Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Статистика





Воскресенье, 23.09.2018, 01:48
| RSS
Главная
Сергей Кащеев


 
УСТНЫЕ РАССКАЗЫ



"...Навру с три короба,
пусть удивляются...
"
(Из песни)



Устный рассказ отличается от написанного, как клизма от боксерской груши: вроде бы форма одинаковая, а вот назначения разные. Литературный рассказ вымучен за письменным столом, тысячу раз отредактирован с точностью до запятой, вылизан и вычищен на предмет лишнего, сюжет испорчен поправками - советами коллег и критиков. В конце концов, он в любом случае конъюнктурен! Писатель, подспудно складывая и умножая, уже приблизительно знает, сколько он за него получит денег. Устный рассказ альтруистичен и честен. Он эфемерен и индивидуален. Своей свежестью он отличается от литературного, как живой цветок от искусственного. И если литератор, даже написав явную скучную лабуду, может обвинить ( уснувшего во время чтения его рассказа ) читателя в непонимании высоты полета мысли, то слушателя устного рассказа не обманешь. Он голосует ушами. К тому же, те, кто хоть раз давал почитать свои литературные опыты более опытному литератору, знает, как противно потом выслушивать снисходительные ( и явно завистливые ) советы старшего товарища . Особенно если знаешь, что он печатался только раз, да и то в журнале "Фельдшер и акушерка". В устном же рассказе авторитетов почти нет. Устных рассказчиков-мастеров, на свете совсем немного. Те, кому посчастливилось вживую слышать Гердта, Юрского, Никулина, понимают, что я имею в виду, говоря " мастер". Гениям устного рассказа достаточно вздохнуть - и самый шумный зритель замолкает, как лягушки в болотце, куда бросили камешек. Никаких тебе ужимок и прыжков, никаких петросяновских кривляний. Конечно, мастер может с успехом пересказать "Инструкцию по безапелляционной заточке рога носорога". Но он этого делать не станет. Все таки очень важно иметь сюжет. В принципе мастер именно в нем и находит соль. Иногда вся соль в последней, очень вовремя и в точку произнесен- ной кем-то фразе. И вот тут -то выясняется, что рассказов для устного пересказа катастрофически не хватает. Неожиданные сюжетные концовки рассказов О'Генри плохо адаптируются к применению их "от первого лица". Более современен Довлатов, но "где -то уже слышал". Пересказывать Чехова - все равно, что своими словами излагать "Онегина". Дефицит устного рассказа компенсируется анекдотами. Но анекдот безличен. Он не несет за собой личности рассказчика. Он не подчеркивает его жизненный опыт, наблюдательность, круг его знакомств, его отношение к тому или иному предмету. Можно представить себе даму, которую вы умудритесь очаровать, рассказывая сюжеты Чехова! Кроме сумасшедших затрат на дезодоранты ( дабы убить запах нафталина), сколько у вас потом уйдет времени, такта и сил, чтоб объяснить ей, зачем нужно ложиться спать вместе, а не отдельно! Работая над изложением устного рассказа на бумаге, я столкнулся с непреодолимым барьером. Перенесенный на бумагу в чистом стенографическом виде устный рассказ похож на сушеную морскую капусту. Поэтому на десятой попытке я сдался и ввел в ткань немного литературщины, которую не обязательно пересказывать. Главное в этих рассказах то, что они чистейшая быль, случившаяся с автором. Так что при пересказе можно смело начинать со слов: "А вот со мной как- то случай был...", или на худой конец (всегда вздрагиваю от этой фразы): "Мне один замечательнейший человек рассказывал..." И при этом можно не бояться, что вас прервет какой-нибудь идиот, сообщив слушателям концовку. Более того! Я решил в некоторых моментах, учитывая назначение этой книги, подсказывать читателю, КАК нужно рассказывать те или иные эпизоды. Для этого условимся, что предполагаемые обстоятельства следующие. Вы приехали отдохнуть на природу (естественно, без еды и палатки). Если возле реки (озера, моря) много костров и палаток, выбирайте костер, соответствующий вашему возрасту и кулинарному вкусу. Обязательно убедитесь в изобилии противоположенного пола! Иначе, сытно поев, вам придется ночевать на улице. Подсесть к костру элементарно: попроситесь погреться, а сами иногда нетерпеливо посматривайте в сторону дороги. Потом, как-то мимоходом скажите, что должны подъехать друзья из другого города - мол, договорились по телефону - но чего-то задерживаются. Вклиниться в разговор совсем просто, это может даже глухонемой, а вот сами сюжеты я вам предлагаю ниже.

