Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика





Четверг, 15.11.2018, 03:47
| RSS
Главная
Неподоба (продолжение)


XIV
Фальшь – это плоть. Стойкая плоть патологии. Это отбитая почка отсчета, ее путешествия в стихии – букет цветов. Иудины глазки ! Белозубые пропасти, лакированные склоны депресии – чужой каприз в сезонном перелете тел. Плоть убедительна. Ее можно потрогать, прочесть рекомендации, записать в блокнотик телефон. Это чужой танец. Небритое танго в потной впадине иллюзий, незванное прошлое – ах, эти плотские гадости! Ах, эти тонкие стены - панель любопытства! Ах …Эти пленные истины… Горьких плодов объясненья! Искренность – это Тень. Искренность бездоказательна и нелогична. Искренность – неуловима. Искренность – ненаказуема. Искренность – это проникающее ранение, сложная связь, это перемена мест слагаемых, когда сумма не меняется, это момент нулевой активности, когда сдергивают чехлы с орудий. Это момент поединка. Смешивания на молекулярном уровне, когда мы становимся одним целым. Я – и враг мой. Мы. В паховой области сознанья. Скажи мне!!!! В завышенной норме нравственности, где уровень юбки занижен до лестничной метки, и как крокодилова кожа кипит на лице мезозоя … И влажной десницей …. Тень дна, отпускает порочно мечту на всесильные пастбища… Спи, ангел мой, я пока поликую… Мятежный гормон волны власти мне пенит и будет мне плот. Мой ковчег неучтенный. Где тварь моя мне по рожденью сужденная?!!! Один из нас – плоть, а другой – будет тень, один – гладит фальшь, а другой бредит искренной, но путешествие в древо стихии - один не умрет без другого. Плот сна. Возлюби … своего. Возлюби …. Враг! Отвори круг души своей внутренней!!! Не противопоставляй, а стань с ним единым целым. Впусти его в самый темный эпицентр, в самое яростное ядро души своей. И возлюби. Пусть выйдет из огня не враг. Или не выйдет никто. И тогда он не сможет причинить тебе вред, как нельзя вытащить себя самого за волосы. Как нельзя противостоять самому себе. Возлюби. Стань одним целым. Поединок - это тончайшее боевое искусство единства. Я хотела потанцевать с Принцем? А потом убежать и оставить ему на память хрустальный башмачок? Чтоб он потом долго ползал по подворотням и искал девушку, которой подойдет эта тесная обувка. А я оставлю ему целый ворох башмачков… Еще попробуй, угадай, какой настоящий. Он сжал мое запястье, отвел руку от своего лица, прикусил губу и присел на стул. Я чувствовала его неуверенность. Даже нечто большее, пока еще едва заметное. Пауза затягивалась. Он вдруг поднял на меня глаза. Тревожные. Вдруг злые. Пристальные, уже не интересные, стремительно постаревшие. Я встретила его взгляд плотной волной встречного движения зрачков. И сказала, медленно проговаривая звуки: - Когда мне становится нечем кормить моего зверя… внутри, я отпускаю его поохотится … самостоятельно. И мне плевать… Кому сегодня не повезет. Мы сидели напротив и пронизывали друг друга длинными острыми иглами познания, пытаясь объединится. Это был поединок. Поединок сущностей, чувств. Это было и больно, и нет. Это было необходимо. Вопросы. Отвечать быстро, и не задумываясь. И не врать. Я сказала ему:
- Первый ход твой. Потому что у меня – черные фигуры.
 - Ты хочешь меня?
- Нет. Сколько здесь было девушек до меня?
- Здесь пять. Твой отец бросил тебя?
– Да. У тебя давно проблемы с женщинами?
- Всегда. У тебя уже идут месячные?
– Давно. А, правда, что девушек имели твои друзья, а ты только смотрел?
- Правда. Ты боишься смерти?
- Да. КТО ТЫ?
– Я программист.
- Ты проиграл, я чувствую, что ты врешь.
- Я программист. Людей. Я программирую их НИЧТО. Человеческое.
- И как оно… их Ничто?
- Оно вечно. Но это уже другая сказка. Спрашивай!
- Отвечай! Ты плакал?
- Да. - Отчего.
