Поиск

Календарь

«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика





Суббота, 21.07.2018, 11:01
| RSS
Главная
Аркадий Слуцкий


Из цикла «Предпоследнее путешествие»


 


* * *

Мимо имени – отчества,
Искушенья в поклон
На холмах одиночества
Вырастал Вавилон.

Мимо храмов пустующих -
Не паломник, так бомж -
Мимо прахом торгующих
И молящихся лбом…

Все, что было завещано –
Не по Сеньке молва –
Словно птиц в Благовещенье
Отпущу слова….

Не мне их растить, не мне выпасать…
На заре кому снизойдет благодать?

Не словами – старанием,
Простиранием рук,
Чтоб ни болью, ни бранью
Не сорвался звук…

Чтоб молитвами ранними:
Помилуй, мя…
Бесприютным странником –
Где воля Твоя.





Из очень давнишних писем Галине Умывакиной


1.
Приезжала девочка из Москвы,
Из такой восторженной синевы.
Но за что вы девочку на слова?
Лучше бы ей в кружке молока.
Лучше подарили бы ей цветы -
Просто человеческой красоты.
Ей бы на ее высокий лоб...
..........................
Но слова придуманы кем-то, чтоб
Кто-то их выращивал в годы смут
(Ох, какой не сладкий это труд)…
...........................
Вот и ищет девочка теперь слова,
И на что той девочке была Москва...

2.
Я - май, я - маленький... Мне ночью
Чернильные приснились сны:
Чистописанье между строчек,
И колыбель среди весны...

...Не дом, но горький привкус дыма,
Не легкий лепет, но галдеж,
Не искренность, но пантомима...
Воронежский прохладный дождь.

И как не хочется опять
Тревожить ночью чьи-то двери,
Чтоб горькой мерой недоверья
Наследственность определять.



Искушение ученичества.


Пейзаж погашен был простой почтовой маркой
Провинциальных сволочных правительств…
Гремело градом в черепичный Марбург,
Когда я выдумал забыть скрипичный Витебск.

Плыл пастушок с раскрашенными козами ,
И турбулентно задувало ветром…
На той заре вечерней ангел розовым
Светился светом. Распускался веером

Тенистый пригород, чтоб говорком оседлости,
По эту сторону законов неподсудности,
Нас обогрело очагом присутствия
Косноязычье живописи – верности.

Рисунки слов – фигуры умолчания,
Там оставались в темноте за кадром –
Что ни карниз, то ангел на закате,
Дом вместо крыльев, или очертания

Сутулости. Любовники зеленые,
Летали над горизонтальной улицей,
И скрипачи смычками в небо целились,
И пялились с небес ошеломленные

Божественные пьяницы… О чем это?
Карандашом, сверчком прикосновения –
Стал синтаксис сплошным нагромождением
Гортанных звуков: белое по-черному…

Все вертикально над чертой округлости
Земной коры. По крестовине линии
Оплакал Сару Авраам из Библии –
И кожа высохла до старокнижной смуглости

И в том миру уже не в силах алчущий
Хлебами лун утешить вечность голода…
Я умер Марбургом и Авраамом плачущим.
А скрипки звук замкнул границы города …


* * *

Я отправляю письма наугад,
А мне их возвращают почтальоны.
Растерянно … И как-то удивленно,
Оправдываясь, что-то говорят.

Мне говорят, таких названий нет…
Я отвечаю: не в названьях дело…
Ведь столько лет прошло, в иной стране
Давно живу. Молюсь в других приделах…

Ладонью словно зачерпнул воды
И попытался удержать наивно,
Но блики уплывающей звезды,
Едва мелькнули, их уже не видно.

Мое отечество не Царское Село,
Да и Воронежа сквозь годы не догонишь –
Притронешься, звук имени обронишь...
Ладони высохли... Осталось ремесло.

Но всякий раз в ночных почтамтах есть
Какая-то совсем иная весть.


* * *

От чужих мемуаров оскомина
На кофейной гуще – гадание,
Все казалось таким особенным –
Но закончилось назиданием.

А потом все пошло – поехало
(Привокзальное, безночевное),
Злыми выселками успеха,
Винопитиями вечерними.

Разговорами, сплетнями, слухами
Прорастало в ушные раковины,
Заливалось ночами суками –
Подворотнями, буераками.

…Трепетало церковной свечечкой
На пустой полуночной паперти
Понятым нынче делать нечего
На задворках чужой памяти.

За пустым, ресторанным столиком,
Не оскомина – виноградина…
Не бывать нам уже историей,
Родословием общих прадедов.




* * *

Опальной, южною зимой
В сезон дождей, обид, упреков,
Я, перечитывая Блока,
Услышал голос неземной.

… Там в пенье ангельского хора
В застенчивом сложенье рук
В смятенье брошенного взора
Исповедальных разговоров
Мне чудится домашний звук.

Я не могу его не слышать,
Я просто искушаю миг
Мгновенной благодати свыше
Невозвращенья в этот мир.

Там невозможно междометьем
Закончить ни одной строки…
Там навсегда через столетья
Не зажигают маяки.
…………………………….
И эхо ангельского пенья,
И голос девочки другой,
Как встарь, просили возвращенья.
Всем не вернувшимся домой







Copyright MyCorp © 2018