* * *

...У меня тоже один раз получился розыгрыш - высший! Знаете в Москве, возле Останкино общежитие циркового училища консерватории?(В этом месте сделайте паузу и, убедившись, что вокруг одни провинциалы, с пониманием разъясните): Совместная общага, девятиэтажная, когда-то были этажи поделены, но со временем все поперемешались. В коридоре кто-то сальто крутит, тут же кто-то на трубе дудит, скрипки пищат, жонглеры булавами кидаются, - сумасшедший дом. Я жил на шестом этаже с одним типом... забыл, как его зовут... имя какое-то сложнокавказское. Я его Пингвином звал (у него нос какой-то длинный был и плоский). Он в цирке в конном номере работал, под конем пролезал. Видимо, как-то раз неудачно. Копытом все файлы повыбивало. Верил всему, что не скажешь. Я ему даже как представителю пернатых каждое утро яйцо в кровать подкладывал. Как проснется, я с серьезным видом спрашиваю: "Ну что, ты снес сегодня что-нибудь?" Залезу рукой в его гнездо ( а кровать у него с такой растянутой сеткой была, что из кровати голова и ноги торчали, как букет гладиолусов), пошарю, яйцо найду и на сковородку. Так он потом все утро с недоумением рукой под задницей шарит. Так вот, как-то вечером мотаюсь по комнате туда-сюда, а Пингвин спит, аж бульба из носа. (Спал он всегда так самозабвенно, что доводил меня, страдающего бессонницей, этим до бешенства). Я и так, и эдак, и стулом громыхну, и кастрюлю уроню... никакой реакции! Решил ото-мстить за такое вопиющее свинство. Пошел у соседей чайник просить и придумал! Часа полтора ходил по всей общаге и во всех комнатах просил чайники. Набрал их огромную кучу! Обложил всего Пингвина и тихонечко распределил их по всей комнате. Даже на шифоньер положил. Потом окно открыл нараспашку, ка-а-ак вдарил чайником по куче и кричу ему: "Вставай! Вставай, Пингвин! Кто-то чайники в окно бросает!!!" Сам с криком обезумевшего таракана выскочил в коридор и стал наслаждаться видом Пингвина через замочную скважину. Просыпался он минут пять. Ошалело оглядывал апартаменты, потом укладывался спать с мордой лица, выражающей, что-то типа: "Приснится же такой бред!" И так несколько раз. Потом с грохотом на всю общагу выбежал, наконец, в коридор и стал убеждать меня, что кто-то чайники в окно бросает. Как я в эту ночь спал!!!
* * *
...Сидим как-то в комнате с приятелями, в карты играем. Пингвин, соответствен- но, спит. Но осторожно! Поспит, перископы из-под одеяла вынет, осмотрится, клювом шмыгнет и снова погружение. (Это значит, жрать хочет и ждет, что мы закусывать на- думаем). Приходит однокурсник и приносит бутылочку какого-то "плодово-выгодного" с жутким цветом и парфюмерно-портяночным запахом. Без этикетки. Пингвин зашелестел и стал подбираться к столу. Пока кружки и стаканы собирали, я от нечего делать прилепил к бутылке этикетку от какого-то то ли шампуня, то ли одеколона. Под столом валялась. Ну налили, выпили - мерзость смердячая! Пингвин зажмурился (аж клюв соединился с подбородком) и потянулся к бутылке - посмотреть, чего это он такого выпил. На этикетке все по-иностранному. Брезгливо сделал вид, что читает и понимает по-английски. Ну я и говорю: - Да шампунь, шампунь! Классная вещь! По башке бьет убойно! А мой дружок Халя подхватил на лету и, тасуя карты, добавляет: - Только вот слепнут от него. Пики козыри! Третий ( тоже наш человек!): - Так не все же! Процентов 10 только! Шестерка у меня! Я: - Прошлый раз пили - вроде ничего. Что ты в бубну ходишь! Я бубну несу, а он наяривает! Следи за картами! Халя: - Ага! А Колька, с первого этажа?! На Новый год эту гадость выпили с Семеном, Семену хоть бы хны, а Коля теперь в ДК ВОС на баяне играет! Хорошо, хоть не в цирковом учился, а на музыканта, а то бы сидел возле рынка с фуражкой! Я хожу? Наконец "всеми забытый" Пингвин по- дал хриплый голос: - А что такое "дэкавос"? Халя: - Дом культуры общества слепых. А ты там что, не халтурил никогда? А ! Ну да! Ты же ковбой. У кого все козыри, блин?! Пингвин сидел в гнезде синий. Потом прилег, видимо, прислушиваясь к организму. Мы ждем. Играем потихонечку. Наконец Пингвина сморило. Слышим - засопел. Перемигнулись. Двое картами хлопают, а я тихонечко зашторил окно и свет выключил. Сидим в кромешной тьме, шелестим картами и погромче треплемся, приблизительно так: - Что ты опять в бубну?! - А с чего я пойду, если у меня одна бубна?! - Десять. - А мы вот еще десяточку! - А мы ее тузиком! - А у нас и тузик есть! и т.д. И дождались! Крик несовокупленного марала на все общежитие! - Рэбата-а! Я ослэп !!! Я ослэп, рэбата!!!

