Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика





Вторник, 24.10.2017, 12:38
| RSS
Главная
Василий Вялый. Гоги, Хасан и Кастанеда



КАК ХАСАН И ГОГИ ИЗВЕСТНЫМИ ЛИЧНОСТЯМИ СТАЛИ







Приходит ко мне Гоги с бутилька чача.
- Хватит нам, Хасан, в безизвестнасти прападать. Нас, кроме собутыльников и участкового дяди Автандила, никто не знаит.
- Куртизанка Софико еще знает, - добавиль я.
- Она всэх мужчин в городе знаит, - атвичаль Гоги. - Работа у нее такой.
- Ну и что ты придлагаешь? - спросиль я падазрительна.
- Давай станем знаменитыми людьми, как Аршавин, например. Или Валуев…
- Нэт, Валуев нэ хачу. Морда синий каждый дэнь будит.
- А она у тебя и так каждый дэнь синий, - гавариль мой друг. - Пайди зэркало сматри.
- У тибя, сабака, сичас морда фиалетавий будит, как у баклажан, - нимножька ругалься я и браль стул, чтоби бить Гоги.
- Падажди, Хасан! - вскричаль мой друг. - Я знаю, как стать знаменитыми.
- Как? - я ложиль стул на место.
- Мы станем художниками! - воскликнуль Гоги.
- А ты рисавать можишь? - интересавлься я и снова браль в руки стул.
- Мы станем художниками-абстракцианистами, - мой друг благаразумно атхадиль в сторану. - Им не нада уметь рисавать. Например, многие паэты ни знают литература, а стихи пишут. Вот и мы будим делать цвитавой дикаративный панно и смысловой инсталляций.
- Эта еще что такое - инсталляций? Извращения, как у Софико? - спрашиваль я.
- Да, в какой-то степени… - атвичаль Гоги. - Без извращений вабще скушна в жизни. - Ты жэ чача с виски мешаешь… Разве эта нэ извращений - так чача портить? - вздыхаль мой друг. - Ладно, слушай. Берем, например, стул и называим инсталляций «Стул перед тем, как на него сел Путин».
- Так он на него, скорее всего, и не сядет, - возражаль я.
- Это не важно, - гаварил Гоги. - Главное, создать у зрителя впечатлений, что он туда сядет.
- А может, и не туда…
- Может, - соглашался мой друг. - Но куда-то ш сядет.
- Хорошо, согласен, - гавариль я. - А абстрактные картины рисавать?
- Я ш тебе уже гавариль, баран, мы будем делать цветавые панно! - ругалься Гоги.
- Это как?
- Я тебе сичас расскажу адын историй, - сказаль мой друг. - Слюший. Эта было в начале ХХ век. В мир искусства, в том числе в живапись, дерзко попирая столпы реализма, в моду вхадиль модернизм. Кстати, супротив этого направления я ничего, Хасан, не имею, но подчеркиваю, что именно в моду, патамушта картины художников-самоучек были далеки от изысканной концептуальности Малевича, дерзкого видения мира Кандинским, гениальности Пикассо, колдовства красок импрессионистов.
- Ты аткуда такие слова знаиш? - спрашиваль я удивленно и садилься на стул, на который чуть не сел Путин.
- Софико научила, - атвичаль Гоги. - Не мешай! Так вот, известный художник Василий Суриков наляпал на холст разный краска и отправил картину, назвавшись псевдонимом, на международный модернистский выставка. И там этат полотно заняль… Какой место заняль, а Хасан?
- Первий, - предпалажиль я.
- Маладэс, дарагой! - хвалиль меня Гоги. - Правильна, Хасан - первий. Теперь ты поняль, что мы будим делать?
- Кажицца, поняль, - атвичаль я.
- Да имеющий уши услышит, - улибалься Гоги. - Встань, не аскверняй своими чреслами стул, на каторый, возможна, сядит Путин.

КАК К ХАСАНУ КАСТАНЕДА ПРИЕЗЖАЛ

Мы с Гоги празднавали день желизнадорожника. (Как, спрашивается, не празднавать, если восем лет назад я в плацкартном вагоне ездиль с Софико в Гагры к её мама?) На второй день торжэства позвали дедушку Иллариона с аккардионом. Старик играль пёпловский «Smoke on the water», и все плакали. Кушали чача.
Утром позвали участкового дядю Автандила вместе с пистолетом.
- Сможыш этого гада убить? - Гоги киваль в окно.
- Каво? Саакашвили? - дядя Автандил передёрнуль затвор. - Смагу.
- Нэт, - атветиль мой друг. - Саседский пэтух. Всэх моих кур перетапталь, сабака!
Участковий стреляль в распутный птица, но, видимо, не попаль, патамушта пэтух сталь жутко и, главное, адресно сквернословить. Сплюнуль в нашу сторону и снова пошоль в курятник.
На трэтий день, впечатленные мужеством петуха, мы решили визвать четыре дэвачки.
- Пять, - поправиль дедушка Илларион.
Однако вместо дэвачки пришла Софико, обозвала нас дебилами и добавила, что если мы не прекратим жрать чача и не разойдемся по домам, то дэвачки нам больши никогда не понадобятся.
Софико заперли в подвале. Кушали чача. Дедушка Илларион играль Ozzy Osbourne, и все плакали.
- Хасан, пачему твой баба всё напирёд знаит - кто к кому прийдет и скока мы чача скушали? - спросиль дядя Автандил. - Можыт, она колдунья?
- Какой колдунья!? - вскричаль я. - Был бы колдунья, давно бы наш ишак в джып превратиль. - Просто у неё точка сборки в третий глаз пошёль.
- Какой точка сборки? - спросиль Гоги.
- Ну, эта по Кастанеда, - атвичаль я, - который балшой энергий управлять можыт.
- А… - сказаль мой друг, - а давай Кастанеда к нам пазавём, пусть точка сборки в правильный русло пустит.
- А чито, у тибэ нэправильный, дарагой? - спрасиль дядя Автандил.
- Ты молчаль бы луччи, ворашиловский стрелок, - усмехнулься Гоги. - В пэтух попасть нэ можыш… А если б дэвачки пришёль?
Кушали чача. Не прошло и получаса, как приехаль Кастанеда. Дедушка Илларион хатель играть Сантана, но ураниль аккардион на пол, и все смиялись. Кроме Кастанеда.
Карлос хмуро сматрель на нас, переводя взгляд с одного на другого. Наконец заговорил:
- Джигиты знают, что они могут изменить точку сборки, если научатся избавляться от старых привычек и обретать новые. Знаете, где сейчас находится точка сборки каждого из вас?
- И гдэ, дарагой? - спрасиль Гоги.
- Под хвостом Хасанового ишака, - ответил Кастанеда.
- Автандил, застрели этого иноземца, - зевнул дедушка Илларион. - Да сматри, нэ прамахнись.
- Нэ магу, - развёл руками участковый. - Патроны закончились…
- Чача хочиш? - спросил Кастанеду Гоги.
- Канэшна хачу, дарагой, - не раздумывая, ответиль Карлос.
Кушали чача. Вскоре пришли ангелы. Они надевали на нас длиный бэлий рубашка, а рукава зачем-то завязали за спиной. Ангелы вывадили нас во двор. В дочерна синем небе висель балшой жолтый луна. Вокруг нее летала Софико, пытаясь метлой огреть любвеобильного пэтуха. Но мерзкая птица ловко уворачивалась и крутила ей фиги.
- Это Карлос Кастанеда, - я плечом указаль на нашего гостя.
- Мы знаим, дарагой, - один из ангелов кивнул головой.


Copyright MyCorp © 2017