Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Четверг, 14.12.2017, 16:09
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Аполлон Клизма. Какая жвачка клевая была!
06.07.2009, 12:07
КАКАЯ ЖВАЧКА КЛЁВАЯ БЫЛА!..
  
  
 
  
ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ   ТАЛАНТ

Говорят, наши депутаты, всякую ерунду говорят. Взялись, например, за нравственность подрастающего   поколения. Мол, оградить наших детей от всяких гадостей,  которые говорят и делают взрослые, чтоб не разложились морально раньше положенного на это времени, а на самом деле, надо бы взрослых от нынешних детей оградить, чтобы последние первых не разложили.
По-моему, не ограждать надо, а педагогически подходить к решению вопроса. Вот, мои родители-педагоги в средней школе с углублённым изучением математики и потому, наверное, хорошие педагоги. Все годы детства моего я слышал от них  всякие гадости, но знать не знал, что это гадости. Просто мама и папа хорошо поняли: не важно что говорить, а по поводу чего говорить.
Скажем, я от них постоянно слышал всякие высказывания о «дебилах» и «шизофрениках», но вот по какому поводу они так часто  говорились, я считал, что дебилы и шизофреники - это ученики в школе, где работают мои папа и  мама.
Потом я часто слышал от своих родителей о «педарасах» и «проститутках»,а вот до школы даже не догадывался о том, что это такое на самом деле .Потому что педарасами и проститутками мама и папа всё время называли родителей учеников школы,в которой они работали.
Правда, однажды  я  поехал в деревню к бабушке и был страшно удивлен, когда деревенские мальчишки объяснили мне чем отличаются собаки-кобели от собак-сук. Ведь папа все время до этого называл суками - учителей женско-го пола в школе, в которой он работал, а мама называла «кобелями»- учителей мужского пола, в которой она с папой работала. Но вот уж удивлению моему не было предела, когда я увидел живого козла ! Ведь до этого мои папа и мама  директора школы, в которой работали, кроме как «козлом» не называли.
А когда  я  пошёл в первый класс, то мальчишки мне быстро объяснили смысл слов из 3 и 5 букв, которые каждый день слышал от своих родителей,но не понимал что они значат. Вот тут я понял какие мои родители талантливые педагоги! Это ж надо - 7 лет каждый день при ребёнке говорить нецензурные слова и ни разу не позволить ему понять что это такое!  Это ж настоящий педагогический талант!    

ПОЧЕМУ  Я   БОЯЛСЯ   КГБ

Когда я учился во втором классе, у нас всех  были клички.
У меня, правда, фамилия такая, что и клички не надо. Если по фамилии назовут - уже обидно.
Но был у нас такой Мишка Козлов. Фамилия такая, что кличка сто процентов - Козёл! А вот почему-то Козлом не звали! Родители даже запретили!
Мучительница, то бишь, учительница первая моя, любила всем своим любимым ученикам по поводу и без повода грозить:
- Будешь стоять в углу, пока не сгниёшь!!!
Не помню, сгнил кто-нибудь, или нет, но страшно от такого обещания. Аж жуть!
Вот и на Козлова любимая наша первая учительница как то по привычке заорала:
- Будешь стоять в углу, пока не сгниёшь!!!
И вдруг Козлов спокойненько отвечает  ей:
-Если я сгнию в углу, то мой папа Вас сгноит в тюрьме...
Мы все так и обалдели! Все мы то, конечно, какую-нибудь гадость нашей любимой учительнице мечтали сделать, но чтобы вот так открыто при всех!..
А наша первая любимая видимо что-то вспомнила, остолбенела, позеленела и как то ласково - трусливо Козлову:
- Да что - ты, Мишенька, это я шучу...
Мы вообще обалдели...
Я не выдержал и спросил у папы - что за страшный такой  папа у Козлова, что его боится даже такое как наша учительница. Папа сделал очень-очень серьёзное выражение и ещё более серьёзно сказал:
- Он работает в КГБ!
Что такое КГБ  я  даже побоялся спросить. Уже достаточно того, что его боится наша учительница, страшнее которой я ничего не знал. Поэтому с той поры я очень боюсь КГБ.
А  Козлова всё равно начали Козлом звать! Козлов как-то признался нам:
- Пахана из органов выгнали... Теперь мне и кликуху  можно давать...  

