Категории раздела

Электронная версия [128]
Печатная версия [31]

Поиск

Статистика





Среда, 26.07.2017, 15:28
| RSS
Главная
Публикации


Главная » Файлы » Электронная версия

Максим Максименко. Эдгар Аллан ПО
[ Скачать с сервера (28.8Kb) ] 20.06.2009, 13:02
                   
ЭДГАР АЛЛАН ПО. СТИХОТВОРЕНИЯ
 
   В переводе М.С.Максименко)
 
 
 
 
)

ВОРОН

Помню, полночью унылой размышлял я через силу,
Странный том в руках держал я - старой мудрости завет.
Я скучал и вдруг от скуки встрепенулся, и от звука
Вмиг очнулся я от стука, стука в двери - или нет?
"Это гость, - себе я молвил, - гость стучится в кабинет -
Ничего другого нет".

Ах, прекрасно вспоминаю злую пору Декабря я;
Каждый уголь, умирая, на пол отблески кладет.
Ждал грядущего с надеждой, жаждал, полусмежив вежды,
Книгу взяв, забыть утешно о Линор, дарившей свет -
О святой, прекрасной деве, той, чье имя - горний свет, -
На земле ей имя нет.

Шорох штор печально-алый полнил мысли небывалой
Дрожью, божьим страхом тоже, страхом, что не видел свет.
Чтоб сдержать сердцебиенье, я твердил в успокоенье:
"Это гость, укрытый тенью, гость стучится в кабинет,
Поздний гость, укрытый тенью, гость стучится в кабинет -
Ничего другого нет".

Колебался я мгновенье и, отбросив все сомнения,
"Сэр иль леди, - так сказал я, - мне - увы!- прощенья нет;
Я дремал в глухой печали - вы так тихо постучали,
Так неслышно знак подали, дал не сразу я ответ,
Не уверен - вас ли слышу", - дверь открыл я - тьма в ответ;
Ничего другого нет.

Взгляд во тьму глубоко вперив, долго я стоял за дверью,
Словно сон, не веря, видел, что для смертных всех - завет;
Тишина не нарушалась и недвижною казалась,
Об одном она шепталась, о Линор, дарившей свет, -
Это эхо возвращало мой же шепот, мой же бред;
Ничего другого нет.

Молча я вернулся в залу, а душа огнем пылала,
Вскоре снова стук услышал, громкий стук как громкий бред.
"Может на окне, - сказал я, - лишь решетка застучала,
Поглядеть бы не мешало, и раскроется секрет -
Мне б сдержать сердцебиенье и раскроется секрет -
Ветер - вот и весь ответ!"

Распахнул, толкнул я ставень, крыльями взмахнув, забавен,
Вышел ворон величавый, древний спутник древних лет;
Без поклона, молчаливо он вспорхнул неумолимо,
С миной лорда горделивой сел за дверью в кабинет.
Сел, вспорхнув, на бюст Паллады, что за дверью в кабинет,
Сел - и ничего в ответ.

Черной птицей удивленный улыбнулся я невольно,
Очень уж суровым, строгим был эбеновый портрет.
"Хохолок твой в пух разорван, - я сказал, - не трус ты,
ворон,
Страшен, мрачен, древен, черен с берегов ночных пришед;
Как тебя во мраке звали, где Ночной Плутон сошед?"
Вран промолвил: "Больше нет".

Удивлен я был ужасно, вран промолвил все так ясно,
Пусть в ответе странной птицы я услышал только бред;
Вам придется согласиться: смысла нет здесь и крупицы,
Чтобы птице приземлиться, сев за дверью в кабинет;
Птице ль зверю на скульптуре сесть за дверью в кабинет,
Птице с кличкой "Больше нет".

Произнес всего два слов, сев на бюст, печальный ворон,
Словно в этих звуках скован всей души его секрет.
Молвил это - и ни звука, не взмахнул крылом - вот штука;
Я предчувствовал разлуку: "Нет друзей минувших лет -
Скоро ты меня покинешь, как надежды прошлых лет".
Вран промолвил: "Больше нет".

Вздрогнул я, смутившись очень - врана был ответ столь точен;
"Несомненно, - произнес я, - перенял он свой ответ
От хозяина, что роком сломлен был, судьбы потоком,
Повторяя ненароком песни жалобной куплет,
Что звучала панихидой по надеждам прошлых лет,
Со словами: "Больше нет".

Черной птицей удивленный улыбнулся вновь невольно,
Передвинул кресло ближе, перед птицей тет-а-тет;
Погруженный в бархат кресла размышлял я с интересом,
Что же может быть известно древней птице древних лет;
Что хотел сказать зловещий, страшный ворон древних лет,
Громко молвив: "Больше нет".

Над загадкой размышлял я, но ни слова не сказал я
Птице чьи глаза горели, оставляя в сердце след;
Я склонился на подушку головою непослушной,
На бордовый бархат кресла, где играл от лампы свет;
Но на мягкий бархат кресла, где играет лампы свет,
Не прилечь ей, больше нет.

