Поиск

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика





Среда, 13.12.2017, 19:51
| RSS
Главная
Виктор Красовитов. Привет, прощай!



Привет, прощай




       Каждые пять минут он смотрел на часы и уже в который раз подходил к окну. Со второго этажа хорошо просматривалась часть двора их многоквартирного дома. Он поджидал Елену, но она уже на целый час задерживалась. Елена работала в банке и иногда выходила по субботам на несколько часов, чтобы привести в порядок накопившиеся за неделю дела. Конечно, можно было уйти прямо сейчас, но ему хотелось увидеться с ней, чтобы не давать повода для всяких придирчивых расспросов и ненужных домыслов. В последнее время они стали возникать все чаше и чаще по любому поводу. И даже то, что он заранее предупредил ее о своих планах, мало что значило. Она могла сделать вид, что слышит об этом в первый раз.     
Елена вошла в квартиру, отомкнув дверь своим ключом.  
- Как дела на работе? – спросил он.
- С моей помощью сегодня был добавлен еще один кирпичик в здание нашего банка. – В ее голосе слышались нотки гордости.
- Чтобы приблизить его к небесам? – спросил Кирилл.
- Нет, чтобы сделать его хранилища еще больше.
- По-моему вашему банку ничего не стоит скупить все кирпичные заводы нашей страны.
- Ты как всегда ничего не понял.
Чувствуя, что разговор в любой момент может уйти в сторону и перерасти в ссору, он промолчал.
Было слышно, как Елена перемещалась из одной комнаты в другую. Наконец ее голос раздался из кухни:
- Кирилл, ты обедать будешь?
- Спасибо. Пожалуй, я воздержусь.
- Ну, как хочешь. Другого ответа я и не ожидала.
- Разве я тебе не говорил, что иду на открытие выставки? Ты, наверно, забыла, я ведь тебе пригласительный билет показывал. Мое присутствие там обязательно, руководство решило послать туда именно меня. Ну, а в заключительной части естественно будет банкет. Так что наедаться дома нет смысла.
- Да-да. И ты, конечно, вернешься поздно.
- Могу тебя взять с собой. Чего сидеть одной в четырех стенах. Многие из приглашенных гостей будут с женами. – Произнося эти слова, Кирилл наверняка знал, что она откажется от его предложения.
- Нет, спасибо. На ваших выставках можно умереть со скуки. Я-то думала, что сегодня мы сможем провести время вместе.
- Прости, это от меня не завесило. Я человек подневольный. Я же не виноват, что меня включили в официальный список гостей.
- Хорошо, иди. Но я сидеть здесь одна не намерена. Придется ехать к Волковой.
Волкова, одноклассница Елены, была свидетельницей на их свадьбе. Кирилл терпеть ее не мог. Долговязая, нескладная, она курила одну сигарету за другой и смеялась мужским смехом над собственными шутками.
- Конечно, поезжай к ней. Она же твоя лучшая подруга.
- Она мне надоела. Снова будет приставать со своими нелепыми идеями на счет того, как мы будем отмечать десятилетие окончания школы. Я не собиралась с ней встречаться, но по твоей милости мне не остается ничего другого.
Выставочный центр располагался на территории когда-то процветавшего завода, от которого теперь практически ничего не осталось. Открытие ежегодной промышленной выставки было назначено на два часа дня. Кирилл боялся опоздать, но он прибыл за несколько минут до начала и даже успел поздороваться и перекинуться несколькими фразами с двумя своими сослуживцами. Собравшиеся, а их было не меньше сотни, заняли места в конференц-зале, где перед ними с приветственной речью выступил первый заместитель мэра. Затем примерно те же слова с небольшими вариациями повторили еще три докладчика. Когда с чиновьичими ритуалами было покончено, публика разбрелась осматривать экспонаты. Кирилл быстрым шагом обошел все залы, даже не приближаясь к стендам. Получив общее представление о выставке, он направился к выходу. У дверей он посторонился, чтобы пропустить высокого мужчину. Тот был одет в мягкую вельветовую куртку, из-под которой выглядывал небрежно завязанный шелковый платок. Его внешний вид никак не соответствовал официальной атмосфере, царившей вокруг. Неожиданно мужчина оказался перед Кириллом и взял его обеими руками за плечи.
- Ага, красавец! Вот ты мне и попался.
Кирилл не сразу сообразил, что видит перед собой Николая Нестерова, которого многие за глаза звали Боингом.
- Привет, Николай. Извини, я тебя сразу не узнал.
- Это хорошо, значит, богатым буду. – Он улыбался широкой улыбкой. – А тебя какими судьбами сюда занесло?
- Да вот, работа у меня такая.