- От страха. Люди страшнее, чем любые мои фантазии. Они опережают любые изыски, они пугают даже бездну. Ты ощущала, что ты - не одна? Такая…В этом саду…
- Да. Ты зовешь меня на помощь?
- Нет. Я просто зову тебя.
- Тут убили кого-нибудь?
- Не знаю. Мне это неважно. Что ты хочешь…дальше.
- Увидеть как ты меня боишься.
 - Я тебя не боюсь.
- Докажи!
- Как? Мы уже не сидели, а стояли напротив, я почувствовала какие ледяные у меня ноги, и что силы почти на исходе. И что надо дотянуть. Он не видит во мне опасности. Он большой, сильный, у него войско в соседней комнате. Мне надо дотянуть. Я взяла его за руку.
- Тут есть…темная комната?
– Да…
- Ты не боишься зайти со мной …в темную комнату? Я заметила, что его тоже трясет. И что его лицо как-то резко помолодело, стало каким-то детским и ждущим. Сердце колотилось, отбивая дикие экзотические ритмы. Надо, надо, надо… Надо суметь. Жаль, что я не знаю как, я понятия не имею – что делать дальше, я должна держать поводок возникшего накала. Мы прошли по коридору, по темному коридору, который казался бесконечным. Слишком мучительно – бесконечным, для реальности. Что бы не произошло - я источник максимального напряжения. Я чувствовала, как во мне сгорают внутренние силы, уже съедая плоть. И в этом резонансе, в этом потрясающем резонансе, я знала, что и он сгорает… И он – дрожит. И ему – тоже дико и страшно и хочется узнать, как будет дальше. Мы вошли в комнату. Он закрыл дверь. Абсолютная, непроходимая тьма. В комнате почему-то пахло бельем, только что принесенным с мороза.
- Ну…Она достаточно темная? Эта комната? Видимо он стоял совсем близко, потому что его дыхание обожгло мне губы.
- Не знаю…Нужно зажечь свечу и посмотреть, какая она темная на самом деле. Я заметила, что у меня сел голос, как на морозе. Он …Я не знаю, как это вышло, но он стоял напротив а в его ладони встрепенулся огонек свечи. Он сел на кровать. Я взяла свечу из его ладони и поставила на пол. Причудливые бесплотные тени метались по стенам. Было тихо и казалось весь мир замер, прислушиваясь к нашему дыханию. Он сидел на кровати, я подошла и положила руки ему на плечи. Время стекало как тяжелое темное золото. Как жидкий мед. Как расплавленное медленное вступление. Оно больше не стучало в висках. Оно тянулось вслед. Едва успевая за мной.
- Ты не передумал?
- Нет. Я чувствовала - его широкие ладони скользнули у меня по спине, и я сквозь свитер чувствовала чужеродность…. Как ожог. Как удар под колени. У меня свело дыхание и я сказала.
- Только по моим правилам.
- Мое слово.
- Сними ремень и дай мне. Он, не отводя от меня глаз, стянул ремень с джинсов и протянул мне. Коснулся моих пальцев и я тихо сказала:
- Ложись, подними руки, скрести их над головой. На секунду мне показалось, как-то странно и не в тему, что он как будто подавил усмешку. Но наверно мне это просто показалось. Я медленно накинула ему петлю на запястья. Он коснулся губами моей шеи. Я затянула узел. Узел, который перехватывает руки и захлестывает горло так, что стоит чуть попытаться освободится, начинаешь сам себя душить – мне показал в ту ночь мой Друг. А если его перехватить через ноги – человек становится беспомощней младенца. Даже здоровый сильный мужик.
- Что дальше?
- Все… Тихо ответила я.


XV

Игрок, который проиграет - это уже навсегда. Он лежал на диване, связанный и вдруг расхохотался. Я резко вытащила ключи из его кармана, развернулась и направилась к двери. Мне не хотелось произносить никаких поучительных речей на прощанье, как в сериалах, я нечеловечески устала и хотела, чтоб это наконец-то закончилось. Оказаться в постели и уснуть. Я заслужила отдохнуть. Он окликнул меня. Достаточно спокойно.
- И что, ты вот так просто уйдешь? Я оглянулась.
