Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Статистика





Воскресенье, 23.09.2018, 01:47
| RSS
Главная
Вадим Хазизов



                                               

 

В ЛЕТО ГОСПОДНЕ…

венок похода

 

Взыскующим – с благодарностью…

 

Тебе, Боже, принадлежит хвала на Сионе, и Тебе воздастся обет в Иерусалиме. Ты слышишь молитву; к Тебе прибегает всякая плоть. Дела беззаконий превозмогают меня: Ты очистишь преступления наши. Блажен, кого Ты избрал и приблизил, чтоб он жил во дворцах Твоих. Насытимся благами дома Твоего, святого Храма Твоего. Страшный в правосудии, услышь нас, Боже, Спаситель наш, упование всех концов земли и находящихся в море далеко…

64 Псалом Давида, ст.2-6.

 

Так хочет Бог!

Папа Убран II,

Речь на Клермонском соборе.

 

                        I

Ты прежде знала – лжи на Небе нет.

И значит, сомневаться не пристало,

Когда в далекий край пролёг мой след –

Дорога крови, жажды и металла.

 

Мы оседлали лошадей с утра,

Едва дождавшись света над холмами,

И началась престранная игра –

С дорожной пылью разыгралось знамя.

 

Никто не ждал нас и никто не звал.

В походе войско превращалось в стаю.

Прав – кто идет. Несчастен – кто отстал.

 

Сейчас смешно… Тогда – ещё не зная,

Смерть торопили именем Христа.

Но в Палестине не отыщешь рая.

 

                        II

Но в Палестине не отыщешь рая,

Глотка воды, покоя по ночам.

Безжизненны поля Святого края

И каждый час – как знать – последний час.

 

Пусть день за днём все тяжелей доспехи,

Пусть губы пересохшие – в крови,

Пусть на дороге оставляем вехи –

Мечи в барханах. Вы, друзья мои,

 

Кто там лежит, давно уже свободны.

И прощены за всё. И взяты в свет.

И нас теперь следите с небосвода.

 

И пролетят десятки жарких лет –

Храните, братья, новые походы.

«Так хочет Бог» - единственный завет.

 

                        III

«Так хочет Бог» - единственный завет

Доныне повторяю беспрестанно,

Хоть негде преклониться голове.

Не знаю: это глупость или старость?

 

Ведь, бывши беспощадно-молодым,

То слеп, то пьян, то весел, то отчаян –

Искал везде заветные Сады,

Их жёг перед собой, не замечая,

 

И некуда теперь уже сажать…

Жаль. Но – душа пока ещё живая –

Дыша, греша, к погибели спеша,

 

Подруг теряя и друзей теряя –

«Так хочет Бог» - упрямо губы сжав,

Мы повторяли, даже умирая…

 

                        IV

Мы повторяли, даже умирая,

Молитвы. Песни, цвет любимых глаз

Перебирали, в памяти листая.

Они казались грёзами подчас –

 

Так далеко, давно, прозрачно-зыбко

Всё, что когда-то составляло жизнь.

К кольчуге как-то не идёт улыбка,

И улыбаться некогда – держись…

 

Под зноем и под стрелами-часами,

Лишь промыслом Господним спасены,

Подсевшими от жажды голосами

 

В капризные минуты тишины

Все спели. Все – вновь выдумали сами,

Пройдя огонь, песок, дурные сны.

 

                        V

Пройдя огонь, песок, дурные сны,

Дойдя до грани, растеряв желанья,

Я помнил только свежесть той Весны,

К которой и не подберёшь названья.

 

Наверное, так видится теперь.

Ну, а тогда… Размыто, помню плохо.

Всё шёл и шёл. А тьмы и тьмы потерь

Уже не ощущались. Каждым вздохом,

 

Да каждым шагом – яростным броском –

Платил земле, желанной и суровой.

И на сердце всегда – светло. Легко.

 

Пусть пешим, нищим и лишённым крова, -

Но что бы не случилось – без грехов –

К Тебе мечтал вернуться: чистым, новым…

 

                        VI

К Тебе мечтал вернуться: чистым, новым.

Нужна ль теперь Тебе моя рука?..

Будь поумней – так вышло бы иное.

Ты – всё, что я искал в чужих песках.

 

И до сих пор, латая плащ, с досады

Колю ладони. Как спастись, снести?..

Ты – казнь моя, и Ты – моя награда.

Ты – где-то рядом… Господи, прости…

 

Любая ночь – пожар. Надежда. Ужас.

Проклятие. Из тьмы, из тишины

Всё ближе птица боли, ниже кружит.

 

Чужие слёзы мне не прощены.

Жал встречи, чтобы быть отцом и мужем,

А стал – неясным отзвуком войны.

 

                              VII

А стал неясным отзвуком войны -
Изволь скитаться по ее законам,
Где истина? В отваре белены,
Где лишь покойник может быть спокойным.

И в каждой клетке мечется она,
И каждый нерв ее покорен власти.
Невидимая, жуткая война:
Чего желал - бери. Все, кроме счастья.

Возьми. Иди. Молчи. Терпи. И сгинь.
За правду ли, за дурь - все бестолково.
Крест пронеси - под ним же и остынь.
 
Вначале, безусловно, было Слово:
«День гнева». Вековечная латынь,
Что на устах Наместника Христова.