* * *

У нас на стройке работал бригадиром некто Сорокин. Хитрый и ленивый. Всегда убегал в прорабку "по делам", если привозили изобилие бетона. А мы лопатами машем. Доставал я его по-черному. Он, конечно, догадывался, кто всю стройку сороками, пронзенными стрелой, изрисовал. Кто ему клеем лопату мажет, чтоб рукавицы намертво к кормилице примерзали. Чего только ни делал! Один раз перо орлиное нашел и незаметно ему в каску вставил. Как раз начальство приехало. Мы угорали, как он Чингачгуком промеж пиджаков прыгал, руками махал. А те такие серьезные и обалдевшие. Но это еще цветочки. Одной подлостью я его доконал окончательно! Как-то прини- маем бетон, Сорокин, естественно, шмыганул в прорабку "по делам". Подъезжает КАМаЗ с кирпичом. Водила у меня спрашивает, где, мол, тут мастер - расписаться в приемке. Я показываю на вагончик и говорю: "Вон там сидит! Ты с ним погромче говори, а то он глухой, как тетерев!" Водила к прорабке и я, немного погодя, туда же. "За рукавицами". Захожу и наслаждаюсь! Сорокин в стул вжался - одни глаза испуганные, а водила орет, аж стекла звенят! А спросить Сорокин, чего тот орет на него, не решается. 93 Вот таким макаром я к нему всех стал направлять. В конце концов настолько обнаглел, что сам стал орать. Ушел он потом на другой участок.
* * *
Жестокий розыгрыш мы совершили над одним отставным полковником. Он у нас в институте преподавал историю КПСС. Ненавидел он нас ненавистью Родины к диссидентам. Мы отвечали ему теми же чувствами. Как и к его предмету. Во многом именно его "старания" убедили чуть ли не половину моих однокурсников в правильности решения о выезде в "горячие точки" Калифорнии и Палестины. Вобщем, подговорил я свою дружную группу во время общения с отставником смотреть ему не в глаза, а на ухо! Понимаете?! Уши у него были выдающиеся! (Кстати, вы замечали, что у всех бывших военных уши большие и мохнатые! И чем стар- ше по званию, тем больше уши! Тенденция, однако!) Попросите кого-нибудь так с вами поговорить, и поймете! Эффект по- лучился ошеломляющий. Я не знал, что я такой жестокий! Отставник первые дни просто головой крутил и пытался попасть в фокус взгляда собеседника. Потом началась слезливость. Потение. Апатия. И наконец полное безразличие к нашим знаниям. Успеваемость на курсе ( а к тому времени в экзекуцию включился весь курс) достигла довоенного уровня. Не представляю, как я тогда умудрился получить у него "удовл"! Для такой низкой оценки знаний мне, как минимум, нужно было забыть дату Великой Октябрьской революции! * * * Был на гастролях где-то на севере. Сижу в аэропорту со своей командой и жду самолета. Правда, "аэропорт" - это вагончик, а "самолет" - это Ан-2, то есть "кукурузник". Сидим мы, артисты и начальник аэропорта (в тулупе и форменной летческой шапке). Сидит, на нас поглядывает и дрова в "буржуйку" подбрасывает. Разговорились. Разговор сполз на зарплату. Работник Аэрофлота стал загибать пальцы считая свою зарплату: - Оклад ... - сто пятьдесят эр, плюс северный коэффициент, плюс надбавки, плюс двести пятьдесят ЗА РОГА, в общем, где-то восемьсот выходит! Услышав про РОГА, мы, конечно, на- сторожились. Может, это какой-нибудь северный сленг (учитывая специфику раздельной жизни с материковой женой), может, оленей каких-нибудь возят в тундру доить. В общем, я решился спросить. И вот какой он рассказал классный прикол. Да! Совсем забыл сказать! У него над головой в вагончике висели оленьи рога, совершенно невероятных размеров! Гигантские и ветвистые. Я даже потом осматривал их на предмет цельности. Вдруг склеенные. Так вот что он придумал: обычно приезжают сюда или работать на нефтевыш- ках, или корреспонденты, чтоб эти вышки снимать для журналов и газет. Когда при- ходит пора лететь домой, то мимо "аэропорта" журналистам никак не пройти, и ожидая самолета, гости начинают примеривать выдающиеся рога к своей московской квартире. Начинается торговля. "Начальник" дает себя уговорить перед самым прилетом самолета. Наконец происходит обмен. Счастливый обладатель великолепных рогов спешит к самолету. Летчики, которые имеют с каждого рогоносца свою долю, начинают торопить пассажиров по причине " надвигающейся бури". И вот тут- то выясняется, что рога в самолет влезать не хотят. Размер двери не позволяет. Пассажир, поиграв возле двери в головоломку "А ну-ка затолкай!"- начинает умолять летчиков привязать рога к самолету. Те, естественно, ни в какую! "Рогоносец" к начальнику аэропорта ( произвести обратный обмен), тот как раз куда-то пропадает. Пассажир бежит за самолетом и наконец бросает собственность на взлетную полосу и прыгает в дверь отъезжающего самолета . "Аэрофлот" выходит из сарайки и вешает рога-кормильцы на свое постоянное место. 94 Классный бизнес! Я его расцеловал за такую "феньку". В роговой отсек.