- Я хочу забрать отсюда Дашика. Его мобильный не отвечает, скорей всего, батарейка села. Ты его случайно здесь не встречал?
- Нет. Я подъехал за две минуты до открытия. Возможно, он успел раньше меня пройти в зал.
- Мы договорились пообедать у меня на даче. Сегодня там намечается несколько интересных экспромтов по случаю открытия нового сезона. Слушай, а почему бы тебе не поехать вместе с нами?
Кириллу польстило, что сам Боинг запомнил его и тем более приглашает в гости. Кириллу случилось побывать у него дважды, и то благодаря старому приятелю Жене Дашкину, который приводил его с собой. И после каждого раза воспоминаний хватало на целую неделю. Многие могли только мечтать оказаться в числе избранных. Боингу было за пятьдесят, но он не привык грустить и вел такой образ жизни, как будто был лет на двадцать моложе. Самым невероятным образом ему удавалось затащить к себе любого гастролирующего в их городе музыканта или артиста, иногда его гостем мог стать какой-нибудь звездный спортсмен, а в следующий раз он устраивал вечеринку с изысканными напитками и выступлением настоящих стриптизерш. На секунду в голове у Кирилла мелькнула мысль согласиться на предложение Боинга.
- Большое спасибо. К сожалению, я не могу к вам присоединиться. У меня назначена деловая встреча. – Кирилл вежливо улыбнулся. – Что поделаешь, жизнь у меня такая.
- Любую встречу при желании можно перенести.
- Боюсь, что это правило на данный случай не распространяется.
- Тогда до следующего раза.
Прощаясь, Боинг почему-то вложил в рукопожатие гораздо больше силы, чем этого требовалось.
Только на улице Кирилл смог вдохнуть полной грудью, он как будто избавился от невидимого груза. Ему надо было спешить, и он зашагал широкими шагами по безлюдной улице в сторону трамвайной остановки. Он торопился, потому что к четырем часам должен был попасть на другой конец города. Жаль, что так неудачно он расстался с Боингом. Тот на него обиделся, это уж точно. Боинг не привык, чтобы кто-то отказывался от его приглашений. И если бы не эта встреча, на которую Кирилл так спешил, он не раздумывая, отправился бы с ним куда угодно.
Давно известно, что за полуправдой легче всего спрятать ложь. Действительно, все или почти все, о чем он недавно говорил своей жене Елене, легко могло сойти за правду. На счет самой выставки и о том, что он вынужден представлять на ней их организацию, Кирилл не придумывал. Хотя, если честно, стоило ему только захотеть, он смог бы без труда подыскать себе замену. Но одних слов было мало, потому что приступы подозрительности у Елены в последнее время стали возникать чуть ли не каждый день. Правда, он надеялся, что сегодняшнее событие будет снимать телевиденье, и, возможно, в репортаже, который покажут в вечерних новостях по местному каналу, его лицо промелькнет в кадре. Но на банкет он не пойдет, это время ему понадобится для других дел. А все, потому что два дня назад он на улице случайно встретился с Мариной. Оказывается, в ее жизни произошли большие перемены, и она сменила жилье. Они договорились о встрече, и теперь она должна была ждать его по новому адресу.
Кто такая Марина и почему с ней непременно нужно увидеться? Ну, этой истории уже лет десять, если не больше. Она училась на последнем курсе в университете и ее вместе с другими студентами прислали к ним на работу для прохождения преддипломной практики. И надо же было случиться так, что Кирилла назначили ее куратором. Обычно студенты, которых направляли на практику, редко появлялись больше одного раза в неделю. Некоторых из них вообще никто даже в глаза не видел, они только через сокурсников передавали свои дневники для подписи. В отличие от других, Марина не пропустила ни одного дня. Поначалу Кирилл не обращал на нее внимания. Да разве можно было относиться серьезно к этой невысокого роста девчонке с большими синими глазами на кукольном лице. Работа у Кирилла была неспокойная, ему чуть ли не каждый день приходилось ездить по городу, посещая различные организации, чтобы согласовывать всевозможные нестыковки. Марина неизменно сопровождала его повсюду. Сослуживцы уже начали подшучивать над Кириллом, и, если видели одного, с ехидцей спрашивали, куда подевался его эскорт. Понемногу он стал привыкать к ней и уже не так злился, когда она приставала, как ему казалось, с ненужными вопросами. Она обращалась к нему исключительно на ”вы”, и когда он объяснял ей что-то или о чем-нибудь рассказывал, слушала его, широко раскрыв синие глаза с длинными, загнутыми кверху ресницами. Потихоньку она освоилась, стала помогать Кириллу, без подсказок сама набирала на компьютере отчеты и составляла графики. Полтора месяца промелькнули незаметно. Когда Кирилл это понял, ему стало немного грустно. В последний день, подписывая дневник, он увидел, что ее глаза полны слез. Марину и остальных практикантов отпустили до обеда. Но в конце рабочего дня его позвали к телефону. На другом конце провода раздался ее голос. Она сбивчиво говорила о каких-то проблемах, неожиданно возникших с ее бабушкой, и просила его о помощи. Он не стал раздумывать и записал адрес. Приехав к ней, он обнаружил, что бабушки той дома нет. Она объяснила, почему хотела его увидеть. Она не могла просто так с ним расстаться. Они сидели и пили белое сухое вино. Смеркалось. Когда Марина поднялась со своего места, он подумал, что она хочет включить свет. Вместо этого она подошла и села к нему на колени. После всего случившегося в тот вечер, он запретил ей обращаться к нему на ”вы”.        
