«Новый Карфаген» - независимый литературный журнал - Николай Роговенко

Календарь новостей

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Понедельник, 25.09.2017, 00:00
Приветствуем Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Николай Роговенко


 

Распродав всю землю

Найдем ли покупателя на планету?

И если так, тогда –

Остановите Землю, я сойду

 

 

Танец обручей

 

 
 Индеец был высок и широкоплеч, в выцветших джинсах, босиком, препоясанный вампумом. Белые перья орлана в его головном уборе спускались до земли. У его ног лежала большая кипа разноцветных обручей. Он рассматривал свою небольшую аудиторию, ожидая пока все устроятся. Он завладел вниманием слушателей, как только начал говорить. Помимо совершенного английского, было в нем что-то, заставившее всех затаить дыхание. - Мне бы хотелось предупредить тех из вас, кто пришел посмотреть “Индейское шоу”, что его не будет. Никакого “Танца дождя”, “Танца змеи” или “Танца войны”. Отправляйтесь в Южную Дакоту, к профессионалам. Их там хватает. Но помните, вам подсунут липу. Танец, особенно индейский, должен иметь сердце, как и все в этой жизни. Когда Великий Дух собирался создать Вселенную, Он начал с создания семи направлений: Востока, где восходит Солнце, Запада, где оно садится, Севера и Юга, где живут Холодный и Теплый Ветры. Он создал Верх и Низ, зенит и надир, что составило шесть. Последнее, седьмое направление, является в то же время и первым, ибо это священное направление, ведущее внутрь, в сердце человека. Это “axis mundi”, ось мира, мистический центр, где спрятаны все земные “проблемы” и “решения”. Позвольте привести пример. Ко мне, как к “выступающему Сиу”, часто обращаются экологические организации, включая “Гринпис”, с просьбой выразить свое отношение по поводу загрязнения окружающей среды, выживания редких животных и так далее. И когда я искренне признаюсь: “Я не знаю таких проблем”, – они смотрят на меня как на сумасшедшего. Они повторяют свои вопросы, повышая голос, жестикулируя, но я повторяю, я не знаю таких проблем. Их не существует. Можно тратить миллиарды, очищая океан, и он вновь и вновь будет загрязнен. Все, что нужно – это очистить человеческое сердце. Это относится и к нашим песням, танцам и ритуалам. Танцевать Танец Дождя, не нуждаясь в дожде, или Танец Войны, не отправляясь на нее, равносильно профанации или святотатству. Если танец не ведет тебя внутрь, в твое сердце, это не только подделка, но и позор. Возьмите Танец Бизонов у племени Черноногих. Существует священная история создания этого Танца, можете назвать ее мифом, или легендой, для Черноногих она свята. Давным-давно Черноногие запасались мясом на зиму, загоняя стадо на обрыв утеса, откуда бизоны падали вниз, где их добивали охотники. История эта возникла в те времена, когда у индейцев еще не было лошадей. Такой способ охоты назывался “бизоньим водопадом”. Однажды, поздней осенью, Черноногие не смогли заставить зверей броситься с утеса. Черной волной горбатые гиганты накатывали на утес, добегали до обрыва и разворачивались назад, упрямо наклонив тяжелые головы, мчались обратно, разметая стайки охотников с луками, дробя копытами зазевавшихся в бесконечном гоне собак. Так продолжалось много охот, пока не выпал первый снег. Призрак голодной смерти расправил белые крылья над измученным лагерем Черноногих. В утро первого снега, Минехаха, единственная дочь вождя, откинула полог типи и зажмурилась от слепящего света заснеженной до горизонта прерии. Она посмотрела на утес и увидела у самого обрыва неподвижное стадо бизонов. В прозрачном морозном воздухе виден был пар, вырывающийся из их ноздрей. Сложив руки крестом на груди, Минехаха пропела клятву-обет о том, что она выйдет замуж за одного из бизонов, если только они сбросятся. Голос ее еще был слышен, когда звери с ревом обрушились вниз, погибая и спасая племя от голода. И тут бизон, шаман стада, забрал девушку с собой и увел в прерию. Отец Минехахи обнаружил исчезновение дочери, по