* * *

...У меня приятель (вместе два года по гастролям мотались) умудрился выпутаться из сквернейшего прокола. Мы месяц мотались по "пырловкам" где-то в Приморье. Ну, и он все это время таскался с "походной женой". Света ее звали. Вернулся домой. Жену зовут Наташа. Она, естественно, стол накрыла, бутылочку и т.д. Рано-рано утром приятелю захотелось водички. Трубы промочить. Ну он в полу- дреме и зовет женщину: "Света! Света!" Что-то у него в мозгу щелкнуло. Сам не шевелится, но чувствует, что жена при- поднимается и над ним нависает . Как уж он спросонья так умудрился сообразить - не знаю! Ни какому компьютеру так быстро не просчитать! Только приятель, осознав ситуацию, уже намеренно громче, будто бы во сне орет: " С в е т а !!! Больше С В Е Т А !!!" Подскакивает на кровати и, ошалело глядя на настороженную жену, жалуется: " С этой работой со- всем с ума сойдешь. Вроде стою на сцене, полный зал зрителей, а эти мудаки-осветители света не дают!" И спокойно ложиться досыпать. Правда, говорит, что уснуть уже не смог. Переволновался.
* * *
Я учился в Одессе, жена жила в Новороссийске. Сделал как-то шабашку и не раздумывая, без предупреждения по- ехал домой. Возле самого подъезда из автомата позвонил домой и женским голо- сом: "А-дес-са - Новороссийск, с А-дессой будете говорить?" А потом минут десять орал в трубку через платок. При этом делал вид, что "очень плохо слышно". Жена, естественно, тоже орала на весь Новороссийск. В конце разговора говорю, что так соскучился, что бросил бы все к чертовой матери и рванул домой. Наконец, проорал напоследок "скоро буду", бросил трубку и бегом к двери. Жена еще толком трубку не положила, а тут звонок в дверь и запыхавшийся я: " Как обещал! "


* * *

Иду как-то по Чебоксарам. В гостинице поселился и вышел посмотреть на столицу (кажется) Чувашии. Два шага сделал - навстречу ослепительная девушка. Не раздумывая, сворачиваю к ней и в течение получаса мелю такую ахинею, что она не уходит и молча слушает. По всему видно поражена наглостью и простотой. Не спрашивая согласия, назначаю свидание. При этом говорю так: "Жду тебя в 14.00! На этом же месте. Вот под этими часами. (Там висели уличные часы) И пожалуйста, не опаздывай больше, чем на 5 минут. Я этого не выношу! Ровно ноль в ноль тоже не приходи, а то я про тебя черт знает что подумаю! Лучше всего опоздай ровно на три минуты. Это оптимально. Все, любимая, надеюсь, у тебя хватит терпения как-то про- держаться эти, оставшиеся до встречи пять часов. Не переодевайся в другую одежду, а то я могу тебя не узнать. Целую, я тороплюсь, побежал!" И так и слова от нее не услышав, уматываю по улице столицы (все таки наверняка) Чувашии. Не был уверен, что она придет, но ровно в 14.00 стоял на месте. Предварительно шариковой ручкой нарисовал себе на руке часы со стрелками на 14. 03. Ровно в две минуты третьего вижу приближающуюся очаровательную аборигенку. Подходит молча и смотрит на меня, а потом на уличные часы, как бы спрашивая: "Ну, как моя точность?" Я с лицом бухгалтера заголяю руку и вместе с ней изучаю рисунок: "Молодец! Пришла секунда в секунду!" Аборигенка медленно поднимает ошалелый взгляд с рисунка на мое нахальное самоуверенное лицо и наконец восхищенно произносит первую в своей жизни абсолютно точную фразу: "Вот это скотина!"