Старый пятиэтажный дом, построенный лет пятьдесят назад, был хорошо виден издалека. Окруженный одноэтажными домишками, он располагался в глубине жилого квартала. Кирилл шел, еле слышно напевая возникшую в памяти старую песенку. ”Hallo, hallo! I don’t know why you say goodbye, I say hallo”. (Привет, привет! Я не знаю, почему ты говоришь ”прощай”, а я говорю ”привет”). Он продвигался вперед, не задумываясь даже на секунду, точно следуя по описанному ею маршруту. В доме было всего два подъезда, и он вошел в тот, который находился по правую руку. Стены в подъезде были исписаны черным маркером, исцарапаны тупыми надписями, лестничные ступеньки, наверно, уже год не подметали и неизвестно, сколько лет не мыли. Он поднялся на третий этаж, подошел к оббитой коричневым дерматином двери и в замешательстве остановился. Потом  еще раз внимательно оглядел ее, но нигде не смог отыскать кнопку звонка. На всякий случай он подергал за ручку, и, убедившись, что дверь заперта, постучал костяшками пальцев по дверному косяку. Из квартиры не доносилось ни звука. Подождав с минуту, он еще не решил, стоит ли повторять попытку. Но тут дверь отворилась, и он увидел Марину. В темной прихожей, видимо, перегорела лампочка, а свет в нее проникал из другой комнаты. Он шагнул внутрь, прижал к себе Марину и поцеловал в губы. В ответ она обняла его обеими руками за шею и, приподнявшись на цыпочки, ответила на его поцелуй. От нее пахло все теми же духами, запаха которых он не любил. В этом удушливом запахе слышалось приторное прошлое и никакого намека на будущее. Он всякий раз думал купить ей другие духи, но всякий раз забывал, и вспоминал об этом только при очередной встрече.
- Привет, - сказала она. – Проходи.
- На, возьми. Я тут кое-чего прикупил. – Он передал ей пластиковый пакет с продуктами.
В комнате жалюзи на окне были опущены, поэтому сюда с трудом поступал слабый свет. Она предложила ему присесть на стул. Он послушался ее, потому что еще не понимал, как вести себя дальше. Она стояла рядом с ним. Он провел рукой по ее спине и, прихватив за талию, потянул к себе. Она легко вывернулась и, отступив на шаг, сказала:
- Куда ты так спешишь?
- А что, не надо? - говорил он, безуспешно хватая вытянутой рукой воздух.
- Подожди меня здесь немного. Я через пару минут вернусь.
Она вышла из комнаты, оставив его в одиночестве. Створки жалюзи кое-где смыкались не достаточно плотно и сквозь них просачивались поперечные полоски света. Жалюзи еще в давние времена придумали французы, и в переводе это слово означает ”ревность”. В самом деле, ревнивые мужья использовали жалюзи для того, чтобы их благоверные жены не выставляли себя напоказ в окнах домов и не привлекали внимания посторонних мужчин. Постепенно глаза привыкли к темноте и от нечего делать Кирилл начал оглядываться по сторонам. Рядом с ним был стол, накрытый белой скатертью, края которой свисал до самого пола. В левом углу темнел буфет, слабо поблескивая стеклами, за которыми едва просматривались смутные очертания посуды. Справа у стены был виден обитый черным кожзаменителем диван. Судя по очертаниям, ему в этом году могло исполниться сто лет. Сидение выпирало и поднималось к центру дугой, а подлокотниками ему служили расположенные по краям толстые валики. Несколько стульев под парусиновыми чехлами без всякого порядка были расставлены по комнате. У противоположной стены стояло пианино, тоже закрытое чехлом. Он даже сумел различить ряд желтоватых пуговиц на серой ткани, тянувшийся вдоль крышки, закрывающей клавиатуру. Такие чехлы использовались раньше, чтобы уберечь мебель от пыли и грязи. Сверху над пианино, на стене висела большая картина в широкой раме. Она была написана темными масляными красками, но увидеть то, что на ней изображалось, из-за плохого освещения он не мог. Но все равно, одного взгляда на нее хватало, чтобы разбудить в душе чувство бесконечной скуки.
