Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Вторник, 23.10.2018, 11:23
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Михаил Горбунов
24.01.2009, 00:23

Коэн-2


Как отвратительно в России по утрам…
КВН.

Хлобысь. И в небо взлетает водяной фонтан, яркий и сверкающий. Я вижу как ребята поворачиваются лицом ко мне. Они совершенно мокрые и почему-то голые. Мне видно каждую капельку на их теле. Капли искрятся, переливаются, они собираются в сложные узоры и вновь распадаются. За их спинами сверкает лунная дорожка.
 Лунная дорожка – Луна – Полнолуние. Я оборачиваюсь и вижу Ее – Хозяйку Ночи. Серебристый луч касается меня. Он становится толще и начинает давить, давить меня. Я падаю на колени. Ледяная волна проносится по моему телу. Я чувствую, чувствую…
 Мерзкий запах едва коснулся моих ноздрей, и тут же шерсть на моем загривке поднялась дыбом. Лапы напружинились и я обернулся. Я их увидел сразу – два огромных, черных пса стояли у самого края бассейна. Капельки воды на их шкуре светились, переливались, сплетались в сложные узоры и вновь распадались.
- Уа-гав, гав. – Хрипло залаял один, другой же молча бросился на меня.

- Уа-гав, гав. – Я дернулся и, ударившись обо что-то твердое и деревянное, открыл глаза.
- Гав, гав. – Через листву мне было видно чудесное, голубое небо.
- Гав, гав. – Двумя ударами молотка отозвался в моей голове лай мерзкой псины
      где-то за кустами в стороне дачи Квонгов.
Через силу я приподнялся. Я лежал абсолютно голый на садовой скамейке. А совсем рядом, прямо у бассейна начинался хаос. Чего там только не было. Раздолбанный пластиковый столик, беспомощно распластав свои ножки, был едва виден из-под чудовищной кучи. Кучи объедков, бутылок, банок, пластиковых стаканчиков и еще чего-то до боли знакомого. В этом, я не без труда признал свой махровый пляжный халат.
- Гав.
- Когда же ты заткнешься? – И я оторвался от созерцания последствий вчерашней пирушки.
Я поднялся и меня качнуло. Я пошел и все перед глазами поплыло.
- Катя, рассолу. – С полным отчаяньем в хриплом голосе, выдал я когда-то и кем-то произнесенную фразу.
Когда, давясь и обливаясь, я выхлебал банку пива, то начал вспоминать. И вспомнил почти все. Или многое. А как все благородно начиналось. Мы с Димкой сидели у самого края бассейна, потягивали упоительно холодный мартини с джином и с тоником. Смотрели на закатное буйство красок над бухтой и лениво переговаривались… А потом появился Сережка. Он сбежал к нам по дорожке, сверкая глазами, зубами и двумя бутылками водки. А потом было все. Кроме баб. Почему? Это я смутно помню. Отрывки. Обрывки. И какие-то огрызки воспоминаний. А может они все-таки были?
И тут мне вспомнился сон. Бред в жизни, бред во сне. Я открыл еще банку и пошел к бассейну. Гири были там. Большие, пудовые гири. И опять обрывок, огрызок выплывший из памяти. Мы, все трое, мокрые, только что выбравшиеся из бассейна стоим на коленях и дружно воем на полную луну.
Ну, хватит. Надо приходить в себя. Надо разобраться с этой мусорной свалкой. Я прошел в дом. Прошел почти не качаясь. Подумал и ткнул кнопку отключения видео. Полистал справочник. Нашел и набрал номер службы обслуживания.
- Доброе утро. Служба обслуживания. Слушаю Вас.
- Какое к черту оно доброе. Пришлите вашего монстра. Мне тут нужно убрать. И пусть принесет это, как его, от головы… - Я замолчал.
- Разрешите уточнить. Первое – задание по поводу уборки. Второе – какое средство от головы Вы хотели бы, чтобы Вам доставили.
- У… кукла железная. От похмелья. От похмелья средство, снадобье или что хочешь, но от похмелья. И я же русским языком сказал – мне тут нужно убрать.
- Спасибо. Задание принято. Ожидайте. Доброго Вам дня.
Я отключился. И отключился, наверное, в двух смыслах сразу.