  

  ВРЕДНЫЙ  ОПЫТ

Мои папа и мама всё время спрашивали друг - друга:  где их ученики учатся курить, пить и совершать прочие гадости, которые не входят  в школьную программу.  Так я и не понял зачем спрашивали- чтобы прикрыть такое учебное заведение, если оно есть, или чтобы самим научиться.
А я сам ,кстати, гадостям научился вот как.
На занятиях по труду мы занимались трудом  по дому нашего препо-давателя  Эмпирея Федуловича, которого, мы звали меж собой Федулом: посуду помыть, ковёр выбить, собаку выгулять  и.т.д, и т.п. Наш преподаватель без жены жил, если бы не преподавал труд, наверное, квартира бы мохом заросла от грязи. Спасибо, ученики порядок должный поддерживали, за что у всех по труду одни пятёрки стояли.
Кажется, в классе шестом, Федул приходит расстроенный - расстроенный и говорит:
-Дети, я Вам пятерки до конца года поставлю, а Вы мне машину помойте от грязи...
Вобщем - то мыть всё равно бы и без пятёрок  пришлось : преподаватель все-таки, но когда посмотрели что за грязь там у него, то расстроились больше него. Где черти Федула носили - до сих пор понять не могу: вся машина в коровьем навозе!
...Мыли долго и нудно. Потом, разумеется, сами мылись.
-Ну дети, за такую работу пятерки до конца года! - объявил Федул на радостях.
Вдруг наш классный хулиган Борька выдвигает ему встречное предложение:
- Да нам, Эмпирей Федулович, и пятерок не надо, а вот сигареткой бы угостили за такую работу...
Федул опешил, но деловое предложение принял:
-Ладно, дети, сигаретами угощу, а пятерки будете в общем порядке  зарабатывать!
 А я до этого не курил  и потому стал возражать, торговаться. Мол, пусть другие сигареты курят, а мне бы - пятёрки до конца года...
И тут наши пацаны как возмутились - это что за единоличник какой-то! Почему от коллектива отрывается? Учат, учат коллективизму ,а он всё частнособственнические интересы проявляет.
- Лучше в коллективе, под моим контролем курить, чем самому ныкаться по углам, пока не подожжёшь что-нибудь. А отвечать  за пожар я буду?- вставил Федул своё слово.
В общем, не поняли ни пацаны, ни  Федул, что я до сих пор не курю. А мне стыдно стало, что до сих пор не курю и промолчал. И закурил. На халяву, тем более.
Но на халяву только уксус сладкий, а сигареты такие противные в первый раз! Ох, и противные! До сих пор помню! И курю до сих пор!  
             
 
ДУРПОХОД

В классе восьмом  наш класс пошел в дурпоход. Правильнее сказать- в тур-поход, но лучше  чем «дурпоходом» это мероприятие не назовешь.
Ночевали в палатках. В одной улеглись девчонки и наша классная руково-дительница Роза Исидоровна. В другой - пацаны и физрук Аркадий Аракдьевич по кличке Аркан.
Ночь была холодная, посему Аркан для согрева принял внутрь грамм 100-500 водки, а после того, как он отключился, пацаны допили остальное - бутылки три на четверых. После такого количества сильно потянуло на серьезные подвиги, а точнее потянуло в палатку, где спали девчонки. Там была одна такая девчонка, к которой меня вообще как употреблю спиртные напитки, сильно тянуло. В общем, залез я в палатку к девчонкам, а там такая темнотища!  А из темнотищи голос, и вроде, той самой девчонки:
-Пузырь принёс?
Ну что для девчонки не сделаешь, тем более, когда пьяный и плохо соображаешь.
Вернулся в палатку к пацанам. Там уже все перепились и отрубились. Пере-рыл всю палатку, и вытащил у физрука из штанов последний пузырь, оставленный им на похмелье.
Залез снова в палатку к девчонкам. Из темноты голос, и вроде, той самой девчонки:
-Давай пузырь сюда.
Я в темноте на ощупь, на ощупь и - нырь к этой девчонке в спальник с бутылкой. А девчонка недовольная, что без закуски, меня как физрука - Аракшей  называет. Я хотел, было, разъяснить кто я есть на самом деле, но так пьян был, что заснул.
А на утро… Проснулся  в спальнике в обнимку с…нашей классной руководительницей Розой Исидоровной! Вот что получается в темноте да по пьянке ! Пы-таюсь вылезти из спальника, а бутылка, которую ночью не допила классная руководительница, застряла между нами и не пускает! Заклинило меня с Розой Исидоровной в спальнике.
Роза Исидоровна проснулась. … Как завопит! Проснулись  девчонки. Как за-визжат ! Разбудили пацанов и физрука. Те подумали, что кто-то на нас напал и разбежались по лесу так, что их целый день искали. А меня целый день из спальника вытаскивали.
Роза Исидоровна сначала со злости и похмелья заставила меня объясните-льную писать, но когда протрезвела, то поняла, что после моей объяснительной  ей самой придётся сотню объяснительных написать: про ученика, с  которым она спала в обнимку, про  бутылку водки, которую этот ученик для неё принёс и т.д..
 Подумала-подумала наша классная руководительница, да решила, что лучше всего, чтобы никто ничего и знать не знал. В общем договорились на том, что всем участникам тур-, то есть дурпохода Роза Исидоровна ставит по итогам года пятерки по своему предмету, а мы молчим как  рыбы. О чём Роза Исидоровна с Арканом договорилась, не знаю.Впрочем, если она меня в ту ночь с ним спутала, то договариваться, наверное, им и не надо было.

