Поиск

Календарь

«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика





Суббота, 26.05.2018, 16:57
| RSS
Главная
Эдуард Гумеров



ПОКА ПАДАЕТ ЗВЕЗДА...
 




Над вымыслом слезами обольюсь.
А.С.Пушкин


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Режиссер
Дама о снеге
Парень с гитарой
Женщина на телефоне
Возлюбленная - очень простая, скромно одетая, невысокая девушка
Возлюбленный - среднего роста брюнет
Автор
Одинокая владелица собачки
Мутный господин
Возмущенный зритель
Беспристрастный зритель
Спутница беспристрастного зрителя
Символ времени

.


Сцена представляет собой просто сцену. Зрители, входя в зал, видят на ней всех, за исключением Автора, Возмущенного зрителя, Беспристрастного зрителя и Спутницы беспристрастного зрителя. Автор, Возмущенный зритель, Беспристрастный зритель и Спутница беспристрастного зрителя входят вместе со зрителями, садятся среди них. Беспристрастный зритель и Спутница беспристрастного зрителя садятся вместе в первом ряду. Прочие персонажи
расположены лицом к зрителю, находятся на разных уровнях сцены. Как по глубине, так и по высоте. Режиссер сидит, выше всех, чуть в стороне. Перед Женщиной на телефоне - с самого верха скрученный провод с трубкой. Одинокая владелица собачки стоит с плакатом в руке, плакат повернут к зрителю тыльной стороной; чуть впереди и сбоку от нее единственный профилем к зрителю сидит Мутный господин с толстой книгой. Влюбленные сидят в глубине на скамейке ко не­котором расстоянии друг от друга. Символ времени находится недалеко от Режиссера, периодически смотрит на часы. Парень с гитарой сидит на авансцене.

Звонит телефон.

После первых слов Женщины на телефоне начинают произносить свои монологи Дама о снеге, Возлюбленный, Одинокая владелица собачки, Возлюбленная, Мутный господин. Через какое-то время асе монологи звучат одновременно. Символ Времени периодически поочередно, громко, четко произносит слова 'день", "ночь".
Женщина на телефоне. Это ты? Ты? Говори громче. Громче, говорю, говори! Грсм-че! Тебя пло­хо слышно... Что? Молчал? Нет, сейчас слышно. Я тоже? Я не могу громче. Не могу, говорю, блин, громче!!! Что почему? Какая раз­ница почему?!.. Ну, ты меня слы­шишь? Разборчиво? Я тоже. Да... да... И что?.. Я тоже об этом думала... Столько времени прошло... Надо -не надо, но ведь уже говорим... Ну, конечно... (Слушает.) Я слушаю-слу­шаю. (Слушает.) В смысле? Я не знаю.
Правда, не знаю... Дурак. Я тебя не ревновала... А вот так - я тебя любила, а ты все такой же дурак... Дурак-дурак. Хорошо, не буду. Хотя какая теперь разница... Но это же ты мне позвонил, а не я... Ну и что? Откуда ты знаешь?.. Я сама этого не знаю... Ну что ты за­молчал? Все? И больше тебе ска­зать нечего?.. Ах, я должна говорить! Ну вот, как придумаю, так и скажу. (Опускает трубку, через какие-то время снова берет..)Ты слушаешь? Я знаю что тебе сказать
Все, что я могу сказать, я говорила. Говорила тебе уже тысячу раз...