- А как мне уйти, вприсядку? Он усмехнулся.
- Мне нравилось играть с тобой, ты - действительно талантливая. Многообещающая. Красивая.
- Спасибо, но мне все равно, я иду домой. На сегодня мне хватит.
- Дверь не откроется.
- Чего? Спросила я.
- Не откроется, дверь.
- Почему?
- Ты не доиграла до конца.
- Пошел вон. Я вышла в коридор, приоткрыла дверь в зал. На мой оценивающий взгляд компания уже не представляла из себя ощутимой угрозы. Народ уже был, мягко говоря, уже… мало инициативный. Отвратительно несло перегаром, спекшейся духотой и кислятиной. В доме было совсем тихо, какие-то мягкие вздрагивающие движения вокруг тревожили. Мне плевать. Повторила я и подошла к входной двери. Темнота за спиной пугала. Казалось, что-то сейчас тяжело кинется на плечи и начнет рвать… Паника тронулась с места и двинулась в мою сторону. Я с дрожью сунула ключ в скважину. Нажала. Ключ не поворачивался. Я нажала со всех сил. Ключ не поворачивался. Темнота давила уже до одышки. Скоро светает. Подумала я. На рассвете Тень превратится в беспомощную девочку, когти в ноготки, клыки в зубки, и надо успеть сбежать от моего Принца. Ты ведь хотела потанцевать, Золушка. Скоро начнется бой часов. Я ворвалась в комнатку, где возлежал на диване повязанный Принц. Он улыбнулся, подмигнул мне, смешно склонив голову, и спросил:
- Ну что, солнце, она не открывается?
- Как открыть дверь?!!!
- Очень просто. Я же тебе сказал. Ты не доиграла. В соседней комнате начали мерно бить часы. У меня дернулись губы. Часы скоро начнут бить. Тишина накалялась. Она окостенела за плечами. Она напрягла мускулы и сглотнула вязкую слюну. Она пеклась за плечами и ждала. Меня. Она обретала массу и плотность, она училась различать вкус и разделять запах. Я разом почувствовала, что страшно хочу есть, спать, пить, курить, вырвать и все это одновременно. Он лежал со связанными руками, лицо его было умиротворенное, светлое, излучавшее покой и радость. Он как-то болезненно скривил губы и очень тихо, серьезно сказал. - Слышишь, девочка, какая…тоска вокруг? Притаилась в темноте и бродит под окнами… Это наша с тобой тоска. А опасные игры приводят к опасным противникам. Мне захотелось злости. Мне захотелось злости, как ощущения, как спасительного допинга, чтоб встрепенуться заорать, натворить чего-нибудь, но ничего подобного не происходило. Я ощущала парализующую, как высота - слабость. Я слышала, слышала, какая тоска…вокруг. Какая пропащая сегодня ночь. А я так никого и не люблю. Его глаза заблестели, как будто навернулась слеза, губы его дрогнули и лицо, в полумраке, в полусвете, в полубреду, поплыло, будто меняя формы, годы, близости… - Здравствуй, Тень…Поговори со мной, ты же так отчаянно этого хотела. И у тебя так мало осталось времени. Скоро пробьют часы и Тень превратится в маленькую девочку, когти в ноготки, да ты сама все знаешь. Пользуйся мной, Тень, пока твое время. Потому что потом настанет моя очередь. Как всегда. Всегда. Он был всегда. Почему мне перестало быть холодно и … одиноко? И вообще, почему мне все это перестало казаться дичью? Я села на пол и ковер такой мягкий и теплый облегал тело и, казалось, будто под ним ничего нет. Как будто ковер покрывая упругую податливую пустоту. Зазвенело в ушах. Странно, но это не было неприятно. Странно, но это было как-то правильно. Он был всегда. Он был со мной. В очертаниях страсти непонятый кем-то синоним… Соседский синдром.. Наблюдательный идол. Входящий в исток , в белозубые пропасти чувства, в сонливые ванные, в тремор дыханья…Я плаваю в ваших мечтах… Я в незванные пропасти – плачу, я верю в исход… Где ты… Пятница для примадонны, ночь облысевших фантазий и … лестница в чудеса?
