Поиск

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика





Суббота, 15.12.2018, 18:32
| RSS
Главная
Евгений Петропавлоский



ЖЕРТВЫ. РАССКАЗ В ПЯТИ СЮЖЕТАХ
 

Говорят, если стая волков загонит зайца в какой-нибудь отчаянный безвыходный угол, то косой в свой последний час может развернуться и броситься в атаку на “охотников”... Не знаю, правда ли это, однако вполне верю; поскольку порой нечто подобное случается и в человеческом обществе. Известных мне примеров хватило бы на целую повесть, но приведу лишь несколько наиболее запомнившихся -- заметь, читатель: всё взято из нашей утлой действительности, никакой выдумки. К сожалению. Поскольку лучше б уж люди разводили руками, приговаривая: “Эка, до чего больная фантазия у этого Евгения Петропавловского. Такого в жизни не бывает”... Увы. Бывает. Впрочем, лично для меня есть и определённая отрада в приводимых ниже невесёлых картинках... Но об этом потом. А пока -- ближе к теме...
Сюжет № 1. Зима. Заснеженный городской парк. Вечер и густые сумерки: время не очень позднее, но зимой ведь темнеет рано... В окружении описанных выше декораций по одной из боковых аллей шагает хрупкая четырнадцатилетняя девочка Люда... Только над нашей сценой незримо витает отнюдь не Талия, но Мельпомена -- и Люда, судя по всему, начинает об этом догадываться: она ускоряет и ускоряет шаг, и мысленно корит себя за то, что, решив сократить путь, пошла через безлюдный парк... Тут её догоняет молодой маньячок (пусть данный персонаж ввиду микроскопичности его личности останется у нас безымянным): приставив девочке к горлу нож, он тащит её в заросли непричёсанного кустарника. “Только пикни, -- приговаривает зловеще, -- убью!” Однако получается небольшая заминка, когда он разворачивает Люду к себе лицом: на ней длинная куртка, джинсы -- словом, куча одёжек, которые надо снять -- посему маньячок убирает нож от горла девочки и принимается торопливо её раздевать. Вот здесь, пожалуй, из-за спины Талии выглядывает и Мельпомена: жертва, воспользовавшись заминкой, бьёт гиперсексуала коленкой между ног, а когда тот с воплем начинает перегибаться пополам, выхватывает из его ослабевшей руки нож.
Далее Люда ничего не помнит... Способность здраво мыслить возвращается к ней лишь тогда, когда она обнаруживает себя -- с окровавленным ножом в руке -- над завывающим благим матом и катающимся по снегу маньячком... Лицо у того искромсано в лоскуты.
К сожалению, хеппи энд не получается. Поскольку в итоге у девочки -- тяжёлое нервное расстройство, а у не состоявшегося насильника -- первая группа инвалидности. Кто знает, сочли бы достаточным подобное наказание те, кому довелось встретиться с ним в безлюдном парке раньше Люды...
Сюжет № 2 ещё отвратительней. Место действия -- котельная захудалого заводишки, давно уже летящего в пропасть банкротства и практически ничего не выдающего на гора. Действующие лица -- трое кочегаров-бомжей, пребывающих в состоянии перманентного опьянения и работающих за кормёжку в заводской столовой плюс бесплатное жильё, каковым служит котельная. Всё бы ничего, но один из этой троицы, бывший зек, утвердив своё главенство с помощью кулаков, начинает помыкать товарищами: посылает за проходную христарадничать, чтобы собрать на бутылку, по пьяной лавочке развлекается, подвергая их изуверским пыткам.., в конце концов, по очереди насилует бедных синюшных доходяг. И тогда их терпение лопается... В последней мизансцене в руках у бомжей появляется кувалда: они подкрадываются к спящему “пахану” -- и пускают в ход упомянутый инструмент... Так -- по очереди, остервенело -- они и “работают” кувалдой до тех пор, пока не превращают обидчика в форменную отбивную... Finita.