Ты все помнишь? Так что же ты хочешь тогда услышать?.. Что ты мычишь там, тяжкое сопенье изображаешь?.. И что мы скажем, когда встретимся?.. И я не знаю... Что ты можешь сообразить - я знаю, мыслитель мой... Ну так повесь трубку. Повесь, повесь!.. Правильно, она ни в чем не виновата. Или у тебя с этим словом дурные ассоциации?.. Конечно, не надо... Конечно... Конечно... Жестоко. А тогда было не жестоко?!.. Не надо, я тогда уж все простила. Больше я не хочу. Не хо-чу! (Опускает трубку. Пауза. Берет трубку.) Ну, прости меня. Это я. Я... Почему не похож? Ты что, меня не узнал? Или перепутал?.. Ах, ты никогда не слышал, как я прошу извинения! Ах, какая у нас интересная память! Ах, какие мы, оказывается, тонкие и остроумные! Ах, как голос у нас дрожит: чувства. Нет, это ты подожди! Ты же хотел что-то услышать! Так слушай! Я никогда тебя не любила! Ты мне всегда был противен! Я жалела тебя, я помогала тебе, я в тебя верила, иногда мне было хорошо с тобой, не перебивай меня! Положи! Положи! Положил? Ты все равно слышишь, что я говорю! Так вот, меня не интересовали все эти дуры. Да! Да! Какое мне было дело до них. если любил ты только меня! Я знаю! Я чувствовала это каждый день. Каждый час. И я ненавидела тебя тогда, когда ты ходил по квартире серый и жалкий. Ходил, пряча свои лживые глаза. Позорно боялся. Просто боялся потерять меня, как ты сам говорил потом, из-за этих сук! Но я прощаю! Прощаю тебе их! И прощала. Я ненавидела твою ложь. Она делала тебя червяком. Вообще никем. Какой-то слизью. И ты чувствовал это. Ты был мразью и знал это. И боялся любить меня. Ты избегал меня. Ты знал, что я ненавижу тебя, сама того не зная, где-то в глубине, нутром, тем самым женским чутьем, о котором ты говорил как о даре для выбора лучшего самца. А когда тебя изнутри стало разрывать все это говно, когда голова твоя уже готова была взорваться, когда ты все равно еще пах. Да! Пах, я чувствовала, этими суками, я выуживала из тебя правду! Облепленную, в дерьме, слезливую и сопливую, но правду! Ты думал, что жизнь кончена, просил
прощения, в голове остались только слезы - а я любила тебя! И убила бы. И помню, какими животными мы были тогда. Никогда мне не было так хорошо, и никогда ты не любил меня так сильно, как тогда! Самые трудные, самые горькие и самые счастливые дни.../(Пауза.) А потом все началось сначала... И повторилось. (Закрывает лицо тыльной стороной ладони, в которой зажата трубка. Пауза.) Я люблю тебя... И ненавижу... Люблю... и ненавижу... (Подносит трубку к губам.) Я не знаю, как мы можем жить дальше. Иногда я думаю, что наши с тобой годы были самыми счастливыми в моей жизни... Иногда я убила бы тебя за эти годы... (Долго сидит с трубкой в руке.) Приезжай ко мне... Пожалуйста... (Опускает трубку.)
Дама о снеге. Я хочу рассказать о снеге. Просто рассказать, что такое снег для меня. Обычный снег... Честно говоря, очень трудно именно начать. Ведь это, в сущности, такая обычная вещь -снег. То есть не вещь, а... Ну вот видите? Хотя это неважно. Пусть будет вещь. Вещь - снег... Странно, конечно, что выскочило вдруг такое слово - вещь... В первый' раз я начала думать о снеге, когда его не было. Я почти не видела его. Три или четыре зимы я прожила без снега, представляете? Он был. Иногда. Его было мало, и когда он ложился, то почти сразу исчезал, а если не исчезал, то становился серым или даже черным от копоти и дыма, от ног, которые ходили по нему, превращая его в пепел, в грязную массу, от которой мокли туфли и сапоги. От сырости люди хлюпали носами, проклинали эту жижу и почему-то с радостью шлепали по раскисшей земле или асфальту между чистыми, еще белыми холстами, перечерченными тропинками. Как будто сумасшедший и злой художник непременно решил превратить эти белые холсты в лишнее доказательство и оправдание своей злости. На этот мир, эти небеса, сеющие на земле белые поляны искристого, радостного снега, на доброго художника, украшающего серую землю белым, таким непостоянным чудом, которому радовались в этом городе только малыши. Малыши, которые собирали тонкую пленочку снега маленькими голыми ладошками и лепили, лепили, лепили из него свои маленькие детские фантазии, понятные и близкие им самим и, может быть, еще только самому доброму волшебнику, то есть художнику. (Пауза. На губах Дамы о снеге играет едва заметил мечтательная улыбка. Или ностальгическая. Или задумчивая. Словом, какая-то улыбка.)
А я была уже взрослая...