 - Ты знаешь, что такое ошибка глаз, Тень? Это когда ты видишь то, что тебе хочется, а не то, что есть. Например, те … люди в соседней комнате, думаешь, они пьяные? Нет…Это ошибка глаз. Я просто вывел их из игры. Потому что это - только наше с тобой, очень личное дело. Это поединок, Тень. Это наше слияние. Это глубокое соединение тканей, неразрывное. За этой дверью, ключики от которой ты нервно вертишь сейчас на пальчике - ничего нет…Вернее ничего из того, что по твоему мнению должно быть за дверью. Ни улиц, ни города, ничего… Там ждет тебя бездна. Идеальная темнота. Царство абсолютного нуля. А ты же знаешь, что в абсолютной темноте не может быть Тени, для нее нужен хоть лучик света. Ты одиночка, а я командный игрок. Но ты стоишь того, чтоб разменять на тебя всю эту шваль в соседней комнате. Хочешь, я укажу тебе на еще одну твою ошибку? Хочешь? Она была в начале. Ты думала, я не знаю, что Тень. А я знал. И все дальнейшее твои ходы были неправильными… Знаешь почему? Потому что ты ими уже пользовалась. А я знаю все прошлое. Я знаю все настоящее, но ты не права – я не знаю будущего. И поэтому мне – интересней! Я – в фантазиях. Его лицо стремительно менялось, казалось он совсем не шевелит губами во время разговоры, просто в комнате звучит голос, на диване лежит человек , свеча освещает его лицо, а оно меняет выражения, как в мультиках. Улыбка, огорчение, злость, блаженство, какое-то выражение, смысла которого я не знаю, плачь, смех, отвращение, внимание и вес это так быстро и … красиво. Потом обои в комнате … потекли… Они тоже начали стремительно меняться, клеточка, цветочки, полосы, закат, красное, белое, зеленое, в горошек, сплетенные тела, море ….Тревожные жанры прозренья, полиция храмов глядит в позвоночные скважины поля. Программного исступленья, где выступит плоть – адвокатами страсти, в сексометрической прогресии где…. Стон разума - все-таки – вход в чудеса. - Думаешь, что я подсунул тебе анашки в сигаретку? Нет… Тебя опьянила близость. Близость к бездне, которую почувствовала твоя душа, а твои умненькие мозги, твоя очень сильная крутая шкурка заставили ее заткнуться и не лезть не в свое дело. Когда охотник выходит в лес, душа должна подождать дома? Очень глупо. Это как муж, который уходит на рыбалку, а к жене приходит сосед. Не спрашивай меня, кто я, Тень. Я программист. Ну разве что несколько в более широком смысле этого слова. Я странник, я хозяин, я Принц, я направление…Я – Мастер. Я знаю прошлое, но не знаю будущего, я могу только предполагать. Поэтому я предполагаю, что дальше наступит пять утра, ну ты же сама назначила это время? В пять утра наступит твой контрольный срок, ты не будешь дома и ты проиграла. Ты больше не Тень. Ты девочка Алена пятнадцати лет, которая никогда не вернется домой. Как многие другие девочки, из цикла их разыскивает милиция. Тень должна иметь хозяина. Потому что я Мастер, а ты Тень. С миром что-то произошло. Что-то серьезно произошло и все летит в бездну. Что-то пошло не так, и, вероятно, это уже точка невозвращенья. Эта партия зашла в тупик и я боюсь, что придется сметать фигурки с шахматной доски. Я перестал контролировать зло в этом мире. Оно подросло, вырвалось из под моей власти и действует самостоятельно. А я только пытаюсь, хоть как-то сдерживать порядок вещей. Почему я? Я хозяин зла, а Он хозяин добра, грубо говоря. Если в моем хозяйстве неполадки, кто виноват? Я… Мне и решать. Я так думаю. Нет, Алена, не это красиво. Это чуждо, неправильно и так не должно быть. Какая-то бессмысленная тяжелая сила прет нескончаемым потоком, поглощает, подминает, крошит, побеждает, душит…Я не знаю что это. Я не знаю что это. Но я знаю, что скоро – пять утра. Крылья, огромные как ветер хлопали за моей спиной, нарастал шум, шум непонятный и страшный. На рассвете случится все что угодно, растают веревки на его руках, очнутся люди в