                   КАКАЯ ЖВАЧКА КЛЁВАЯ БЫЛА!..

           
В  четвертом классе мы с пацанами решили заняться бизнесом. В то время бизнесом нельзя было заниматься ни в четвертом, ни в тридцать четвертом классе, ибо в Уголовном Кодексе были на такой случай припасены соответству-ющие статьи(«Частное предпринимательство», «Коммерческое посредниче-ство»). Но мы не знали про эти статьи, да  и какой это бизнес был, скорее, мелкое хулиганство.
Кому то из пацанов пришла в голову такая бизнес- идея: в этикетки из-под жвачки со вкусом земляники  заворачивать аккуратно нарезанные кусочки земляничного мыла и продавать их как жвачки со вкусом земляники. Запах у таких жвачек  был,что надо, поэтому покупали их неплохо. Правда, потом, когда их разжевывали, становилось плохо, но это потом…Вот какая жвачка клевая была!
Хороший бизнес был, но плохо кончился. Месяца через три после того, как мы начали им заниматься, пришли несколько больших пацанов с коробками наших жвачек с запахом земляники. Мы собрались бежать, но пацаны нас ак-куратненько скрутили и ласково сказали:
-Да вы не бойтесь, мы по морде бить не будем…
И действительно, по морде не били. Просто  заставили проглотить все жвачки, то есть мыло. Запихнули всю эту гадость в рот, за нас даже «Ням-ням» говорили, а нас только глотать  заставляли.
На втором килограмме жвачек, то есть мыла такой понос начался , что не в сказке сказать, ни пером описать. И главное, пена мыльная из всех дырочек полезла. И оттуда, откуда должна лезть в таком случае, и изо рта, из носа, из ушей.
В общем, память от бизнеса на всю жизнь осталась. Такая, что когда раз-решили  бизнесом заниматься, только от одной мысли начинало тошнить и в животе крутить.

