от него полчища жуков переползали ко мне! Организованной колонной, с песнями, с запевалой! Накажи, соседа подлеца!

Отказать я не мог.

На другой день притопал этот сосед-подлец. Я едва узнал его. Он почесал свой хобот копытом.

Я бросился к рыбке.

– Ты почему со мной не советуешься? – возмутился. – Сосед мой, Митрич, теперь штаны из-за одного препятствия ни снять, ни одеть не может! А сейчас ещё какой-то слоноконь притопал!

– Запрос свой грамотно формулируй, чайник, лузер!

«Ладно, - думаю, - сформулирую! Ишь, какая Яндекса выискалась!»

Очередной проситель был молчалив. Сел и стал просто размахивать руками. Я понял - глухонемой.

– Ты, – говорю ему, жестикулируя, – на себе покажи, че тебе надо-то. А я грамотно запрос сформулирую.

Он постучал себе в грудь, поднял палец, поковырял в носу, плюнул (я успел увернуться),  три раза присел, оголил задницу, похлопал по ягодицам, достал палку колбасы из-за пазухи, переломил её через колено, и в конце показал кукиш.

Долго и грамотно я формулировал перед рыбкой запрос. Руками формулировал. Я размахивал ими, пока она не покраснела и не стала медной.

Когда утром я взглянул в окно, рот у меня открылся сам. Где-то недалеко у соседей появилась ветрянная мельница. Лопасти жалобно скрипели. «Бедный глухонемой!» – понял я и накапал себе Корвалол.

Потом подумал: «А чего это я только для других стараюсь?»

– А ну, рыбонька, сделай-ка меня миллионером!

Не успели с неба упасть мешки с деньгами, как к воротам на чёрной машине подъехали братки. Пришлось делиться. Только отъехали – нагрянули с налоговой. Пришлось отстегнуть. Потом по очереди заглянули инспектора: пожарный, водный, лесной, земной, внеземной космический. СЭС пытались пролезть без очереди (они потом привили мою собаку от оспы, а меня от ящура и свинки). Даже цыгане  пришли с вокзала, погадать!

К вечеру я остался без копейки.

– Сделай-ка мне лучше шикарный особняк!

В одну секунду вырос огромный дом, с колоннами, с мансардой, с маленькой табличкой на стене: «Мэйд ин Рублёвка».

Но тут меня словно током ударило. «Нет, нельзя мне особняк! Посадят! За незаконные доходы, за неуплату налогов! Спросят, откуда такие деньги у сантехника? А связей нет... Тюрьма!»

Испугался я – и бегом к рыбке.

– Ворачивай, золотая, скорее всё назад, как было!

Весь следующий день я был сам не свой. Даже не хотелось выходить из домика. Я боялся людей, которым наделал столько добра!

Но всё-таки решился сходить до бочки. Рыбка заговорила первой.

– У тебя осталось последнее желание, Семён.

Я вздохнул и присел в задумчивости. Достал из кармана телефон, инстинктивно сделал запрос денежного баланса.

– Эх, рыбка, дорогая, – сказал я, – и позвонить не на что... Забрось-ка мне денег, рублей двести.

– И это всё? – удивилась она.

– Всё.

Я отнес её к реке, отпустил, потом взял телефон. Во мне уже многое назрело.

– Дорогая, – звонил я жене, – прости меня! Ты не представляешь, как я устал! Но это время не прошло даром, я многое понял. Понял, что лучше твоих макарон и тёщиных щей – нет ничего на свете! Встречай, дорогая! Еду домой! Всё!

 

Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 837 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 4.0/1

Copyright MyCorp © 2017