Марина вернулась в комнату, принеся бутылку вина и бокалы. Вместо стола она воспользовалась тумбочкой, расстелив на ней салфетку.
- Откроешь вино, ладно? У тебя это всегда хорошо получалось.
Он понял, что она хочет снова уйти, и спросил:
- Ты куда?
- Не волнуйся, я сейчас, я скоренько.
- Давай лучше все, что про скоренько, оставим на потом.
- Можно тебя попросить об одном одолжении, сегодня ты будешь послушным. А я, когда приду к тебе в гости,  буду подчиняться каждому твоему слову.
От удивления Кирилл не нашелся, что ответить. За столько лет их знакомства она в первый раз говорила с ним подобным тоном и вела себя так необычно. Иногда случалось, что ей хотелось побыть в роли лидера. Тогда она преображалась, и в ее голосе появлялись настойчивые нотки. В душе он посмеивался над ней и позволял играть, ровно до тех пор, пока ему это не надоедало. Но ее теперешнее поведение совсем не походило на игру.
Марина снова вышла из комнаты.
Он взял бутылку, прочел написанное крупными буквами название, но откупоривать не стал, просто поставил ее на место.
Как развивались их отношения после первой близости? Да никак. Ровным счетом ничего нового не происходило. Случалось, что Кирилл, подчиняясь какому-то смутному желанию, звонил ей по телефону. И никогда не получал отказа. Она всегда немного опаздывала, а его каждый раз начинали терзать сомнения, придет она или не придет. Он заводился, одновременно ощущая, как внутри него распрямляется невидимая пружина и снизу вверх по спине пробегает теплая волна. Потом главное было найти подходящее место подальше от любопытных глаз. Это могло случиться ночью в скверике, в чужом дворе на скамейке, в подъезде незнакомого дома, лишь бы там не горел свет. Все происходило без прелюдий в какой-то судорожной спешке из-за опасения, что их могут застукать. Но получив желаемое, он надолго не задерживался и старался побыстрее проводить ее домой. Нельзя сказать, что их встречи случались часто. Иногда перерывы растягивались на месяц, иногда на два или даже больше. Кирилл сам себе не мог бы ответить, когда он позвонит ей в следующий раз. Довольно странное положение вещей, которое с его стороны не предполагало никакого развития. Обычно женщины не могут долгое время находиться в подвешенном состоянии. Но она приходила всегда по первому зову. Он вздохнул с облегчением, когда она сообщила ему, что вышла замуж. Сказала об этом как о чем-то не имеющем существенного значения. Но попросила Кирилла, ни о чем не волноваться, поскольку ее замужество никак не отразится на их дальнейших отношениях.     
Марина вернулась в комнату. Теперь она принесла  тарелку с бутербродами и пачку соленого печенья. И присела рядом с ним на другой стул, обтянутый парусиновым чехлом.
- Ты не открыл вино? Может тебе помочь?
- Да нет, я сейчас исправлюсь. Просто задумался о своем.
Бутылку он откупорил без проблем, но когда наливал вино в бокалы, уронил несколько капель на салфетку.
- Вот же неудача, извини, - сказал он.
- Ничего страшного, не обращай внимания.
- За тебя. – Их бокалы соприкоснулись, издав глухой звук. - За твою новую обитель.
- Нет, давай лучше за тебя.
Они выпили вина. Он сделал большой глоток, а она, кажется, только пригубила.
Он понимал, что начинать сейчас новую атаку не имело смысла. Марина сегодня была другой. Что-то удерживало ее, что-то ей мешало. Да и он сам, кажется, успел переместиться на другую орбиту. Накал первого момента остался позади. Действительно, куда спешить? Времени у него предостаточно.
- Конечно, если это не секрет, скажи, как ты очутилась здесь? Каким образом тебе досталось это жилье?
- Я ушла от мужа, подала на развод. Наконец-таки. Ну, а пожить здесь мне предложили родственники. Пока не произойдет размен нашей квартиры.
- Ого! Вот это новость. Даже не мог себе представить такой поворот событий.
- Должна признаться, что ничего неожиданного не произошло. К этому все шло уже давно. Но в последнее время он стал невыносимым. – Она чиркнула спичкой и закурила сигарету. - Поначалу мы как будто ладили. Но прошло не так уж много времени, и я поняла, что мы живем в разных измерениях. Однажды он купил машину, даже не посоветовавшись со мной. Машина была подержанной и не стоила половины тех денег, которые он заплатил. А через несколько месяцев на ней уже невозможно было ездить. Она и сейчас ржавеет во дворе. Естественно, если бы я была в курсе дела, то ни за что бы ни позволила ему совершить подобную глупость.