 Дилинь. Пауза. Дилинь. Я вновь осознал себя в этом мире.
- Кто? Что?
Дилинь. Наконец-то. Благо пульт доступа рядом и не нужно тащиться к нему.
- Да.
- Служба обслуживания.
- Входите.
Через пару минут постучали в парадную дверь.
- Открыто. – Дверь открылась и в прихожую вошла девушка. Голубой комбинезон. Белая футболка. Блондиночка с чудесными серыми глазами. Мне б такую. Но… посредине лба, очень элегантно, переливалась всеми цветами радуги узенькая полоска. Челочку на лоб и не заметишь.
- Здравствуйте. – Она поставила на пол большой пластиковый кейс.
- Привет красотка. – Мне всегда нравилось делать вид, что я не заметил знаков. – Как твое имя?
- Коэн, господин.
- Принесла?
- Да, господин. – Она расстегнула кармашек на комбинезоне, как раз между грудей, и достала упаковку «Head-In».
- Пожалуйста. – Она вопросительно посмотрела на меня.
- Кухня там. В холодильнике должна быть содовая.
- Минуточку, господин.
Я сидел на тахте в прихожей и слушал как на кухне томно чмокнула дверца холодильника. Полилась вода в раковине. И тут до меня дошло, что я до сих пор голый. Я даже смутился. Хотя если подумать, с чего бы.
- Коэн.
- Да, господин.
- Принеси из ванной халат. Хотя нет. – Я вспомнил, во что превратился мой чудный пляжный халат. – Там, рядом с кухней, встроенный шкаф. Найди мне что-нибудь.
- Хорошо, господин.
Не прошло и минуты, как Коэн принесла: в одной руке запотевший бокал с содовой, в другой аккуратную стопочку одежды.
- Пожалуйста, господин.
Сначала я забрал одежду. Футболку отбросил сразу же, а трусы… Я посмотрел  на Коэн. Она покраснела и отвернулась. Ну, ничего себе!
 Когда я оделся и принял сразу две таблеточки, жизнь показалась мне много лучше.
- Господин, откуда начинать уборку.
- Там у бассейна сначала, а потом посмотри везде. Да, вот еще, найди хоть один целый шезлонг и под грушу его, там увидишь.
- Хорошо, господин. – Она ушла, а я посидел немного, стало совсем хорошо. Интересно, а как там эти охламоны. Еще мучаются или тоже уже нет. А, ладно, сами объявятся.
 Я вышел на террасу. Шезлонг уже был там, где ему и надлежало быть – под грушей, в тени, да еще так, чтобы солнце не скоро к нему добралось. Я вернулся в дом, покопался в холодильнике. Пиво еще было. Что опять? Опять, да и черт с ним. А у меня теперь и таблеточки есть. Так что – отдыхаем.
Я развалился на шезлонге, вскрыл баночку, и только присосался…
- Ой. – Я неторопливо начал пить киевский портер. И тут до меня дошло.
Коэн сидела на газоне чуть слева от тропинки и … ревела. Она уже размазала тушь и принялась за помаду. Сидела она в очень неудобной позе и пыталась выдернуть из ноги донышко от разбитой бутылки.
Так не бывает! Я быстро встал и подошел к ней. Действительно, из подошвы ее легких теннисок торчало донышко. А она – она ревела.
- Дай я помогу. – Я присел перед ней, и только сейчас заметил, что продолжаю держать в руке банку с пивом. Я отшвырнул банку, аккуратно взял Коэн за ногу у щиколотки и, резко дернув, извлек донышко. Обыкновенное донышко, от обыкновенной бутылки, из-под обыкновенной водки. Но … но, на нем была кровь.
- А! – Коэн дернулась и затем я почувствовал, что она расслабилась. Я посмотрел на нее. Она сидела теперь оперевшись на руки и, закусив губу, смотрела в сторону.
Я стянул тенниску, вся ступня была в крови. Я опять посмотрел на Коэн. Затем я взял ее на руки. Вначале она дернулась, а потом расслабилась и затихла. И я понес ее в дом.
- Звать то тебя как?
- Даша. – И она опять всхлипнула.
- А меня Саша. – Почему-то глупо и радостно сообщил я.

Потом я отмывал ее ногу в ванной, осматривал нанесенные увечья. Нашел, что ничего страшного, до свадьбы заживет. О чем и сообщил Даше, и она улыбалась. И улыбалась загадочно, доложу я вам. Потом я долго и неумело бинтовал ей ногу.
Затем Даша повернулась к зеркалу и отклеила со лба радужную полосочку и спрятала в тот заветный кармашек, ну вы помните. А потом мы хохотали. Говорили и хохотали. Хохотали и говорили.
Все объяснилось очень просто. Сейчас ведь самый разгар сезона. Люди отдыхают. И всех, заметьте, нужно обслуживать. А кибы дороги, да и первое поколение свое уже отживает. А новое, когда еще поступит. Вот студенты и подрабатывают. Втихаря.
Вообще-то мы много о чем говорили. Мы и пивка выпили. А потом я понял, что убирать весь этот срач придется мне. Было этому две причины: во-первых … и во-вторых … Ну, вы меня понимаете.
И я начал убирать. Как вы думаете, сколько всяких слов я прошипел сквозь зубы. Досталось всем: Диме, мне, и Сереже тоже. А уж когда я гири из бассейна доставал. Ведь так эту гадость не поднимешь. Пришлось нырять веревку привязывать. Короче веселились мы втроем, а отдуваться пришлось мне.
А когда все кончилось, и я собрал и даже отнес в прихожую Дашин кейс, и уже собрался договариваться с ней о вечере, она, мило улыбнувшись, сказала, что ей надо привести себя в порядок и ушла в ванную.
Ой, держите меня семеро! Она привела себя в порядок, она так привела себя в порядок, она даже сняла футболку. И теперь комбинезон едва прикрывал ее груди. А вот выше. Выше. Там блестел и переливался равнобедренный треугольник. И огоньки на нем напоминали капельки воды в лунном свете. И они сплетались в сложные узоры, а затем распадались.
- Извините, господин. Ваше задание относительно уборки выполнено полностью. Вы довольны?
- Даша, что это? – Я подошел к ней и дотронулся до треугольника. Я даже поковырял краешек.
- Знак, господин.
- Даша.
- Коэн, господин. Коэн-2. Модель нового поколения.

Конец.

Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 1097 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 3.0/1

Copyright MyCorp © 2018