Аромат кадил незримых разливали серафимы,
Мне мечтаясь, шаг их каждый колокольцами пропет.
Крикнул я себе: "Несчастный! Бог чрез ангелов прекрасных
Шлет тебе непентес, властный из души изгладить след;
Выпью, выпью сей непентес и Линор исчезнет след!"
Вран промолвил: "Больше нет".

Я сказал: "Пророк нездешний! Птица или демон грешный! -
Искусителем ли послан, бурей брошен ли на свет! -
Дух не сломлен твой гонимый; в околдованной пустыне,
Здесь, где сердце страхом стынет - ты скажи мне - дай ответ!
Есть бальзам ли Гилеада? - есть ли? - есть ли? - дай ответ!
Вран промолвил: "Больше нет".

Я сказал: "Пророк нездешний! Птица или демон грешный! -
Небесами заклинаю, Богом, мне раскрой секрет:
Пусть сейчас душа тоскует, я в Эдеме неземную
Обниму Линор святую, что дарила гордый свет?!
Обниму ль святую деву, ту, чье имя - горний свет?!"
Вран промолвил: "Больше нет".

"Эти звуки знак проститься, - я вскричал, - бес или птица!
С бурей возвратись на берег, где ночной Плутон сошед!
Не оставь пера - знаменья лживых слов своих значенья,
Мне верни уединенье и покинь мой кабинет!
Клюв из сердца вынь скорее и покинь мой кабинет!"
Вран промолвил: "Больше нет".

С бюста в ночь не улетит он, все сидит, еще сидит он,
Не покинет бюст Паллады, что за дверью в кабинет;
И глаза его застыли, словно демон спит в могиле,
Тень простертых черных крыльев на полу затмила свет,
И душе из этой тени, что затмила лампы свет
Не подняться, больше нет.

К МИСС ЛУИЗИИ
ОЛИВИИ ХАНТЕР

Повернусь, но все же
Не смогу сбежать;
Жажду невозможной
Сердцу воли дать.
Умерли надежды
И меня, как прежде,
Вольно колдовать.

Так змея, сверкая,
Меж дерев виясь,
Манит птичку злая,
Гибнет та, пленясь.
Птичкою любовник
Кружит беспокойно
И к любви невольно
Гибнет он, стремясь.

СОН И СОН

В лоб тебя поцеловав,
От тебя уйду, признав,
Не был милый друг не прав,
Мне поведав, не тая:
Сном была вся жизнь моя.
Нет надежды, умерла,
Ночью ль днем она была,
Призрак ли - иль все же нет,
Но ее простыл и след.
Все, что зрим, что мнится нам,
Сон со сном лишь пополам.

Вокруг ревет волна
И в берег бьет она,
Дрожит моя рука,
Крупинки сжав песка -
Немного их! Скользнут
Меж пальцев - и ко дну,
Лью слезы - слезы лью.
Крупинок мне не сжать,
В руке не удержать,
Не будут спасены
От жадной злой волны.
Так все, что зрим, что мнится нам,
Сон со сном лишь пополам?

СОН

Я в снах ночных невольно мнил:
Пришло былое счастье,
Но к жизни сон дневной будил
И сердце рвал на части.

Ах, дела нет до снов дневных
Тому, взор чьих очей
Провидит суть вещей земных
В лучах ушедших дней.

Но сон святой - тот сон святой, -
Пусть мир бранится, лжив -
Лучом утешит дух земной,
В пути сопроводив.

Отринул прочь сон шторм и ночь,
Дрожащий свет принес.
Ему ль теперь не превозмочь
Дневную правду звезд?

СТРОКИ К ЭЛЮ

Крем смешаю с янтарем я,
Тем стакан взыграет мой.
В голове хмельной лишь дрема
Развеселых мыслей рой!
Греза - странная причуда -
То придет, то вновь уйдет,
И о времени забудет
Тот, кто эль сегодня пьет!

НОЧНАЯ ЗВЕЗДА

Уж лета средина,
И полночь была;
И бледные звезды
Затмила луна.
Планетам царица
Так близко в ночи,
Сама она в небе,
На волнах - лучи.
Взглянул на миг
На хладный лик,
Улыбка так холодна,
Хоть скинут покров
Ее облаков,
Но мне не нужна она.
Ночная звезда!
Пусть ты и горда,
Твои лучи, как весна!
Гордо блестели,
Сердце согрели
Далеким теплом полны
Огонь их люблю
И больше ценю
Холодной и низкой луны.

К * * *

Не жаль, что жребий мой земной
Созрел для смерти лютой,
И что года любви былой
Побеждены минутой.
Хоть плачу я, но горечь дней
Винить в слезах нельзя,
Мне жаль, что ты грустишь по мне -
Простой прохожий я. 
          
 
Категория: Электронная версия | Добавил: newkarfagen
Просмотров: 873 | Загрузок: 547 | Рейтинг: 5.0/1

Copyright MyCorp © 2017