- Не думаю, что на этом вы потеряли много денег. Любому мужчине иногда, как ребенку, хочется заполучить новую игрушку.
- Согласна. С этим еще можно было как-то смириться. Потом у нас начались игры в бизнес. Но все его неоднократные попытки открыть собственное дело заканчивались неудачей. Настоящий бизнес новой игрушкой назвать трудно. Я права? Только какой из него бизнесмен. Его любой пятиклассник может обвести вокруг пальца. Ладно, и это мы пережили. Но последние его действия довели меня до точки. Он перевез свою мать из пригорода. Решил, что нам будет лучше жить вместе в моей двухкомнатной квартире. Представляешь, какая веселенькая жизнь у меня настала?
- Могу тебе только посочувствовать, - сказал он.
Его бокал был пуст, и он наполнил его до краев, и в бокал Марины подлил тоже, хотя она успела сделать не больше двух глотков. Она вообще никогда не пила много.
Кирилл не собирался давать ей советов и не хотел кого-то осуждать. Подобных случаев мир знает бесчисленное количество. И у каждого действующего лица есть своя самая главная, самая настоящая правда. Но что касается собственной подлости, то об этом никто даже на секунду не задумывается.
В их истории был довольно продолжительный перерыв, так как несколько лет он прожил в другом городе. Когда он вернулся, то попытался наладить прежние отношения. И тогда впервые почувствовал с ее стороны сопротивление.
Он позвонил ей. Марина отвечала односложно, как будто говорила с малознакомым человеком. Можно было догадаться, что рядом с ней находится кто-то, в присутствии кого ей не хотелось продолжать разговор. Только его это мало волновало. Она несколько раз сказала ”нет”, но ему все-таки удалось сломать ее и договориться о встрече. Их связь возобновилась. Обычно она сама приходила к нему домой. И хоть теперь все происходило уже не в экстремальных условиях, он, как и раньше, не терял времени на лишние слова. Как-то раз, лежа рядом с ним, она начала плакать. Он подумал, что чем-то обидел ее, ведь он никогда не проявлял к ней большой нежности. Но у нее была совсем другая причина для слез. Оказывается, Марина имела любовника, с которым она встречалась в последнее время. Он тоже был женат, но каким-то образом им удавалось видеться два-три раза в неделю. Все шло вроде бы хорошо, но вот вчера, не объясняя причины, он заявил, что решил порвать с ней. Кирилл слегка расстроился, но логика ему подсказывала, что этот мужчина появился в ее жизни только после его отъезда из города. Он постарался успокоиться и вспомнил о том, что верных любовниц на свете не бывает. Правда, любовницей назвать ее он не мог. Ведь он никогда ее не любил. Для него она была просто хорошей знакомой. Или, если сказать более точно, удобной знакомой. Но все равно, что бы там не случилось, Кирилл знал, что в жизни Марины он сможет вернуть себе первое место. А вот о ее муже нельзя было думать без сожаления.
Если бы человек научился читать чужие мысли, он, наверное, сошел бы с ума, узнав, сколько подлости происходит за его спиной, сколько лжи его окружает, сколько ее существует в мыслях тех, кто живет рядом с ним.
Он продолжал не торопясь пить вино. Марины была рядом, но голос ее звучал словно издалека, не отражаясь в его сознании и не вызывая ответа. Он решил просто подождать, когда она выскажется до конца и сменит тему разговора.
Неожиданно в прихожей зазвонил телефон. Марина поднялась и вышла, чтобы ответить. Каждое ее слово было хорошо слышно из коридора.
- Да, слушаю... Ее нет дома... Не скоро. Но я могу ответить на все ваши вопросы... Нет, не получится... Мне очень жаль... И вечером тоже не получится... Нет, сегодня никак... У нас ограниченное количество мест... Извините... По поводу завтрашнего дня ничего не могу   сказать... Звоните завтра... Да... Да... До свидания.
Телефонная трубка со стуком легла на рычаг. Но Марина почему-то в комнату не вернулась.
Вино потихоньку хмелило его, и он продолжал плыть по волнам воспоминаний. Три года назад он женился, после чего их встречи с Мариной стали происходить гораздо реже. Он мог приглашать ее только тогда, когда его жену посылали в командировки.
