Поиск

Календарь

«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика





Пятница, 25.05.2018, 08:08
| RSS
Главная
Екатерина Михайлюк


                                                   
ЧЁРНЫЙ КОФЕ
                                                
 (пьеса в двух действиях).

 

Действующие лица:

 ХУДОЖНИК

ПОЭТ 
ЖЕНЩИНА                  
(все одного возраста, примерно одного роста.)

                       

 

 

Действие первое.

Тёмная кухня.

ПОЭТ и ХУДОЖНИК стоят в одинаковых позах с разных сторон дверного прохода, ПОЭТ опирается о косяк левым плечом, левая нога выдвинута чуть вперёд, руки скрещены на груди; ХУДОЖНИК опирается о косяк правым плечом, впереди - правая нога, одной рукой упирается в щёку.

Оба стоят полубоком к зрителю.

Смотрят в кухню, в середине которой стоит бело-серый стол. В центре прямоугольного стола - глянцево-чёрное блюдце, на нём такая же кружка с ручкой.

Постепенно, медленно, добавляется жёлтый свет - до тех пор, пока не будет достигнут полумрак, в котором теряется остальная кухня (кроме стола и деревянного проёма).

Вся сцена в полном молчании.

 

ХУДОЖНИК склоняет голову набок.

ПОЭТ: Гм-м-м...

ХУДОЖНИК возвращает голову на место.

ПОЭТ: Хм-м-м...

ХУДОЖНИК: Вам что-то пришло в голову?

ПОЭТ: Да... да, Вы знаете, так и просится на язык прославить вот эту чашечку кофе... (дальше немного наигранно, с усмешкой). Чёрный кофе... м-м-м... чёрный сон, пара вздохи...м-м-м... может это...

ХУДОЖНИК (уверенно): Гон.

ПОЭТ: Что?

ХУДОЖНИК: Гон. От "гнать-гонет-не гони".

ПОЭТ (наигранно-обиженно): Ну, спасибо!

ХУДОЖНИК (бесцветно): Пожалуйста.

ПОЭТ: Нет, серьёзно, Вы знаете, пока смотрел на эту чашечку чёрного ароматного кофе, размышлял... некоторые мысли пришли в голову... послушаете?

ХУДОЖНИК: Слушаю.

ПОЭТ: Вот мне о чём подумалось... Всё... гм-м... (более уверенно) все ценности сейчас совершенно обесценены, давно избиты, стёрты и похоронены. "Любовь-морковь", понимаете, а не как когда-то - "кровь"... "Дружба-служба" и рядом не стоят; хоть и не совсем складно, но "дружба-нужда". Понимаете? Над словами смеются... Над высоким прикалываются. Кто знает, может чашка кофе станет действительной ценностью - минутой наслаждения, вырванной из всеобщего бега минутой с самим собой...

ХУДОЖНИК: Вы красиво говорите.

ПОЭТ: (поворачивает голову в сторону ХУДОЖНИКА): Я знаю. Я долго работал над своим языком. Как Вы над своим мастерством.

ХУДОЖНИК: Я не могу оценить мастерство поэтики, но я слышу искренность в  Ваших словах. Должно быть, эти проблемы действительно интересуют Вас.

ПОЭТ: И не только меня.

ХУДОЖНИК: И все вы правы, но… Но – ценности не похоронены. Они убраны в глубочайшие сундуки подсознания, подпёртые необходимостью ситуации и времени… они спрятаны, но они дышат, они есть, но они спрятаны… на время. Придёт пора, и их вырвет из своих убежищ сквозняками перемен, и тысяча нечестных слов, тысяча… подлостей со стороны имеющих власть над народом – выплывет наружу, сплавив разукрашенное олово в канаву и обнажив совершеннейшую пустоту…

 

Некоторое время молчание.

 

ПОЭТ: Вы говорите с такой патетикой, что я начинаю сомневаться в собственных убеждениях!

ХУДОЖНИК: Нет ничего предосудительного в том, чтобы когда-нибудь менять свои убеждения, убеждаться в новом. Напротив – быть категоричным… мне кажется глупо быть категоричным! Человеческая душа взрослеет и человеческий ум растёт. Они изменяются беспрерывно под напором всего… В двенадцать лет и двадцать – у Вас разные ценности, потому что разное мироощущение… и ещё не понятно, какие из этих ценностей лучше…

ПОЭТ: … Да, я действительно начинаю сомневаться, но что-то внутри меня

говорит – тихо, уверенно, даже навязчиво – что я всё-таки прав. Я прав и должен защищать свою правоту от слепоты…

ХУДОЖНИК: Вы хотите сказать…

ПОЭТ: Я, может быть, неправильно выразился. Слишком… м-м-м… резко. Я вот что хотел возразить – ценности…

 

Замолкает. Оба смотрят в пол, молчат некоторое время.

 

ПОЭТ (тише и спокойнее): Ценности – это соль, с помощью которой составляется вкус. Ценности – это киты, это сваи, на которых держится мир, общество. Ценности – это совесть, честь… И когда мы уходим от ценностей, закидываем их кирпичами обстоятельств, замуровываем  глиной страха, пачкаем желанием быть впереди всех… мы уходим от самих себя, мы предаём свои совести, мы приближаем весь мир к краху… потому что совесть – это и есть Разум, то, на чём держатся люди и то, чем они чисты.