Да... И тоже, как и все взрослые, сначала не обращала внимания ни на малышей, ни на снег, ни на доброго волшебника... То есть, художника... Только почему-то вспомнилось, как когда-то давным-давно хрустел под ногами ароматный, да, ароматный, у него есть чудесный тонкий аромат, снег. Как ласково опускалась вокруг меня эта белая нежность, как она красила мои тяжелые и теплые детские одежды маленькими белыми мазками, как таяла от дыхания сказочно-красивая, волшебная снежинка на воротнике. Она никогда не повторялась, эта снежинка -разная, непохожая сама на себя, и все-таки всегда одна и та же, понимаете? Ведь снежинка только одна. Во всем мире. И мне, той маленькой девочке, было жалко ее, когда она, последняя, превращалась в ма-а-аленькую капельку в тепле нашего дома, в жаре, который шел от железной дверцы нашей печки. Щеки кололо малюсенькими иголочками, а я вдруг открывала для себя, что моя снежинка не умерла, нет, просто она осталась там, снаружи, где она все продолжает танцевать, и внутри нее проскакивают такие радостные искорки. Оттого что она живая, оттого что она лети-и-ит! Летит, куда хочет!.. А я лечу вместе с ней, и во мне тоже играют искорки!.. И спасибо старому фонарю, который, все дряхлея и дряхлея, потому что был очень-очень старый и стал на своем месте, наверное, даже раньше, чем я родилась, - все-таки светил и распускал в разные стороны яркие дорожки, на которых искрились и искрились я и моя подруга-снежинка. (Пауза.)
А потом я вдруг случайно снова попала в зиму. Настоящую зиму - с сугробами, с клубами пара изо рта, с теми же самыми иголочками на щеках и моей снежинкой. Конечно, я была уже взрослая и уже не летала вместе с ней по лунным дорожкам. Но однажды... Однажды я посмотрела вверх и увидела, что навстречу мне летят настоящие маленькие облачка-хлопья чистого-чистого свежего снега. Я стояла долго-долго, чувствовала, как тают на лице эти ласковые нежные существа... Хотя почему, спросите вы, существа? Су-ще-ства... (Пауза. Маленькая.) И вдруг! Я поняла, что это лечу я! Я лечу вверх! Неизвестно куда, может быть, туда, где рождается снег и где белое-белое счастье - большое, вечное и спокойное. И вместе со мной, приклеившись к пяткам, каким-то образом приклеившись к моим пяткам, летит вся земля. Летит вверх! Как мыльный пузырь... Смешно, скажете вы? Конечно, смешно... Только мне понравилось летать. Летать вверх. И я теперь летаю вверх даже летом. Это очень просто - я просто кладу всю землю себе на спину, ведь я не могу ее бросить, понимаете? И лечу среди больших белых снежинок-облаков. А когда мне хочется полетать ночью, вокруг меня всегда несметная вселенная снега. Это звезды. И я лечу-у туда, где рождается снег... Снег...
Возлюбленный (как бы занимаясь самовнушением). Я высокий, стройный блондин с идеальным, очень развитым и пропорциональным телом. У меня очень приятные черты лица - мужественный подбородок, четко очерченные губы, очень аккуратный, точеный нос идеальной формы, с небольшими ноздрями. Мои голубые глаза необычайно глубоки и выразительны. Длинные ресницы, легкие мужественные морщинки вокруг глаз. Кожа на лице гладкая и приятная на ощупь. Бархатная такая. При бритье совершенно не раздражающаяся. Не раздражающаяся. Не раздражающаяся. На высокий лоб спадают густые, чуть волнистые, идеально подстриженные и уложенные волосы. (Пауза. В паузе произносит свой текст Возлюбленная. Возлюбленный шепотом, одновременно с ней, повторяет только что сказанное им.)
Возлюбленная. Я высокая, очень стройная блондинка с идеальной фигурой, округлыми, но в то же время стройными формами. Лицо мое красиво той загадочной, чуть-чуть непропорциональной, жгучей красотой. Неброской, но непременно обращающей на себя внимание. У меня гладкая длинная шея, красивый, мягко очерченный подбородок, пухленькие губы приоткрывают белоснежные зубы; немножко вздернутый, аккуратненький носик, чуточку выступающие скулы, большие зелено-голубые глаза с легкой истоминкой. Кожа гладкая, смугловата, но с легким румянцем. Длинные великолепные волосы водопадом падают на плечи. (Пауза. В паузе произносит текст Возлюбленный. Возлюбленная шепотом повторяет свой.)