Сюжет № 3 не лишён своеобразного версификационного шарма, что, на мой взгляд, вполне искупает бедность декораций: малопримечательную лесополосу с осыпающейся осенней листвой и обшарпанный “жигулёнок”, на котором трое дюжих рэкетиров вывезли за город насмерть перепуганного предпринимателя... Цель -- вполне заурядная для вымогателей: выбить из артачащегося “буржуя” энную сумму, названную ему в качестве ежемесячной подати. Однако, на свою беду, мордовороты забыли обыскать назначенного к экзекуции. А ведь по ходу пьесы не только ружьё, висящее на стене, обязано выстрелить, но даже и небольшой дамский браунинг, свободно уместившийся в кармане жертвы. Что и происходит в финале нашей сцены: в перерывах между побоями предприниматель выхватывает пистолет и производит шесть выстрелов -- по два в каждого рэкетира. Вполне справедливо и никому не обидно; тем паче, что вымогателям мгновенно становятся не нужны никакие деньги... Три трупа, постепенно присыпаемые пожухлыми листьями, лежат в лесополосе, а недобитый капиталист усаживается на экспроприированные “Жигули” и уезжает восвояси -- под крики “Браво!” и гром аплодисментов, предполагаемых автором этих строк (хотя и не слышных стороннему уху)...
Сюжет № 4 прост и бесхитростен, как всё в русской глубинке. Место действия -- захудалый хуторок. Двое пенсионеров, муж и жена, продают на базаре козу -- соответственно, возвращаются домой с большими (по меркам нищего хуторского населения) деньгами. В тот же вечер к ним заявляется прознавший об этом грабитель из местных. Он разбивает окно на веранде и, просунув руку внутрь, пытается нашарить щеколду, на которую заперта дверь. Хозяин дома, естественно, не на шутку пугается. А с перепугу хватает вилы и втыкает их в плечо бандиту. Тот, взревев от боли, проламывает своим телом ветхие деревянные рамы веранды и оказывается внутри жилища. Деду не миновать расправы, если б не шустрая бабка. Она берёт с плиты кастрюлю и выливает кипяток на голову бандита... “Скорая” приедет из райцентра лишь к утру. Хуторскому криминальному элементу предстоит несколько месяцев пролежать на больничной койке, пока доктора будут бороться за его жизнь; а затем -- всё, как полагается: изолятор временного содержания, суд и колония...
Сюжет № 5, пожалуй, самый драматичный... Разворачивается действо в жанре судебного заседания -- многодневного и утомительного. Судят мужчину, который изнасиловал и задушил пятнадцатилетнюю девочку. Убитая горем мать сидит в зале и день за днём выслушивает омерзительные подробности -- всё, что совершал этот нелюдь с её дочерью. Насильник словоохотлив; стараясь хоть немного умалить свою вину в глазах судьи, он поливает девочку грязью: дескать, она была с каждым готова лечь, и с ним пошла по доброй воле, только в последний момент отчего-то вдруг заупрямилась -- вот он в сердцах и не сдержался, хотел не насмерть задушить, а так, припугнуть слегка... Развязка наступает неожиданно. Однажды утром, когда преступника под конвоем ведут в зал заседаний, в узком коридоре здания суда навстречу ему выходит мать убитой девочки. И выплёскивает из небольшого пузырька серную кислоту -- прямо в лицо конвоируемому... Меркнет свет рампы, и занавес опускается.
... Пожалуй, достаточно. Не буду далее утомлять ни себя, ни читателя. Я ведь разложил этот пасьянс из печальных картинок вовсе не для того, чтобы в очередной раз показать, какое говно наша жизнь. Просто в последнее время всё чаще вспоминается, как в старину люди приспособились бороться с крысами. Они запирали в каменном подвале десяток-другой представителей крысиного племени, оставив им вдоволь питья, но ни грамма пищи. Грызуны голодали до тех пор, пока не начинали пожирать друг друга. Естественно, выживала сильнейшая -- крыса-крысолов; её, познавшую вкус своих сородичей, выпускали на волю. И вскоре она изводила под корень крысиное население во всей округе...
Приведённая аналогия не настолько точна, как хотелось бы, однако она позволяет нам вернуться к преамбуле этого рассказа -- точней, к моему обещанию объяснить причину той невесёлой отрады, которая появляется в минуты, когда я перебираю в уме вышеперечисленные сюжеты. Поскольку наконец сошлись воедино векторы, из коих складывается вопрос: не превращаемся ли мы постепенно в этаких крысоловов?.. Ведь природа -- самоочищающийся организм, и человеческое общество -- лишь малая часть её...
Вслед за первым вопросом возникает ещё один.
Куда денутся “крысоловы”, когда среди нас не останется крыс? Или на подобное даже надеяться не стоит, и процесс взаимоистребления будет вечным?

Copyright MyCorp © 2018