соседней комнате, на рассвете – мне конец. - Шахматная партия. Черные фигуры, белые фигура, два игрока… Понимаешь о чем я? Но если уничтожить фигуры, останутся два осиротевших мудреца над пустой доской… Над бездной. И я вдруг подумала, что кто-то мне важен. Я еще не знаю кто он – но я почувствовала, что этот человек – близко. Которого я – полюблю. И еще – я хочу увидеть родных. И что к их заскокам я уже смогу относится снисходительно. И еще вспомнила дядю Славу. Я поняла, что скоро встречу его случайно в городе. Совершенно случайно. Мы радостно поболтаем и я ему скажу, что пригодилось. Все – пригодилось и наш ночной разговор, на самом деле был – не зря. - Кому нужна их мудрость, их сила, их власть, их соперничество, их власть? Ты зря усмехаешься. Конец света… Расхожая фраза в которую не вдумываются. И света, и тьмы. Ты мыслишь как ребенок. Хозяин кондитерской – хороший, а городской палач – плохой. Это работа. А не сущность. Не личность. Не нарушай законы – не попадешь к палачу. Все просто и понятно. А хозяин кондитерской запросто может избивать жену, оказаться убийцей или извращенцем, и ты никогда точно не узнаешь как не попасть ему в лапы. Хотя с той же вероятностью он может оказаться милейшим человеком. Но все равно он будет опаснее чем злой палач! Не нарушай законов – не попадешь к палачу. А добрый кондитер будет ежедневно с улыбкой убивать тебя избытком сладостей, в конце концов. Я долго наблюдал за тобой, Тень, Я мастер, а у мастера всегда остается один неизрасходованный ход. Через десять минут наступит рассвет, а что может Тень когда приходит свет? Ничего.
- Тень – ничего, а человек может.
- И что, что может Человек?
- Человек может убить…
– Ну ты –то, не убьешь меня, во-первых потому что мы уже одно целое, а во вторых до конца твоих дней это будет мучить и уродовать тебя, потому что тебя будут рвать сомнения, потому что ты знаешь что я прав. И ты будешь сожалеть о сделанном. Потому что я – единственный кто понял тебя, как не крути я – единственный твой близкий. Да и вообще, чем ты меня тут убьешь? - А вот этим. Я встала. Дядя Слава, дядя Слава… Ну хоть ты-то был – кто? Хотя… Уже в предрассветном оцепенении мы сидели на лавочке и уже не помню с чего, но он сказал. - Всегда есть чем убить. На вот, как домашнее задание подумай, как можно убить вот этим? Я потом долго думала, ну как же ЭТИМ можно убить. Как? И вот надо же, доперло дурочку… В самый подходящий момент доперло. - ЧЕМ?!!! Я встала, потушила окурок, разорвала бумажку, уверенно оплавила краешек расправленного фильтра зажигалкой и аккуратно зашлифовала краешек пальчиками. Я делала все это медленно, так чтоб он видел каждое мое движение. Я чувствовала, что он не верит. Он следит за каждым моим движением и улыбается. Он знает прошлое, он знает все ходы и мысли, которымия уже пользовалась. А это …Это он не знает, потому что я сама узнало обэтом только сейчас. Пусть. Даже если это не поможет… Я хоть что-то сделала. Я подошла к нему и сильно разанула сначала по правому запястью, потом по левому. Он вполне по-человечески заорал, и вполне по-человечески хлынула кровь. Я спалила остатки окурка и кинула в карман. Он орал уже слабее. Я прошла к двери, повернула ключ, но уже знала, что дверь все равно еще не откроется. Еще не все. Я вернулась на кухню, включила газ, все четыре конфорки, зажгла свечу и в абсолютной уверенности – «Это моя игра» - подошла к двери и с легкостью вышла наружу. К тому времени, как господа проснуться, от хибарки останутся тлеющие угли. И сожалеть о брошенном хозяйстве по пути в ад – не придется. Я шла, и остервенело терла надпись на руке, рваными буквами написанную на моей руке. Речная шесть. Андрей. Я все-таки одолела тебя, урод. Хотя ты все таки обманул меня. Хоть в чем-то но провел. До пяти утра еще далеко. Я даже приду домой – во время. Я слушала шум за спиной, я уже была