Возлюбленный. В одежде моей присутствует свой неповторимый стиль. На первый взгляд неброский, но очень оригинальный и добротный. Я отлично обеспечен материально, занимаюсь любимым делом и бесконечно люблю любящую и преданную свою единственную возлюбленную. (Пауза. Точно такая же, как и первая.)
Возлюбленная. Нет слов, чтобы описать мой шикарный и всегда модный гардероб. Все вещи и аксессуары в нем идеально подходят друг к другу. Я пользуюсь только лучшей натуральной косметикой. Я абсолютно раскрепощена и естественна. Я никогда ни в чем не знала отказа. Никогда не знала. У меня самый лучший в мире возлюбленный. (Пауза. Такая же, как была.)
Возлюбленный. Моя возлюбленная самая лучшая на свете. (Далее повторяет первый текст Возлюбленной в третьем лице. Пауза. Смотри выше.)
Возлюбленная Мой возлюбленный... (Смотри предыдущую ремарку.)
Возлюбленный. (Произносит второй текст Возлюбленной. Пауза.)
Возлюбленная. (Все то же самое. Второй текст Возлюбленного и т.д.)
Возлюбленный и Возлюбленная. Мы с тобой самая идеальная и самая счастливая пара на земле. Наша любовь самая чистая и светлая. Не было еще никого и никогда, кто любили бы друг друга так сильно и страстно, как мы с тобой, любовь моя. Наша нежность друг к другу не знает предела. Мы переполнены ею, и чаши любовь и неясность, наши страсть к верность пойдут с нами по всему нашему пути. Мы будем жить вместе долго-долго и умрем в один день. Как в сказках со счастливым концом. (Пауза. Улыбаются или смеются.) И пусть все любят друг друга, как мы. Всю жизнь. И умрут с нами в
один день. Все. Как в сказке со счастливым концом. Чтобы для веек асе закончилось хорошо, (Пауза. См. выше.) Мы все простим друг другу. Простим ради нашей любви. Простим обиды и боль. Измены и просто предательство. То, что мы не
такие, какими хотели бы быть сами, и не такие, какими бы хотели видеть каждого из нас И будем просто любить. Любить.
Одинокая владелица собачки. Кровиночка ты моя! Что же ты со мной делаешь? Как же это ты так, хорошая моя? Единственная моя живая душа на всем белом свете. На кого же ты меня покинула? Солнышко мое сладкое. Где же ты теперь' Носит тебя по белому свету, горемычную, неприкаянную. Есть ли хоть кому приласкать тебя, налить воды, накормить? Золотко мое... Душенька моя. Сердечная ты тварь божья. Не встретились ли недобрые люди тебе на пути, спаси и сохрани? Что же делать-то мне теперь одной-одинешеньке? Одна как перст, одна осталась я теперь на всей земле. Нет радости моей, нет счастья моего... Крохотулечка моя безобидная, ласковая... Бросила меня.- бросила... а то что же это?- как же?.. Бросила - сучонка... ведь такая - бросила одну, бальную, издерганную, несчастную - сука. Ах ты ж сука такая! Сука! Собака, стерва, сука! Ах ты стерва, собака, сука! А, сука, сука, собака, стерва! Какай стерва, собака. Сука! Сука и сука!., сука... (Пауза.)
Вернись ко мне, малютка мои! Нет у меня никого больше. Никого нету больше. Как же я одна намучилась, нет сил моих больше терпеть одной... Лучше бы я потерялась. Потерялась, и не нашел бы меня никто и никогда. Ни одна живая душа- Никогда. И не мучилась бы я больше одна, всегда одна... И, может быть, нашла тебя там, роднулечка моя. Кровиночка единственная. И были бы мы с тобой вдвоем, всегда вдвоем- И никого и не надо больше нам... никого... Только объявись! Объявись, душенька моя! Где ты есть?! (Закончив, после паузы начинает тихонько скачала. Кусками, произвольно.)