Елена или Марина. Две совершенно разные женщины, сравнивать которых было просто невозможно. За то время, что он был знаком с Мариной, она почти не изменилась и оставалась для него той же маленькой девочкой с персиковым румянцем на щеках и удивленно раскрытыми глазами. А их связь была частью его прошлого, и никак не могла считаться изменой. Это как если бы камень падал в воду, но не оставлял после себя даже волн или брызг. С Еленой все обстояло иначе. Стоило ей где-то появиться, она тут же становилась центром внимания. Поначалу это ему нравилось, но со временем стало вызывать раздражение. Она была непредсказуемой, и с ней он не мог расслабиться даже на секунду. Ему часто казалось, что в какой-то момент она может взять и исчезнуть. А вот с Мариной никогда не возникало сложностей, с ней ему было легко.
Как-то после близости ему в голову пришла идея. Он наполнил ванну водой и предложил Марине вместе с ним залезть в нее. Было тесно, но они все-таки смогли в ней поместиться. Они сидели друг напротив друга и слушали шум падающей из крана струи. Горячая вода после выпитого вина расслабила его. И сам не зная почему, он задал ей вопрос: если бы они оба не были связаны брачными отношениями, могла бы она стать его женой? Она ответила, что вряд ли такое могло случиться. И добавила, что если бы это все-таки произошло, она бы никогда ему не изменяла.          
Внимание Кирилла привлекли непонятные звуки, доносившиеся из коридора. Там скрипели половицы, слышались шаркающие шаги и чье-то бормотание. Двухстворчатая дверь с матовыми стеклами была слегка приоткрыта, но разглядеть сквозь узкую щель, что там происходит, он не мог.
- Марина! Ты где? – раздался женский голос.
Этот голос Кирилл хорошо знал. Он легко мог бы отличить его среди тысячи других. Потому что это был голос его жены Елены. Он испытал чувство, которое было больше, чем испуг. Оно заставило его напрячься и быть готовым к действиям. Словно в замедленной съемке он увидел, как дверь открывается и в ней показывается знакомый силуэт. Не находя другого выхода, он тут же приподнял свисающий до пола конец скатерти и накрыл им свою голову.
- Марина! – Голос звучал совсем рядом.
- Я здесь, - отвечала Марина из другой комнаты.
- Мы уже уходим. Ты проводишь нас?
Незнакомый мужской голос невнятно проговорил несколько слов.
- Приходите еще, - сказала Марина.
- Большое спасибо. Обязательно придем.
- Когда вас ждать?
- Ну, я так точно сказать не могу. Если на неделе не получится, тогда в субботу точно, - говорила Елена.
- Только позвони мне заранее, за день или за два. Просто я могу быть занята. Ведь всякое случается. А мне бы не хотелось вас подводить.
- О чем ты говоришь. Ты нас всегда так выручаешь.
- Тут все, как мы договаривались, - произнес мужской голос.
Потом они еще несколько минут прощались.
Кирилл услышал, как закрывается дверь и щелкает замок, и только после этого вылез из-под скатерти.
В комнату вошла Марина.
- Ну, вот. Теперь я в твоем распоряжении.
- Хорошо. А то я уже заждался. – Кирилл еще раз  поблагодарил судьбу за то, что в комнате было мало света, и Марина не могла разглядеть его лица. И ему не хотелось, чтобы кто-то, пусть даже он сам видел, как у него дрожат руки. Он постарался справиться с волнением и, прокашлявшись, спросил: - Послушай, кто это был? Что за люди? Это твои знакомые?
- Можешь называть их клиентами.
- Не понял, какие клиенты?
- Мне неудобно об этом говорить, но если ты настаиваешь, я расскажу. Я уже тебе сказала, что это не моя квартира. Она принадлежит моей тетке. Сейчас она гостит у родственников, и предложила мне пока я не улажу свои дела, пожить здесь. Она на пенсии, но на одну пенсию в наше время не проживешь. Чтобы каким-то образом пополнять бюджет, она стала сдавать свободную комнату на короткий срок.
- Ага, все ясно. Как пишется в газетной рекламе, на часы или на сутки.
- Каждый зарабатывает на жизнь так, как может. Уезжая, она попросила меня продолжать это дело, чтобы не растерять клиентуру.
- А сегодняшняя парочка, они тоже постоянные клиенты?
- Скорей всего, да. При мне они приходили всего три раза. Я же сюда переехала совсем недавно.
- И на какое время они снимают комнату?
- Обычно на два часа.
- Замечательно. У тебя здесь самые что ни есть настоящие нумера.
- Перестань язвить. Я же предупреждала тебя, что ты выбрал неподходящее время для встречи. Честно говоря, я уже пожалела, что пригасила тебя на сегодня.
- Ладно, не обижайся. Я это просто так сказал, без всякого зла.