ХУДОЖНИК: Совесть… Честь… Разум… Крах… Да нет… Ценности – это не соль, а солящая рука. Они выражают… отражают то, что наиболее необходимо сейчас, что более требуется. Да, поэтому они изменяются. Они должны, должны меняться, перетекать одна в другую. Смотрите… например… сейчас Вы голодны, Вы на улице, вам некуда, совершенно некуда прийти, у Вас нет средств, чтобы достать еду, и нет никого, чтобы раздобыть эти средства, потому что Ваши все друзья, преданные Вам, не смогут Вам их предоставить при всём желании, они такие же как Вы – не имеющие средств. Но Вам так хочется есть, что больше ни о чём совершенно не думается. И сейчас единственна ценность для Вас – тарелка горячего супа, вареники со сметаной, чай… или что Вы там любите.

ПОЭТ: Кофе.

ХУДОЖНИК: А?

ПОЭТ: Я люблю чёрный кофе больше всего.

ХУДОЖНИК: Ну, или чёрный кофе. В такой ситуации – это Ваша ценность. А теперь другая картинка, Вы – сытый и довольный, в меру упитанный, у Вас большой дом в три этажа, богатство и роскошь в комнатах, хорошие одежды, дорогая, натуральная еда, престиж, достаток. Только вот в чём дело… представляйте-представляйте… Вы (пауза) совершенно один в своём замке, совершенно один в роскоши, трёх этажах, десяти комнатах, абсолютно один в богатой одежде и дорогой мебели. Вы один. Вокруг вас постоянно крутятся люди, но Вы… один. И сейчас для Вас ценность, настоящая

ценность – искренность, искреннее слово, непосредственность, тепло, любовь. Это то, к чему Вы стремитесь…

ПОЭТ: Во-от! Вот! То, о чём я говорил! Именно это! Да! Именно об этом! В какой бы я ситуации не был, в каком бы состоянии не прозябал – нельзя! понимаете? Нельзя заменять истинные ценности преходящими! Это то, о чём я говорил! Любовь и тепло сердца, и искренность – это как раз те сваи, киты, те основы, те ценности, которые запечатлены в веках и которые сейчас пригибают к земле спинами, стараясь уложить на лопатки и закопать. Закопать, вынося вперёд что-то просто кажущееся самым необходимым. Всё проходит, одни нужды сменяют другие, одни необходимости – третьи, четвёртые, пятые… И что? Каждый раз попрекать ценности, выжитые и выстраданные миллионами за миллионы лет… чем-то, что сразу уйдёт, удовлетворив минутные необходимости?

 ХУДОЖНИК: А кто Вам сказал? Простите, откуда Вы знаете, что важнее? Что гораздо больше важно – постоянство или перемены, отражающие действительность? Зачем, скажи мне, зачем нищему, бомжу Ваша любовь? Да ему противно станет от Вашей любви – Вы его накормите, поднимите с земли, поднимите из нищеты, со дна – тогда он оценит Вашу любовь. А в грязи и  голоде ему нужны пища и четыре стены, да крыша, а не Ваша любовь. А человеку богатому, пресытившемуся материальными радостями, подарите чашечку кофе – зачем она ему нужна? Он может купить себе сам – сотни чашек.

Ценность – это то, что действительно необходимо в данной ситуации. Сейчас. А не через сто лет.

ПОЭТ: Я вижу, Вы немного взволнованы. Успокойтесь, прошу Вас. Может быть ценность – это просто то, что не имеет цены. И всё. Неважно - именно сейчас или всегда. Просто то, что не продашь… (пауза). Ты продашь солнечный день или утреннюю свежесть? Ты продашь радость в глазах и искрящееся счастье в сердце? Ты продашь, наконец, ту любовь, и уважение, и свою честь? Нет…. Это не имеет цены.

ХУДОЖНИК: Согласен (пауза). Но и ты не продашь ни за что гитару, если это единственное, что тебя кормит, ты не продашь ни за что книгу, потому что сейчас пишешь по ней картину, ты не продашь цветок на окне, потому что его любила твоя мама, и ты не продашь фото любимой, если сейчас она далеко. Это всё – в чём ты нуждаешься сейчас, без чего не можешь, не можешь жить. Это не имеет для тебя цены.

ПОЭТ: Да, я согласен.

Молчат.

 

Действие второе.

 

Появляется ЖЕНЩИНА, на голове бигуди. Она останавливается посередине между ними, но в трёх шагах.

 

ЖЕНЩИНА: Вы ещё не спите? Уже так поздно. Всё болтаете? Правду говорят, людям искусства всё не наговориться. И не договориться, должно быть. Почему в темноте?

Входит в кухню, проходит мимо них к столу. Останавливается.

ЖЕНЩИНА: Кофе… Я совсем забыла.

 

Берёт кружку и несёт к раковине.

ХУДОЖНИК и ПОЭТ протягивают руки чуть вперёд, но тут же опускают. Остаются в прежних позах.

 

ЖЕНЩИНА (останавливаясь у раковины): Не люблю холодное кофе, оно совсем остыло. (Выливает). И вообще, я не люблю чёрное кофе.

 

Звучит музыка, тихо гаснет свет. Вспышки жёлтого, красного, оранжевого света освещают ПОЭТА и ХУДОЖНИКА в прежних позах, и ЖЕНЩИНУ, застывшую у раковины; потом – ЖЕНЩИНА поглощена темнотой, слышно только бряканье посуды - чайника, ложки, а ПОЭТ и ХУДОЖНИК продолжают появляться во вспышках света. Музыка умолкает, последние три вспышки – первая освещает только ПОЭТА, вторая – только ХУДОЖНИКА, третья – никого.

Потом включается свет, в котором среди общего мрака видны только стол и ЖЕНЩИНА, сидящая спиной к зрителям.

ЖЕНЩИНА пьёт чай. Смотрит в большое окно, за которым звёзды на тёмном небе.

Окно распахивается, влетает ветер, её волосы развеваются.

 

Занавес

 

 


Copyright MyCorp © 2018