* * *

Этот случай мне рассказала одна знакомая актриса. Чтобы остаться честным до конца, я не меняю пол рассказчика. Так, что, читая "Я", представляйте себе хрупкую симпатичную молодую женщину. ...Еду из театра домой. Автобус набит до отказа. Зима. Окна замерзшие. Лампочки еле горят. Я со всех сторон сжата. Еду - думаю про себя, чем сегодня своего "зверя" кормить буду. Вдруг с ужасом чувствую, что ко мне кто-то лезет в карман плаща. А там у меня последний трояк, который я до последней копейки рассчитала на оставшуюся неделю до получки. Ну, думаю, выкуси! Сволочь! Нашел, у кого красть! Кричать мне, как-то и в голову не пришло. Я еле-еле протискиваю вниз руку и хватаю в кармане чью-то наглую лапу. Молча начинаю выковыривать из кулака свой трояк. А рука начинает нагло сопротивляться. Я ее щипаю, пальцы выкручиваю и наконец выковыриваю купюру, вынимаю руку и прижимаю ее, драгоценную, к груди. Чувствую, эта сволочь, меня незаметно пытается ущипнуть, потом тыкать начал, стараясь побольнее. Вот, думаю, гнида! Я бы заорать могла, тебя бы в кутузку забрали бы! А ты, значит, еще и щипаешься, вместо благодарности! А сама, в общем-то, уже струхнула. А ну еще ножик в бок сунет или шило. В общем еле дождалась первой попавшейся остановки и тут же на выход. Напоследок по- лучила еще и пинок под зад. Стою на остановке, негодую. Кулак разжимаю, а там.... не трояк, а пятерка! А трояк вообще не в этом кармане оказался! Как только я поняла, что в чужой карман залезла... у меня чуть истерика не случилась! Бегала по остановке и орала, как резаная. На эту пятерку в тот же день купила водки и нажралась, до посинения,... за жизнь нашу проклятую!

* * *

Работал я радистом на сейнере. В Северо-Курильске. Это уже рядом с Камчаткой. Четыре месяца ходил в экспедицию на минтая. Четыре месяца "без берега". Четырнадцать человек экипаж,- надоели друг другу, как горькая редька. Подходим к родному пирсу. Швартуемся. Весь экипаж загоняют в кают-компанию пограничники. На предмет шмона. Таков порядок. Жены передают на борт сумочку с водкой. У нас уже стол накрыт. Все это "точкой" называется. А у нас в команде работал матросом новичок. Странный такой мужичок... АБСОЛЮТНО НИКОГДА не пил! То есть - вообще, еще не разу в жизни! Но очень любил сидеть в пьяной компании. Даже частенько сам кир покупал и угощал. В общем, - чудак-человек. Разливаем мы по стаканам "горькую". Ему даже и не наливаем. Вдруг он встрепенулся и героически так возмутился: "А чего вы меня об- делили! Я ведь тоже четыре месяца болтался. Пожалуй бы и выпил по такому случаю!" Ребята переглянулись и набухали ему полный стакан. Подняли бокалы, замолчали, ждем "Слово Капитана". Командир приготовился говорить, а тут наш неумеха вдруг вставляет "Ну! Будем!" И начинет пить водку. Все вздрогнули от неловкости, а командир тактично стал ждать, когда новичок до- пьет. Все стали поглядывать на пьющего "не- пьющего". А у того на середине бокала, водка пошла обратно в стакан. Не вся, а частично. Но с примесью съеденного до этого квашенного помидора. При этом процесс категорически не прекращался. Периодические возвраты по мере пития стали учащаться. Но дело все таки двигалось по принципу "Три шага вперед, два шага назад". Весь экипаж не отрываясь наблюдал за самоэкзекуцией. Последние капли были насыщенного рас- сольно-помидорного цвета. По лицу матроса лились потоки слез вперемешку с потом. Наконец, сомкнув до этого вытянутые трубочкой к краю стакана, губы в мимическую фигуру "куриная жопа", матрос с бульканьем и срывающимся придыханием произнес фразу, после которой весь .краснознаменный экипаж. рыболовного сейнера упал на палубу в приступе безумного хохота. Истерика была долгой и болезненной. "Точка" была сорвана напрочь. Жены принимали корчившихся моряков и уводили их домой под руки с осторожностью нянек психбольницы. Что произнес новичок? ..... Он сказал: " Х-х о р о ш о п-п о ш ла!"