непоправимо не одинока. Мне страшно хотелось вернуться и исправить все. Но я знала, что так уже не будет. Я знала, что если вернутся, меня все равно вернут в начало игры и с записью – повторить все в тринадцатикратном размере. Занавес света упал на театр теней. Город чистый и светлый - встречал меня. Как встречает всех победителей – тихо, нешумно, первый кто узнает о твоей победе и машет вслед ветерком. Доброе утро, Тень! Близится осень - ночи становятся длинней. Фея-Крестная махала мне вслед серебряной вуалью. Она крепко прижимала к груди плюшевого мишку. Его смешная круглая лапка была поднята вверх, отдавая прощальный салют своей маленькой хозяйке. Почему-то я знала, что на его пуговичных глазах сверкает слеза. Мне страшно хотелось вернуться и прижаться к ним, облиться слезами и попросится… покаяться, но… Ваша маленькая Хозяйка не виновата. Туда, откуда так ушел – не возвращаются. Надо хранить мужество и идти вперед. За спиной больше ничего нет. Все что со мной произошло, прошу никого не винить, сделано мной в трезвом уме и твердой памяти. - Золушка, ты хочешь…
 
VI
 
 Милиционеры в шоке разглядывали картину, представшую перед их глазами. - Ты глянь, ничего себе! Прямо письменное признание с адресом и именем исполнителя! Усмехнулся и протянул начальнику записку. «Что бы не случилось, сделано мной в трезвом уме и здравой памяти» Адрес и фамилия. Если бы кто-нибудь спросил меня, зачем я это делаю, мне пришлось бы туманно пофилософствовать насчет того, что ничто человеческое мне не чуждо. Хотя…иногда мне хочется, чтоб кто-нибудь меня об этом спросил. Умная, хорошая, сильная девочка! Иногда так здорово, когда кто-то достойно выигрывает у тебя сложную крутую партию. Ты честно выиграла, маленькая чемпионка. Ты пришла сегодня домой, ты успела постираться и улечься спать. И, даже рана на руке и лице удивительно легко замазалась тональным кремом. Потом приехала милиция и на твой тихий ужас, на твои внутренние прощания со всей своей жизнью ты услышала смех и дикий восторг. - ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ДА КАК ЖЕ ТЕБЕ ЭТО УДАЛОСЬ?
 
Оказалось, что они давно следили за этой компанией. Оказалось, что они сразу послали наряд, вслед за подозрительной девочкой подозрительно поехавшей по подозрительному адресу. Выломали дверь. А там – вся компания, связанная хитрыми узлами, лежит и пошевелиться боится. Четверо парней и тетка в белом халате. Никакая она не медсестра, просто белым халатом легче втираться в доверие к детям. Как такой хрупкой девчонке удалось скрутить пятерых здоровых, причем абсолютно трезвых бандитов – совершенно непостижимо! А сами они только мычат что-то невразумительное да во всех грехах признаются наперебой. Ты широко откроешь свои большие глазенки и спросишь: - А открытый газ? А парень, такой симпатичный парень с перерезанными венами в спальне? А тебе скажут, что … да не было там никакого парня…Ты это от шока все понапридумывала и милиция тебя всяко благодарит. Ничто человеческое мне – не чуждо. Это самое, чисто человеческое – ничто. У меня можно выиграть игру, но ты всегда оставишь мне утешительный приз – свою душу. Против меня нельзя – моими методами. Злом не истребить зло. Встречным огнем можно остановить огонь. Но тьмой не рассеешь тьму. Тенью – не станешь ближе к свету. Поэтому это происходит. Всегда. В понедельник в школе ко мне подошел мой одноклассник. - Слушай, Алена, ты так похорошела последнее время, ты, говорят, целую банду помогла милиции захватить. Может сходим куда-нибудь вечерком? А? - Сходим. С удовольствием. Вечером. В городской парк. Вежливо улыбнулась я. - Во сколько? Я незаметно, оттянула рукав на платье. На руке сегодня утром появилась новая неровная надпись. Фломастером на коже. 19.30. Городской парк. Я улыбаюсь. - В 19. 30, солнышко приходи, я уверена - у тебя будет незабываемый вечер.

Copyright MyCorp © 2018