- Думаешь, мне очень нравится заниматься такими вещами? Но другого выхода у меня нет. Тетка не берет с меня денег за проживание. И за это я должна ей как-то помогать. Или у тебя для меня есть какое-нибудь реальное предложение?
Кирилл вылил остатки вина себе в бокал.
- Послушай, - проговорил он бодрым тоном. – А давай знаешь, что сделаем? Давай заберемся сейчас в ванну. Помнишь, как мы у меня дома это делали?
- Прямо сейчас? Может, сделаем это попозже? Я больше не жду гостей.
- Вот именно сейчас будет то, что надо. У тебя есть ароматизированная соль или пена?
- Не знаю. Надо будет поискать.
Марина отправилась набирать ванну. А Кирилл залпом допил вино и на цыпочках прокрался к входной двери. Его опасения были излишни, вряд ли Марина смогла бы услышать его шаги за звуками льющейся воды. Ему повезло, в темноте он почти сразу нащупал задвижку замка. На лестничной площадке он притянул дверь и услышал характерный щелчок. Английский замок сработал автоматически. Кирилл быстро сбежал по лестнице вниз. Он словно вырвался из склепа. В первый момент солнечный свет резанул глаза. Выйдя из двора, он произнес длинную фразу, состоящую из одних нецензурных слов. Черные мысли переполняли его. Он шел, стиснув зубы и сдерживая себя, чтобы не закричать в голос.
Неожиданно вся злоба куда-то улетучилась. Вместо этого Кирилл ощутил неизмеримую пустоту. Она была внутри него, и одновременно снаружи. Как будто весь мир вместе с ним стал нематериальным и неосязаемым. Но он понял, что в настоящий момент это даже к лучшему. Потому что лишние эмоции могли только помешать разобраться в сложившейся ситуации. И чтобы размотать этот спутанный клубок событий, нужно было иметь трезвую голову.
Сегодняшний день принес в его жизнь много нового. Вот так нежданно-негаданно он узнал о неверности Елены, и теперь ему было необходимо понять, что заставило ее пойти на измену. Хотя единственный правильный ответ напрашивался сам собой, она никогда его не любила.
Он вспоминал о трех годах, прожитых с нею вместе. Она переехала к нему через неделю после того, как они познакомились, а печати в их паспортах появились спустя полгода. Раньше он даже не подозревал, что может настолько сильно кем-то увлечься. Но чувства, которые охватили его, он испытывал впервые. И даже сейчас, узнав о своем позоре, он продолжал верить, что это были самые лучшие дни в его жизни.
Правда, ощущения новизны начинали потихоньку стираться, неумолимо превращаясь в привычки. Примерно через год они стали порознь ходить в гости, он к своим друзьям поиграть в карты, она к Волковой, пообщаться за чашкой кофе с ней и с другими подружками. Но после новогодних праздников Елену словно подменили. У нее могло испортиться настроение из-за любого пустяка, и Кириллу приходилось прилагать немало усилий, чтобы дело не доходило до ссоры. И если раньше ее капризы вызывали улыбку, то теперь оставляли горький осадок. Кроме того она стала часто приходить домой позднее обычного, объясняя задержки увеличившимся объемом работы. В этом не было ничего удивительного, подобная практика существовала во многих банках. Иногда она выглядела чересчур усталой. Его это беспокоило, но на предложения проконсультироваться у врача, она только отнекивалась.
Только после непредвиденного происшествия в мрачной квартире у Марины, Кирилл понял, что пребывал в мире иллюзий. У него словно пелена спала с глаз, и все сложилось в понятную картину. Так или иначе, Елена только притворялась рассеянной, делала вид, что забывает, о чем он ей говорил. Однако она все отлично помнила и продумывала каждый свой шаг до мельчайших деталей. И надо отдать ей должное, у нее это прекрасно  получалось. Она умело вела разговор, направляя его в нужное ей русло, вполне натурально изображала обиды и подозрения, ловко выспрашивала у него, куда он уходит и когда вернется домой. Чтобы использовать свободное время в собственных целях. И в этот раз, зная, что он половину дня проведет на выставке, отправилась со своим дружком к Марине. Кирилл догадывался, с кем Елена проводила время. Это был ее одноклассник, ее первая любовь. Но он был послушным мальчиком, и сам не решал вопросы. Не обращая внимания на слабые протесты, его женили на дочке богатеньких родителей. А Елена, чтобы отомстить ему, вышла замуж за Кирилла. Они, как мог догадаться Кирилл, встретились у Волковой, вспомнили сладкие денечки своей юности, и упали друг другу в объятия. А потом по объявлению нашли Марину.     