* * *

Сидим с друзьями на Приморском бульваре города Одессы. Подходит бомж. И не просто бомж, а бомж-еврей. Сочетание редкое, но в Одессе встречающееся. Встал напротив нас и стал сурово рассматривать. По- том неожиданно предложил: - Дайте рубль, а я вас рассмешу. Тут нужно сказать, что сидевшие со мной приятели были одними из лучших писателей-сатириков страны. В вопросах смешного разбирались устало и профессионально. Веры в компетенцию бомжа, как-то не проглядывалось. Мне было жалко рубль, и я предложил: - Давай - рассмеши, и если кто-нибудь из нас рассмеется, получишь свой рубль. - Обманете? - Чтоб у меня волосы во рту выросли! - Идет! - согласился, поразившийся жестокости клятвы бомж. С опаской посмотрев на наши суровые лица, все-таки решил рискнуть: - Вы знаете, почему евреи СПИДом не болеют?! Писатели-сатирики насторожились. Бомж победоносно смотрел на наши задумавшиеся лица.
- ...Ну? - наконец спросил кто-то из нас. И тут лицо бомжа из торжественного лица победителя стало медленно превращаться в лицо старого еврея с глазами всей национальной скорби. Уже хлюпая, откуда-то появившейся слезой (натурально!), бомж выплакал: - П-потому, что нас ни-икто не любит!!! По рублю скинулись все.


* * *

Эта история рассказана мне одним хорошим человеком. Врачом-логопедом. Думаю, что в ней много допридуманного, но между тем, она при случае годится для устного рассказа. ...Приходит ко мне на прием женщина и приводит с собой мужа. Муж, по комплекции не уступающий шифоньеру. Спрашиваю, что случилось. Женщина объясняет, что муж стал заикаться. После того, как его НАПУГАЛИ! Я, конечно, спрашиваю, кто его умудрился напугать. Вот она и рассказала: - Поехал он с друзьями на охоту. На дикого кабана. Вечером охотники отвязались, как принято, по горячительным напиткам. Все это сопровождалось рассказами о жутких случаях во время охоты на вепря. Ночь, костер, звуки какие-то вокруг подозрительные. А муж новичок в этом деле. Но никуда не деться, захотелось в туалет. Всерьез. Возле костра это делать, естественно, не принято. Пошел в кустики. И тут нашелся шутник, который взял двустволку и спокойненько за ним. В общем, подкрался (подлец!) сзади, холодный пяточок ствола к оголенному по надобности месту приложил и очень похоже сделал: .Хрю-хрю.. Хорошо, что хоть дождался, когда муж штаны снял....


* * *

Весной собираюсь в альплагерь. Напросился со мной хороший приятель . со- сед. У него необычная профессия, которая, лично меня всегда вводит в дрожь. Он работает в морге прозектором. Спокойный такой, парень. Со своими, конечно, тараканами. Но так, чтоб какие-то сатанизмы или рассказы рассказывал ужасные - это- го не наблюдалось. Взял его с собой. Определили его к новичкам, тренировались отдельно, но жили мы в одном домике и подружились за это время уже не просто, как соседи. Я к нему даже по-своему при- вязался. Альпинизм - дело серьезное, а значит, в моменты расслабления рождает шквал розыгрышей и приколов. Но я не об этом. Предстояло ему утром с группой новичков идти на первое восхождение. Смотрю - Паша (его Паша зовут) посерьезнел как-то, подобрался, заволновался. Чувствую, что-то сказать хочет, но стесняется. И так подойдет, и так - мнется. Наконец, как-то ненароком все же он, видимо, решился и попросил, мол - в горах всякое бывает, в общем, если с ним что-нибудь случиться, то похоронить его просит на Домбае, на кладбище альпинистов. (Паша как-то был там на экскурсии и, видимо, кладбище с ледорубами вместо крестов ему запало в душу). Я, конечно, ухом не повел и даже в целях снятия с его лица сильного притока крови попросил его об этом же. Паша повеселел и утром ушел сосредоточенный, но спокойный. Потом я как-то об этом уже и забывать стал, но ситуация однажды напомнила - отказался он, под благовидным предлогом идти на скальной тренировке со мной в одной связке. Я высчитал, что это неспроста, а именно потому, что больше свою просьбу он никому не говорил. Отбарабанили мы, наконец, закрытие сезона, последний вечер в лагере. Все позади, расслабленные, счастливые! Паше вручили значок .Альпинист СССР.. Соответственно он из самых потаенных сусеков выкатил спирт, этот значок обмывать. Бросает Паша значок в кружку с разбавленным спиртом и долго с улыбкой смотрит на свой первый альпинистский орден, омываемый горячительными водами. Потом, как-то благодарно посмотрев на меня, тихонечко произносит: .Интересно! Если вот сейчас подавлюсь значком .Альпинист СССР., разрешат меня похоронить на кладбище альпинистов?.