Мутный господин (читал книгу, все кок бы себе под нас). Написал тут, понимаешь, бумаги ему не жалко. Старался ведь, наверное. Мыслитель... Когито эрго сум, видите ли, ему. Существую, значит. Пока мысли. Диоген бочковой... Слабосоленый. Сильновыпендренный. Среднезанюханный. Все науки, мол, Я превзошел. Всю прямо суть постиг, самый смысл бытия... Жития... Вития.. Шития... Узорной вышивки.. Ну и что такого? Что такого он наваял-то, блин? Умных слов я знаю много. Руки чешутся писать. Давай писать! Я самый умный, я самый-самый. Я -Я. И все? Ну и ':' Что дальше, я вас спрашиваю? Правильно, нечего вам ответить. А то и дальше, что нечего было и заводиться. Соваться туда, куда и сунуться-то некуда. Где и так уже, куда ни плюнь... Разбрасывать камни, собирать камни. Разбрасывать камни, собирать камни. Разбрасывать, собирать, разбрасывать, собирать. Знаем. Все мы это знаем Видели. Слышали. Читали. Ну. разбросал. Ну. допустим. Допустим, что соберешь что-нибудь. Только вот вопрос - что? И соберешь ли? Ли, блин! Ли!!! Дорогой Александр Сергеевич! Жан Батист. Антон Павлович, Лев Николаевич и иже С ними. И прочие Федоры Михайловичи, Иоганны Вольфганги, Вильямы, Акутагавы. В одном лице. Все было. Было уже Сто раз, тысячу, сто миллионов восемьсот шестьдесят один. Лучше, хуже, так. Сяк, и так, и сяк - было. То-то. {Пауза.) Что, я. например, тоже должен писать все, что на ум придет? Я тоже много чего знаю. И память у меня отменная. Запоминается - что надо и что не надо. Все писать? Теотизакан. Ястакси-хуатль. Пополкатепетль тебе. Все что хочешь. Вицлипуцли. Что там еще завалялось'.' Науки всякие редкие'.' Пожалуйста. Херонтология. мирмекология, лелидонтерология... Еще вот слово мне почему-то понравилось - Тегусигальпа. Те-гу-си-гадь-па Красиво, Столица какая-то. А из наших с детства почему-то Сочи. Сочное такое слово. Сочи. Как будто брызжет. Соком. Жил бы в Сочи... Да... И вообще тепло.. Тепло я люблю. А он снег. Ну, в принципе, что такого. Один - тепло, другой - снег. Нет, ну, я понимаю, конечно, что накипело у человека что-то, родилось как бы. Правильно. Он и написал. Молодец. Для себя же написал. Как хотел. А раз люди хотят, хотят раз. раз интересно, то что же? Вообще, и каждый бы, наверное, написал. Если б мог. И хотел. А что? Например, из моей бы жизни такую пьесу можно было бы навертеть. А то и роман. А то хоть рассказов. Повеял всяких. Идет мужик домой пьяный, котенка несет. Жена навстречу А он ей: ты меня только не ругай, говорит. Котенка ВОТ ДОМОЙ несу. Котенка дали, а чтоб взяли, бутылку еще сунули. Ну, бутылку мы там... это. Я котенка вот я несу. А дома-то у них уже есть Кошка. Сам пьяный. Но ведь не бросил же... Не бросил!.. Сюжет? Сюжет. Ну, словом не знак! я. Что вот эта вот со снегом своим прикопалась? Снег-снег, снег-снег. Бабка эта с собачкой своей.. Кровиночка-кровиночка. Да пошла ты на хер, бабуся, со своей кровиночкой, вроде бы можно сказать-то? Что-то ведь есть в этом Что-то есть. Язык не повернется сказать. (Обращаясь к Одинокой владелице собачки.) Извините, перебиваю я вас. Только вы плакатик бы вперед повернули. Не видно же ничего. (Одинокая владелица собачки охает, переворачивает плакат к зрителю. который и видит корявую, печатными буквами надпись: "ПРОПАЛА СОБАКА ДВОРОВАЯ. ОТРАДА И УТЕШЕНИЕ ОДИНОКОГО БОЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА. ПОМОГИТЕ. ЕСЛИ МОЖЕТЕ. ПО АДРЕСУ: СТАРЫЙ ДОМ НА ОКРАИНЕ".)
Одинокая владелица собачки (в любом места своего текста). Спасибо Спасибо вам большое. (Дальше по тексту.)
Мутный господин. Ничего-ничего... Так вот.. Телефонистка эта. Уф! (Читает.)
По окончанию монологов всех шестерых - пауза.
Режиссер( в зал). Что они там говорили?