СУДЬБА  ВОЕНРУКА

В седьмом классе весь наш класс  приняли в комсомол. Сначала самых достойных. Затем не совсем достойных. Потом вообще не достойных. Наконец, приняли совсем отстойных, которых, не то, что в комсомол, в тюрьму принимать не следовало. Секретарь комитета комсомола школы им так и объяснил:
-Надо бы вас, ребята, отправить в воспитательно-трудовую колонию, но линия партии, понимаете ли, направлена на стопроцентный охват молодёжи, так что вместо колонии придется вас в комсомол принимать. Комсомол вас трогать особо не будет, а вы его тоже особо не трогайте …
В общем договорились «отстой» с комсомолом лучше некуда: он комсомол не трогал, а комсомол – его не беспокоил. А вот тем, с  которым у комсомола такого уговора не было, беспокоил и еще как! Меня наш секретарь вечно с комсомольскими поручениями: мебель в неучебное время помочь его родителям перевезти, огород на даче его бабушки вскопать и т. д., и т.п.. И  все бесплатно. Ну, никакой выгоды не получается.
Но не все так плохо оказалось. Поручил мне секретарь комитета комсомола собирать взносы ДОСААФ. Раз собрал, деньги ему сдал, другой раз собрал, деньги ему сдал. А  на третий раз сдать забыл… Ношу эти деньги, и никто их не спрашивает. Видно, так нужны они ДОСААФ. Или секретарю комитета комсомола некуда тратить. В общем, лежат у меня деньги в кармане месяц и тут одноклассники наметили какую ту тусовку, а на  бутылку денег не хватает. Я подсчитал взносы ДОСААФ – то же не хватает. Ну тогда я  сообразил и пошел по народу снова взносы собирать. Кто - то бурчал, что слишком  часто собирают, а кому то было все по фигу. А наш новый военрук, который недавно пришёл к нам из ДОСААФ, услышав, что взносы на ДОСААФ собирают, так расчувствовался, что дал  целый червонец на нужды своей родной организации, хотя никто его и не просил. После его червонца не то, что на пузырь, аж на три по три шестьдесят два хватило!
Все хорошо в меру (кроме зарплаты), особенно алкогольные напитки. Особенно для  малолетних. Три бутылки водки на четверых с семечками вместо закуски в восьмом классе - это многовато.
Поехала крыша, мы на кого-то наехали, кому то заехали, что-то оторвали. Кого, кому и что – я так и не понял. Разбирались об этом на комсомольском собрании, где, в частности, был поднят вопрос  - из каких источников получены  средства для приобретения спиртных напитков. И какой из источников  самый значительный.
В ходе разбирательства и выяснилось ужасное обстоятельство: самым значительным источником  приобретения является военрук, средства которого позволили несовершеннолетним приобрести  2/3 от общего количества спиртных напитков. Это больше всего возмутило преподавателя труда, который обратил внимание на то, что военрук  уклоняется  от  сдачи денег в сумме пяти рублей на пьянки, которые организовываются в учительском  коллективе, зато на организацию пьянки учеников он выделил целых десять!  Обратили внимание на этот факт  остальные члены педагогического коллектива и комсомольской организации, страшно возмутились и переключили весь свой гнев на военрука. Такие страсти разгорелись, что участники собрания забыли что натворили по пьянке мы, и из-за чего, собственно это собрание  проводилось.
Не помню чем закончилось это собрание. Зато помню, как после него военрук уволился по собственному желанию и вернулся в родной ДОСААФ. А мне больше не поручали собирать взносы в ДОСААФ  и вообще долго не беспокоили другими поручениями. Почти как тех, кого приняли в комсомол вместо направления в воспитательно-трудовую колонию.
  

НЕДОСТОЙНЫЙ  ПРИМЕР ДОСТОЙНОГО ПОВЕДЕНИЯ
  

В третьем классе нас приняли в пионеры. О том, чтобы спросить у учителей и пионервожатых -  зачем нам это нужно,  в третьем классе даже страшно было подумать. На все вопросы  взрослые только ругались и говорили, что нам это рано знать. Вот мы и думали, что на  вопрос про пионеров будет то же самое.
Но поскольку нас пугали, что не примут тех, кто плохо учится,  не кушает кашу, ругается матом,  то мы подумали, что пионерам какая то льгота по этому поводу будет: наверное, разрешат плохо учится,  не кушать кашу и ругаться ма-том. Поэтому пионерами хотели стать все.
Перед днём приёма в пионеры учителя и пионервожатые нас инструк-тировали целый день о том, что мы должны  делать и чего не должны в такой праздничный день. Так страшно инструктировали, что одна девочка упала в обморок и так долго, что один мальчик  уписялся. Нас строго обязали утром умыться и почистить зубы, одному мальчику особо указали, чтобы он не забыл поменять носки.
Но нас то ли переинструктировали, то ли недоинструктировали, то ли пе-репугали, но половина забыла умыться и полдня разлепляла глаза. Другая половина в этот праздничный день не чистила зубы, и поскольку зубы у всех были гнилые, изо рта запах был непраздничный. Ну и тот мальчик, которому носки особо указано поменять, их не поменял, а учительница морщила нос  и ругалась.
Целый месяц мы учили наизусть клятву пионера, но поскольку только делали вид, что учили, то и не выучили. Пришлось повторять хором за пионер-вожатой, но  Козлов Мишка, прикрываясь общим хором голосов, вместо слов бубнил «Бе-бе-бе»,»Ме –ме-ме» и т.п..Все были запуганы и  тихо мямлили, зато микшино  «Бе-бе-бе» и »Ме –ме-ме» было слышно лучше всего.Из всей клятвы только эти «Бе-бе-бе» и »Ме –ме-ме»  и я и помню до сих пор.
Потом ветераны пионерской организации стали повязывать нам галстуки, но, поскольку они сами пионерами были давно, а некоторые и не были вовсе, то повязали черт знает как и мы потом несколько дней развязывали, а иные просто разрезали.
После официальной  началась самая интересная для ветеранов – неофициальная часть. Накрыли для ветеранов в школе стол, на котором они к концу неофициальной части начали танцевать. А нам дали по бутылке газировки , после которой можно танцевать только в очереди в туалет.
Скучно для вновь принятых пионеров прошла и официальная и неофицальная частью, зато самое интересное началось после. Сначала приехала милиция и забрала двух ветеранов, которые по пьянке подрались из-за ветеранши. Один из них кричал на милиционеров, что он за них, сопляков, кровь проливал и у него из разбитого в драке носа, действительно текла кровь. И сопли, кстати, текли тоже.