* * *

Работал радистом на рыбфлоте. На Сахалине. На большой плавбазе. Сижу на вахте в радиорубке. Тут же от нечего делать, сидят все мои коллеги. Болтаем о том-о-сем. Я что-то отстучал в свой центр и пре- рвал работу по причине СП (три минуты тишины, когда в эфир выходить нельзя, а можно только слушать, вдруг кто-то SOS не может достучаться). Вдруг в эфир нагло вылезает, со своей морзянкой какой-то японец. (Япония там рядом). То ли время не заметил, то ли ему до лампочки. У меня передатчик включен на эту частоту, не выдержал и очень быстро вставляю по-русски в его тягомотную медленную передачу: .БАРАН!. Японец замолчал. А потом медленно отстучал ( А японцы работают на английском, и поэтому мы все в рубке принимаем мысленно на нем): SAM KOZEL!. После длинной паузы все в радиорубке сумели перевести эту фразу на русский. И не только в радиорубке нашей плавбазы, но и на сотне наших судов всей экспедиции. В эфире долго не смолкали оглушительные аплодисменты.

* * *
Вот так, чтоб сильно испугаться, чтоб волосы дыбом, это у меня в жизни было три раза. Два раза в детстве, но это лад- но! (В детстве все кошки серы.) А вот будучи взрослым, напугаться до смерти - это не с каждым бывает! Работал радистом на небольшом сейнере. Устанавливал рекорды по количеству часов сна в сутки. Просыпаюсь как-то, но не оттого, что выспался, а оттого, что за- хотелось "по маленькому". После продолжительной борьбы между двумя потребностями встаю и иду на па- лубу, стараясь не прерывать сон. Подхожу к борту и, направив оный за борт, расслабляюсь. Полуоткрытыми глазами вижу появившуюся струйку. Струйка вдруг начинает набирать мощь и резко превращается в мощный поток, бьющий за борт метров на пятнадцать! У меня волосы дыбом, во всю глотку ору, а глаза вниз опустить почему-то боюсь. Тут меня толкает матрос и выдергивает из-под моей струйки конец пожарного шланга, закрепленный между бортом и фальшбортом. Он его включил, чтоб помыть палубу. - Смотри, куда ссышь! И чего разорался-то?! Ох, у меня и морда была, я представляю! Правда, ребята рассказывали, что одного рыбака с Камчатки в такой же ситуации с носа волной смыло, поболтало и на корму забросило. Интересно, он только .по маленькому. сходил?

* * *

В очереди мы все когда-нибудь стояли. И за хлебом стояли, и в Мавзолей стояли, и за водкой приходилось. А мне вот однажды пришлось стоять в очереди - смешно сказать, за чем! Более того! Даже драться пришлось, чтоб досталось! В мореходке на четвертом курсе после семестровых экзаменов вся рота готовилась уйти на практику. Все проходили медкомиссию. Естественно, все хотели сделать это побыстрее, так как те, кто прибудет на базы первым, имеет большую вероятность попасть на хороший пароход. Но тут вышла заминка, которая держала сто двадцать курсантов в мореходке. Не помню уже, почему, но санпаспорт никому не давали без этих... в общем, анализы кала нужно сдать, а контора по их приемке что-то не работала. Рота строится идти на обед, и тут сенсация! Принимают это дело сегодня всего один час, и до начала этого самого часа осталось полчаса. А в следующий раз только через неделю! Рота строевым галопом в столовую и с еще большей скоростью назад. По команде .Разойдись!. началось .Взятие Зимнего Туалета.. Строители не предусмотрели желание ста двадцати человек сходить .по большому. одновременно. Очка было всего три. Выстроилась очередь. Но то ли от важности миссии, то ли от малого времени, отведенного на переваривание обеда и получения так необходимого продукта, но ни у кого ничего не получалось. Очередь стала волноваться и наконец утвердила жесткий лимит времени на попытку! Двадцать секунд усилий - и с позором сматывайся с очка! Неудачники отстояли право льготной очереди и категорически отказывались выходить из гальюна. Вокруг очков набилась безумная толпа мужчин без штанов - страждущих, дующихся, возмущающихся, считающих секунды очередным неудачникам. Наконец очередь притихла, так как вид протиснувшегося к очку очередного курсанта говорил о том, что кроме него все остальные - просто маленькие дети, и ничего серьезного им поручить нельзя. Курсант Даниленко (это был он) доказал это на- столько же быстро, насколько и убедительно! Успех был оглушительный! После чего полез в карман за коробком и щепочкой. Это была его роковая ошибка! Толпа не- удачников сбила Героя в сторону корзины для бумаг и расхватала его законное имущество с невероятной скоростью. Даниленко был взбешен! Я поделился награбленным с одним своим земляком, прошел медкомиссию и ушел в море одним из первых. То, что эта история - чистая правда, подтверждает хотя бы то, что я не стал допридумывать ситуацию, в которой бы в анализах Даниленко нашли какую-то гадость, и всех обидчиков ждало справедливое возмездие.