следам на снегу прочитал, что она ушла с бизоном, и отправился ее выручать. Сорока помогла ему найти девушку, но бизоны учуяли запах индейца и издали низкий рев, поднялись, станцевали свой медленный бизоний танец, подняв хвосты, и помчались, набирая скорость, и растоптали вождя, раздробив его тяжкими копытами на кусочки. Минехаха горько заплакала и упросила своего мужа позволить ей исполнить ритуал над отцом. Она попросила Сороку найти что-нибудь, оставшееся от вождя. Волшебная птица вернулась с маленькой косточкой. Девушка положила ее на землю, покрыла одеялом и запела оживляющую песню, и вот под одеялом появился человек! Она продолжала петь, и вождь начал дышать! Увидев это, бизоны поразились и сказали: “А почему вы не делаете это с нами? Мы научим вас нашему танцу, и когда вам придется убивать наших близких, вы спляшете этот танец и споете эту песню, и мы вернемся к жизни.” Поэтому сейчас, когда исполняется танец бизонов, это равносильно молитве о хлебе насущном. Пауни говорят, что вначале мудрость и знание хранились животными, ибо Всевышний Тирава не общается с человеком напрямую. Он послал определенных зверей как проявление своей воли. И от них, и от звезд, и от Солнца и Луны должен учиться человек. Мы обращаемся ко всему живому на “ты” – к бизону, дереву, камням, ко всему. Поэтому когда белый человек пришел и истребил бизонов, расстреливая их многотысячными стадами, это было святотатство. Представьте врага на вашей земле, сжигающего хлебные поля и виноградники и разрушающего ваши храмы. Однако, есть танец, который я хочу разделить с вами – Танец Обручей. Танец этот – дар нашего предка, Черного Оленя. Девятилетним мальчиком он пережил духовную трансформацию и стал визионером. Видение было одним, и оно стало пророческим и рассказало об ужасной судьбе нашего племени – Сиу, которые когда-то были великим народом равнин. Черный Олень увидел себя стоящим на пике центральной горы мира, высочайшем месте, и он увидел то, что назвал “обручами народов”. Он увидел, что обруч нашего народа был лишь одним из многих, и каждый имел свой цвет. Он увидел взаимодействие всех обручей, всех народов в единой величественной процессии. Он видел, что это взаимодействие было чрезвычайно сложным, но вело к совершенной и простой гармонии. Величие этой гармонии было непостижимым: движение и неподвижность, время и вечность, пространство и бесконечность сливались в высшем единстве. Созерцатель видения забился в конвульсиях священной эпилепсии и застыл без движения. А когда он пришел в себя, он заплакал, потому что пережил путешествие внутрь, потому что высочайшая гармония его видения была такой хрупкой, зависящей от единственного обруча, и потому что он был девятилетним мальчиком, и ему было страшно. Существует много спекуляций по поводу символизма “обруча народа”, но для моего племени все ясно: когда мы разбиваем лагерь, он имеет форму круга. Когда орел строит гнездо, гнездо – это круг. Земля с вершины горы опоясывается небом по кругу. А теперь откройте сердце и смотрите Танец Обручей. Когда индеец начал танцевать, сдержанный лектор исчез. Он поднимал один обруч за другим и вращал их медленно, увеличивая скорость. Босыми ступнями он отбивал усложняющийся ритм, пронзительно выкрикивая в паузах. Лицо покрылось испариной. Все больше и больше обручей вращал он вокруг талии, ног, груди и шеи, сгибаясь и извиваясь, как гремучая змея под пятой гризли, пока стал едва различим внутри разноцветного вихря обручей. Видение было диким, экстатическим и завораживающим. Вдруг все остановилось, и непостижимым образом все обручи застыли неподвижно, образуя совершенную сферу из переплетенных разноцветных кругов. Индеец выскользнул между ними и стал рядом. Аудитория взорвалась аплодисментами и свистом, и в тот же миг индеец осторожно потянул один обруч из хрупкой конструкции, висевшей, казалось, в воздухе, и вниз рухнула сфера, обручи загремели, застучали сердито, подпрыгивая на полу.

Copyright New Karfagen © 2017