СЛИШКОМ  ДОРОГИЕ   УЧИТЕЛЯ

К концу десятого класса наши преподаватели стали напоминать нам, что после его окончания предстоит  либо учиться дальше в  каком-либо ВУЗе, чтобы потом  перебирать бумажки в каком-нибудь  непыльном месте, либо вли-ваться в ряды в ряды славной  армии трудящихся, чтобы  работать по уши в грязи среди всякой мрази.
Никто по уши в грязи среди всякой мрази никто не хотел работать. Все хотели где бы ни работать, только бы не работать. Это хорошо понимали и наши преподаватели, которые были как все. Поэтому, задолго до окончания десятого класса преподаватели предлагали нам позаботиться о получении таких оценок, чтобы с ними можно поступить хотя бы в заборостроительный инсти-тут. Ну а чтобы позаботиться об оценках ,для этого надо позаботиться о тех, кто будет их определять – о преподавателях.
У всех учителей,(как в общем то всех) была одна общая забота: где все, что нужно найти, если в магазинах ничего нет. Вот тут первыми, кто проявил заботу  о наших учителях стали родители –работники торговли. Они в общем то, все годы учебы заботились об учителях, а те заботились об оценках их деток, ко-торые ничего не учили и ничего не знали. Но в десятом классе они и во все тяжкие ударились.
Так,отец Витьки Дурнева, который и десятом классе только по слогам мог читать, привез преподавательнице русского языка грузовик колбасы из магазина, где был директором.  Правда, после того, как   привез он  этот грузовик, дирек-тором он быть перестал, но его Витька по русскому «пятерку» в аттестате получил. А по слогам до сих пор читает.
Мать Кольки Лопухова, который до десятого класса таблицу умножения не знал, весь десятый класс приносила  преподавательнице математики со склада, где была кладовщицей, копченые балыки и черную икру. К концу десятого класса тот склад закрылся, а Колькину мать  милиция объявила во всесоюзный розыск. Но Колька по математике «пятерку» получил, хотя таблицу умножения по сей день не знает.
Мои папа и мама сами учителя и, если бы детки моих учителей учились в их школе, проблемы бы не было. Они бы тем балбесам поставили «пятерки», а эти – этому балбесу (то есть мне) поставили «пятерки». Но по закону подлости балбесы наших учителей не учились в той школе. И возникла у мамы и папы большая проблема.
-Ты представляешь, - возмущалась мама папе после беседы с преподавате-льницей физики, с которой у меня были нелады, - эта сука сказала, что с меня как с коллеги, она возьмёт деньгами! Откуда деньги!? Я же выпускной класс не веду, чтобы деньги получать: одни коньяк, конфеты и икра !
Папа пообещал поговорить с этой  зарвавшейся бабой  «как мужчина». Раз-говаривал долго.  Даже дома не ночевал.

Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 1070 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 3.0/1

Copyright MyCorp © 2017