Ну, и Марина тоже хороша. Вечно строила из себя невинную овечку, а когда дошло до дела, преподнесла очень даже оригинальный сюрприз. По всей вероятности, она могла видеть его вдвоем с Еленой где-нибудь на улице, город-то не такой уж большой, и догадалась, что это его жена. А когда узнала, что Елена ему изменяет, решила разыграть целый спектакль. Пригласила Кирилла к себе именно тогда, когда Елена была там со своим дружком, чтобы он лично убедился в ее неверности. В свою очередь Елена застала бы его в доме у незнакомой женщины, с которой он распивает вино и занимается еще неизвестно чем. И, конечно, предвкушала, что это приведет к грандиозному скандалу, который в дальнейшем послужит причиной их развода. Только ее замысел дал осечку, он не захотел устраивать разборки на месте. Ну, а все-таки интересно было бы знать, на что Марина рассчитывала? Неужели могла предположить, что после случившегося он порвет с женой и придет к ней искать утешение?
Он на какое-то время задумался и поймал себя на мысли, что версия об участии Марины в этой истории получалась не совсем складной. Сколько он ее помнил, с ним она никогда не хитрила. И когда два дня назад они столкнулись на улице, она вовсе не зазывала его к себе, и никак не хотела, чтобы он приходил к ней в эту субботу, хотя была согласна увидеться в любой другой день. И только после настойчивых уговоров, после давления с его стороны, согласилась на встречу. Но кто может знать всю правду...
Что же делать дальше? Поехать домой и откровенно поговорить с Еленой? Нет, из этого ничего хорошего не выйдет. Он не сможет сдержаться, сорвется и чего доброго наломает дров. Пойти и где-нибудь напиться? Затея неплохая, только пить ему почему-то не хотелось. Самое правильное было бы сейчас же выставить Елену за дверь. Только куда ей уходить? Ее никто не ждет. В том числе и ее обожаемый мальчик. На большее, чем снять на пару часов комнату, чтобы покувыркаться, он не способен. Есть еще самый последний вариант. Это сделать вид, что ничего не случилось. Вряд ли Елена успела разглядеть его в темной комнате, прежде чем он накрылся скатертью. Нет, на такой подвиг ему сил не хватит. Да и как можно было простить ее предательство? И как ему дальше с этим жить? Ладно, он знает, что делать. Он домой не пойдет, он позвонит и скажет ей, что его срочно отправили в командировку. Конечно, она ему не поверит, будет злиться, кричать, обвинять во лжи. Но разве теперь это имеет значение? Главное, чтобы прошло время, и поутихли страсти. Дней десять он поживет в какой-нибудь простенькой гостинице, сейчас с гостиницами проблем нет, будет ходить на работу, а потом без эмоций переговорит с ней.
Он принял окончательное решение. Наступил час, когда со многим в своей жизни он должен попрощаться. К Марине после всего случившегося он больше не пойдет. А вот с Еленой решать вопросы о разводе будет сложно, но он и с этим справится.  
Нынешняя весна выдалась необычно холодной, и только три дня назад в город пришло тепло. В воздухе струился тот необыкновенный запах испаряющейся влаги, который можно услышать лишь один раз в году. Сегодня он есть, а завтра о нем уже никто не вспомнит. Над головой Кирилла пролетел реактивный самолет, оставив за собой белый след, который разделил небо на две половины. Он  шел по улице, погруженный в свои мысли, не замечая яркого солнца, пробивающейся на ветвях деревьев изумрудной зелени, щебета и крика птиц. Сегодня утром он думал, что у него было две женщины, а сейчас не осталось ни одной.
А город продолжал жить своей жизнью.
Банкет в выставочном центре удался на славу. Гости уже давно перестали стесняться друг друга, расстегнули  пиджаки и ослабили узлы галстуков. Алкоголь помог им стать разговорчивыми, они перебрасывались шутками и громко смеялись. Хорошо обученные официанты бесшумно сновали за их спинами, расставляли на столах новые блюда, меняли тарелки и не забывали подливать напитки в бокалы.
На даче у Николая Нестерова для компании из десяти-двенадцати человек давал концерт испанский гитарист, двойник Пако де Лусии. И аплодировали ему долго и горячо, как если бы он выступал в самом известном концертном зале.
Елена уже успела добраться домой. Ей повезло, она без труда поймала такси. Она сразу отправилась в ванную и, стоя под душем, старательно натирала мочалкой свое тело. Ей хотелось к возвращению Кирилла выглядеть свеженькой.
Марина унесла из комнаты на кухню то немногое, что было на тумбочке. Свое недопитое вино она вылила в раковину, бокалы ополоснула и поставила на сушилку. Потом пошла в другую комнату, включила телевизор и закурила сигарету.


Copyright MyCorp © 2017