                      VIII

Что на устах Наместника Христова?
Святыни пали. Смерть неверных - благо.
Мы сбили в этой скачке все подковы,
Да причастились не вином, а брагой.
 
Вожди ведут. Слепцы - хохочут, знают,
Куда в конце концов забраться можно.
Из некоторых ям - не выползают...
В грехе мы рождены. Нас крестят ложью.
 
В грязи довольно каждый извалялся,
Себя и бесов долго веселя.
Изношен не один пеньковый галстук

Во имя и на благо короля.
Что за душой тех, кто в живых остался?
Кровь. Пустота. Посулы-векселя...

                         IX

Кровь. Пустота. Посулы-векселя...
Мы верим до сих пор, или не верим?
Тропинками сирийскими пыля,
Под Антиохией ломая двери...

Всяк, кто в поход пошел, - безгрешен будь.
Любая дрянь нам с рук сойдет в пустыне.
А если вдруг обратно повернуть,
Как те, кто безнадежности не вынес?
 
Бесчестье? Поражение? Позор?
Удел ничтожных, слабых, маловерных?
Но мы, что ставим трусость им в укор,

Грязнее каторжников на галерах...
А вся добыча войска до сих пор -
Усталость. Страх. Прощение-химера.

                          X

Усталость. Страх. Прощение-химера...
За стенами четвертый день пожар.
И победители не знают меры,
И побежденным некуда бежать.

Над Иерусалимом дымкой черной
Запечатлели мы свои дела.
Господень Гроб свободен. Путь наш торный
Свершился... На зубах скрипит зола.
 
Бывает часто: ночью только встанешь,
Окно откроешь - там привычно, в ряд,
Со звездами сливаясь и мерцая

На башнях факелы во тьме горят.
И день победы с дрожью вспоминаю,
Но постигаю - было все не зря.


                        XI

Но постигаю - было все не зря...
Никто, поверь, здесь не взыскал Святое.
Узнать беду, себя не потерять,
Отведать: стоишь ты, или не стоишь?

Мне много лет досталось прошагать,
Чтобы в пыли затоптанной дороги
Почувствовать, как Ты мне дорога:
Тобою - на полшага - ближе к Богу...

Мы лили кровь, врагов своих рубя,
Чем дальше - тем сильнее запах серы.
Я выжил. Может, душу погубя.

Дай, Небо, победить гордыни скверну,
Дай не погибнуть, если нет Тебя,
Когда проснусь остывшим утром серым.

                           XII
Когда проснусь остывшим утром серым
И вдруг пойму: я дома и один -
В висках стучит. Увы... Ни к черту нервы ...
Очаг шепнет: "Ну, здравствуй, господин"...

Хромает конь. Мышь кошелек прогрызла.
Зазубрен меч. Герб стрелами истерт.
Приди ко мне. Пусть это будет - тризна.
Зарей оборван давний долгий счет.

Тут - все Твое, Тебе давно знакомо,
Не узнаю родного только я...
Заходит дождь... Под крышей ветер стонет...

Подсяду к остывающим углям.
Знобит. И что-то важное - вне дома.
И взгляд скользит. По небу ... По полям...

                         XIII

И взгляд скользит. По небу, по полям.
Я знаю, что там. Я там был - и помню.
Там, у слиянья их, куда ни глянь -
Лежит страна Господнего закона.

Там город, пред которым навсегда
Померкли Иерусалим и Мекка.
Он Твой. В нем - все земные города.
Там вместе мы - «отныне и до века».
 
Пора. Пора. Недолго нам тут быть...
Там ждут давно начала Нашей Эры...
Но чтоб ключи от города добыть -

Молитва не лекарство. Полумера.
И снова в ночь кому-то уходить,
Опять взыскав Святую Землю веры.
 
                         XIV

Опять взыскав Святую землю веры,
Опять коней рванув в галоп, вперед,
Не отвергая крест, как тамплиеры,
Куда Господь еще ни призовет -

Нам поспешать. Не надо лучшей доли.
Даны - Дорога, и Судьба, и Честь...
Искать свой Город Небо не неволит:
Кто любит - принимает все, как есть.

Бессонниц много - и пустых, и полных.
В них ждал и звал, мешая смысл и бред.
Все думал: Рок к беде по свету гонит.
 
И даже, каюсь, брался за стилет -
Но лишь теперь, с Тобой вдвоем, я понял:
Ты прежде знала - лжи на Небе нет.
 
 
                МАГИСТРАЛ

Ты прежде знала - лжи на Небе нет,
Но в Палестине не отыщешь рая.
«Так хочет Бог»,- единственный завет
Мы повторяли, даже умирая.

Пройдя огонь, песок, дурные сны -
К Тебе мечтал вернуться чистым, новым.
А стал неясным отзвуком войны.
Что на устах Наместника Христова?
 
Кровь. Пустота. Посулы-векселя.
Усталость. Страх. Прощение-химера...
Но постигаю - было все не зря,

Когда проснусь остывшим утром серым,
И взгляд скользит - по небу, по полям,
Опять взыскав Святую Землю веры...

Краснодар 1996 г. 


   

 

 

"Когда эта война закончится, мой друг, мы вернемся в свой дом. Дай-то Бог, дома нас будут ждать...".
Из утерянного письма Готфрида Булонского
,воина, взявшего Святой Город первым на щит, и первого христианского правителя королевства Иерусалим, так и не принявшего титул короля...


Copyright MyCorp © 2018