* * *

Как-то с друзьями - сатириками волею Бога и Администратора, оказались в местах столь отдаленных от Москвы, что на вопрос прохожих: .А сколько здесь до Магадана?.- местные жители, привычно показывая рукой, задумываются - подсчитывая. В общем, отработали мы на полный зал. (Когда-то нужны были писатели-сатирики!) Успешно. Мне даже местная журналистка (есть еще женщины в наших селениях!) при- слала свою огромную статью с красивым и справедливым названием .Пять мужчин, которые насмешили весь город.. Так, вот ... Гримерка в местном Доме культуры отсутствовала, и нас поместили в кабинет ди-ректора. Мы переоделись, и местные кульработницы принесли нам чай. Сидим, шутим. Аборигенки стараются вспомнить, что-нибудь интеллигентное, культурное, московское. Испуганно произносят фамилии знаменитостей. Мы делаем вид, что только вчера с ними расстались. Несем чушь, не краснея. Стараемся при этом друг на друга не смотреть. Я замечаю на полке одного из шкафов длинноволосый парик, какой-то Бабы-Яги. Незаметно кладу его в карман и вежливо спрашиваю, где тут туалет. Мне культурно объясняют. Я переспрашиваю, чтоб обратить на себя внимание. В туалете засовываю парик в штаны и молнией прищемляю небольшую (сантиметров пятнадцать) прядь волосиков парика так, чтоб все-таки заметно было, а вроде бы и нечаянно. Захожу в кабинет, и стараясь не смотреть на лица, продолжаю интеллигентный разговор. Стоя в артистически свободной позе. После продолжительного монолога роняю-таки глаза на слушателей. У моих коллег внутреннее смехоизлияние, аж ноздри до ушей, а работники ДК смотрят на мою нечаянную прядь, как инок на порнографическую открытку. Самое удиви- тельное, что потом, (я исправил свою маленькую .оплошность.) во время чаепития, женщинами ДК мне были оказаны все знаки внимания и уважения. Причем настоль- ко явные, что мои коллеги стали мне завидовать. Не понимаю я женского вкуса. Хоть тресни.


* * *

Работали у нас в мореходке преподавателями два друга. Не разлей вода! Алкаши - юмористы. У одного не было одной ноги, ходил на протезе. А у другого не было глаза. Последствия тяжелого послевоенного прошлого. По этому поводу издевались они друг над другом постоянно. Один из их приколов случился на моих глазах. Сидим на экзаменах. Принимает их тот, который без ноги. Входит его друг и давай шептать что-то на ухо. По обрывкам фраз все в аудитории догадываются, что в гастроном завезли плодововыгодное. и такого момента ни тот, ни другой упускать не собираются. Только, видимо, загвоздка с деньгами. У того, который без ноги, знакомая в магазине и у нее можно занять. А тут экзамен. Тот, что без глаза, говорит своему другу: .Давай ты иди, а я за ними посмотрю!. .Хорошо, я пошел. Но только ты СМОТРИ за ними В ОБА!. .Давай, давай, иди, ОДНА НОГА ЗДЕСЬ, ДРУГАЯ ТАМ!.

* * *

Весной на охоте на утку разрешено стрелять только селезней. На открытии охоты, когда количество охотников на озере такое, что наблюдается заметный подъем воды, на первой зорьке стоит такая канонада, что приглядываться в запарке ко всему летящему некогда. Общей дежурной шуткой охотников в это время яв- ляется вопрос к соседям: .Не видели куда мой СЕЛЕЗЕНЬ упал?. Вот в такой день возвращаемся, уже днем, к охотстанции и видим стоящего на пирсе охотинспектора. А у нас с приятелем десяток уток! Мысленно считаю сумму штрафа. Выручает приятель...
Инспектор - . Ага! Да у Вас утки !!!.
Приятель - . Это только с первого взгляда! ЛЕСБИЯНКИ!! Бля буду!!!.
При этом такое лицо, возмущенно-невинно-правдивое, что инспектор простил. В другой раз почти то же самое - везем в машине уток, а на них даже охота не открыта, а открыта на бекаса, вальдшнепа, кулика. А в путевке, напечатанной типографским способом, опечатка, вместо .вальдшнеп. напечатано .ваншпиль. (мы еще перед охотой посмеялись над этим). Останавливает нас милиционер-гаишник. Проверил ружья и билеты. Давай смотреть трофеи. - .Ага! А у вас утки!!!.
Приятель: - .Да утки! Но ваншпили! А на них охота открыта!. Милиционер почитал путевку, голову по- чесал, на лица наши невозмутимые посмотрел и... прокатило! Какой-то. слава Богу, лох попался! . 
 Кащеев (продолжение)


Copyright MyCorp © 2018