Возмущенный зритель (себе под нос). Я лично не знаю.
Режиссер. Что? Что. простите?
Возмущенный зритель (громко). Я говорю: лично к не понял ничего...
Режиссер. Извините. Минуточку. (Актерам.) Так что вы там говорили? (Пауза.)
Мутный господин. А что?
Режиссер. Вы меня спрашиваете: "А что?" Я вам отвечаю - ничего. И все.
СИМВОЛ времени. Ночь.
Режиссер. Достаточно. Спасибо.
Возмущенный зритель. Простите, а что значит "ничего"?
Символ времени (себе под нос). Достаточно. Спасибо.
Режиссер (Возмущенному зрителю). Что?
Возмущенный зритель Я говорю: что значит это ваше "ничего*?
Символ времени (себе под нос). Да ничего, ничего. У меня текста навалом. День. Ночь. День. Ночь. Красота. Текста мало, все время на сцене.
Режиссер (Символу времени). Пожалуйста, не надо вот этого вот всего...
Возмущенный зритель. (Встает.) Так (Направляется к выходу из зала. Останавливается у двери. Кланяется. Слегка.) Спасибо за спектакль.
Режиссер Что?
Возмущенный зритель. Ничего...
Символ времени. Не надо, так не надо.
Возмущенный зритель. За содержательный вечер, говорю, спасибо. (Уходит.)
Режиссер (машинально). Пожалуйста. (Пауза.) Вот, пожалуйста. Пожинайте плоды. Собирайте камни. Как написано в одной неплохой в общем пьесе. (Автору, тихонько пробирающемуся с заднего ряда к двери из зала.) Сядьте, прошу вас, пока сядьте. На место сядьте! (Автор мнется возле двери. Из дверь., отстраняя автора, выходит Возмущенный зритель в пальто и шапке.) Здравствуйте!
Возмущенный зритель. Здравствуйте!
Режиссер. Ах, это вы.
Мутный господин (себе под нос). Это он. Это он. Ленинградский поч...
Возмущенный зритель. А вас вообще не спрашивают. Кто главный здесь?
Дама о снеге. В смысле?
Возмущенный зритель. Что "в смысле"? Директор, режиссер, начальство какое-нибудь есть у вас? Вообще есть у вас начальство?
Дама о снеге. Вот, пожалуйста. Наш режиссер.
Режиссер. Нет у нас начальства! Никакого! Ни какого-нибудь! У нас у всех один начальник. Бо-ольшой начальник. Бо-ольшой начальник. Высокий. Выше всех! А что? Ну, я начальник. То есть, я режиссер.
Символ времени (поглядев на часы). День. Простите, это автоматически.
Возмущенный зритель. Бардак! Форменное хамство! Что это такое? "Пошла на хер", "пошел на хер", "сука", "дерьмо". Хамы! Все хамы! Вы подонки самые настоящие! Отбросы театрального этого... общества. Позор всех театральных деятелей! Всех! (Следующее предложение написано исключительно для удовольствия автора и может быть вообще исключено из текста пьесы.) Пошли вы на хер со своим дурацким спектаклем! Вот. (Возмущенно дышит.)
Женщина на телефоне. Ай-яй-яй-яй-яй-яй-яй-яй! Аи, как некультурно. Аи, как некрасиво. Аи, какие нехорошие слова. Где же это вы нахватались такого, уважаемый? В каких таких альма-ма-терах?
Возмущенный зритель. В таких альма-матерах! Что вы-то сами говорили? И этот вот с книжкой? С книжкой! А эта? С собачкой -без собачки? Я все слышал. И пошла ты на...
Режиссер. Позвольте, вы же изволили, по вашему собственному утверждению, ничего не понять, ничего не услышать.
Возмущенный зритель. Ничего! Что надо, я слышал. Все слышал.
Одинокая владелица собачки. Так вам это и было надо?
Мутный господин. А вот это уже интересно.
Возмущенный зритель. Это вы мне? Мне?
Беспристрастный зритель (своей спутнице). Да ты не волнуйся. Он тоже актер. И в программке написано. Это просто такая роль.
Возмущенный зритель. Что?
Беспристрастный зритель. Это я не вам. Извините.
Возмущенный зритель. Что? Я - актер? Я - актер?! Спасибо вам большое за это!
Спутница беспристрастного зрителя. Ничего-ничего. Извините. Вы продолжайте, продолжайте.
Беспристрастный зритель. Конечно. Что же вы, прямо...
Возмущенный зритель. Сами вы подсадной зритель. Сами вы - актер! Набрали вас полный зал. Сидят тут, притворяются, что вам очень интересно смотреть всю эту гадость. Мерзость эту. Это не театр. Никакой я вам не актер. Это хамство какое-то, пощечина. Нашли, понимаешь, актера. Вы превратили Театр, Театр с большой буквы, Храм искусства в свой бандитский полигон. Приток! Вы отравляете людей своим ядом. Злопыхатели! Надо же - актер! Какие-то варвары. Столько прелестной, обворожительной, чистой, возвышенной драматургии создано! А вы показываете тут..
Режиссер. Три-четыре... Все. До свидания!
Возмущенный зритель. А вот теперь-то я никуда не пойду! Я досмотрю все это до конца, я испью эту чашу до дна! Пожалуйста... Только сначала, извините, объясните мне, что тут у вас на переднем плане делает вот этот актер. Весь спектакль!.. Ни слова... ничего.
Режиссер (Парню с гитарой). Кстати, а почему вы не играете? Вы должны были что-то там такое наигрывать на гитаре. Прошу прощения, не увидел.
Парень с гитарой. Да нет. Увидели. Я не играл.
Режиссер. Л почему?
Парень с гитарой. Я же вам говорил...
Режиссер. Что вы мне говорили?..
Парень с гитарой. Что я не умею играть на гитаре. (Пауза.)
Режиссер (Мутному господину). Так. Вы. Вы знаете текст?
Мутный господин Ну, допустим
Режиссер. Что допустим? Допустим, что можно не знать текст? Потом допустим, что можно позволить себе перед спектаклем для храбрости. Что еще допустим? Что? Разгильдяйство актеров приводит вы сами видите к чему! Храм! Правильно, Храм! И если мы сами, пардон, свинячим в этом Храме, то как же можно его, зрителя, винить?! Что вы мямлили там себе под нос? Что за словечки? Что .за отсебятина? У автора надо брать, у автора! Автор думал, вынашивал каждую запятую! Вот. Вот! Еще!!! Молодец!!!
Мутный господин (после фразы Режиссера "...приводит вы сами видите к чему!", одновременно}. Пожалуйста! Я тоже нервный! Нервный я! И хорошо, что нервный! Должен быть нерв, нерв должен быть у актера? Хоть где-то там, хоть в глубине! И текст не важен, и мизансцена, и штучки всякие режиссерские! Свой нерв! Как я это чувствую, как я это понимаю. Извините! (Заканчивают одновременно. Или Мутный господин чуть позже.)
Режиссер (спокойно). Молодец, Очень хорошо. Хорошо. Вот и запомните это состояние. Запомните и держите.
Мутный господин (спокойна). Автора ВСПОМНИЛИ., (Начинает листать книгу.)
Режиссер. Да, автора, автора. (Идет к Автору, проходя, останавливается возле Женщины на телефоне.)
Женщина на телефоне (быстро, четко). Я весь текст знаю слово в слово. От себя ничего не добавляю. Продолжаю работать над текстом, над внутренним содержанием. (Режиссер идет к Автору.)
СИМВОЛ времени (громко), А я его очень даже хорошо понимаю. Я тоже ничего не понимаю, что я тут изображаю. День. Ночь. День.,
Режиссер. Вот он вам все объяснит. (Указывает на Автора.) Может быть, вы хотя бы из Автора вытяните то, что вам нужно, то, что вы столько времени тянули из меня, и то, что я столько времени пытался вдолбить в вашу... вам объяснить. (Идет дальше. Вдруг резко разворачивается, быстро подходит к Символу времени.) Я повторю вам. В последний раз. Это время. Это жизнь. Ото течение жизни. День, ночь, день, ночь, день, ночь, много-много раз -и асе; одна ночь. Смерть, понимаете? Смерть, чтобы там до нее ни было.
Одинокая владелица собачки. Очень весело.
(Режиссер( идет к пей. Не останавливаясь проходит мимо. Подходит к Парню с гитарой.)
Режиссер. Я просил вас выучить хоть какую-нибудь пьесу. Маленькую. Для первого класса.
Парень с гитарой начинает одним пальцем на одной струне играть "В траве сидел кузнечик'', В полной тишине доигрывает до конца.
Режиссер. И горько зарыдал..
Мутный господин. Вот. Нашел. Пожалуйста... (Читает по книге.) "Театр. Первое: сообщество актеров в представителей прочих творческих профессий, результатом деятельности которого являются спектакли и представления. Второе: здание, в котором располагается театр, как пункт первый, и в котором при стечении зрителей представляются спектакли и представления. Третье: какое-либо из направлений, течений театрального искусства. Например, театр абсурда, реалистический театр и т.п." Все! (Захлопывает книгу.)
Автор. (К атому времени он сам тихо вышел на сцену.) Действительно, ко всему этому мне нечего и добавить. Все, что я хотел сказать, актеры только что исполнили. Так принято говорить -исполнили. Вот. Объяснить я ничего не могу. Не могу я все это объяснить. Никак. Просто в Один прекрасный момент все, что происходит в тебе и вокруг тебя, в этом мире. Хотя я не буду рассказывать, как внутри тебя начинают клубиться плотные комки пара, снега, мыслей, образов, как они распирают тебя изнутри, как вдруг раскалывается переполненная, гудящая от внутреннего и внешнего давления голова, и как оттуда вываливаются на бумагу, на клочки и обрывки тетрадей какие-то спорящие, переругивающиеся, любящие, ненавидящие, мечтательные, мыслящие, бездумные, грубые, нежные и прочие персонажи, уставшие от тесноты и темноты глухого склепа - черепной коробки, и находят, теряют, ищут и снова находят желанный путь и очень недолгий покой на чистых белых листах, согревающих и защищающих, укрывающих, словно мягким пуховым одеялом, которое, как в детстве, создает свой собственный теплый и надежный мир, целый мир. Я не буду рассказывать обо всем этом. Скажу только, что все это от начала и до конца чистейшая, абсолютная правда- и вымысел.- Неправда... да, неправдами что все это реально. И в тоже время этого нет. Не существует в природе. Скажу. Что все это просто и обыденно, привычно и известно. Но тайно и волшебно. Не поз-на-ва-тель-но. Как посмотреть. (Пауза.)
Режиссер (листая пьесу). И последнее. Самое последнее. Самое важное. "Пока падает звезда". Господа, все знают свои финальные реплики?
Женщина на телефоне. Вернись ко мне. Прими меня. И пусть у нас все будет хорошо.
Дама о снеге. Пусть пойдет снег.
Возлюбленный и возлюбленная. Хотим, чтобы наша любовь жила вечно.
Одинокая владелица собачки. Дай мне, Бог, покоя.. С кровиноч-кой моей-
Мутный господин. Хочу, чтобы...
Возмущенный зритель. А я хочу прийти еще раз. Я приду еще много раз. Приду, чтобы...
Мутный господин. Чтобы я понял все. Все до конца.
Парень с гитарой. А я заиграл чудесную, простую, для первого класса пьесу.
Символ времени. День!
Беспристрастный зритель (Спутнице Беспристрастного зрителя, тихо-тихо). Здорово!
Автор. Дай Бог.
Режиссер. Внимание!
Гаснет свет. В абсолютной темноте над зрителями и актерами в высоте пролетает падающая звезда. Одно мгновение. Все одновременно говорят свои финальные реплики. Пауза. Медленно набирается свет. Сверху падает снег.
Беспристрастный зритель. Браво! (Аплодирует.)
Спутница Беспристрастного зрителя. Спасибо! Большое спасибо! (Аплодирует.)
Режиссер. Одну минуту! Извините. Все свободны. Спасибо за работу. И еще. (Даме о снеге.) А вас я прошу повторить. Этот ваш монолог. Из начала спектакля. Хорошо. Это хорошо.
Дама о снеге негромко начинает свой монолог: "Я хочу рассказать о снеге..." Все персонажи покидают сцену. Парень с гитарой начинает играть красивую, нежную мелодию. Возлюбленный и Возлюбленная тихонько на два голоса, не размыкая губ, напевают песню о любви. Последним, задержавшись у двери, уходит Автор. На сцене остаются только Дама о снеге, Парень с гитарой, Возлюбленный, Возлюбленная и падающий снег.







Copyright MyCorp © 2018