Поиск

Календарь

«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика





Четверг, 24.05.2018, 10:43
| RSS
Главная
Людмила Зайцева


   КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ

 

   Квартира Ирины.

   Входит Игорь с пакетом в руке.

  

   ИГОРЬ. Ира, ау! Я принёс тебе ананас!

  

   Выходит Ирина, на ней домашний халат.

  

   ИРИНА. Игорь...

   ИГОРЬ (показывает на пакет). Вот, принёс тебе ананас. Ананас ты в первый раз ела тогда, в Институте, сама говорила Лариске...

   ИРИНА. Опять Институт... Мы можем спокойно говорить о чём-нибудь другом? Кроме Института, Пашки, Лариски, Лиды. И двоих из них уже нет. Игорь, сколько можно бродить по кладбищу?

  

   Игорь подходит к Ирине ближе, смотрит ей в лицо.

  

   ИГОРЬ. Ира, ты не права, Ира, не надо разделять, Ира, мир не делится на живых и ушедших, на прошлое и настоящее, Ира, мир один, мы живём в нём вместе со всеми. Ты сказала недавно: "Хайдеггер пишет...", а он ничего не пишет, его нет, Ира, но для тебя он пишет сейчас. И мы идём не по кладбищу, и мы не совсем живы, и они не совсем мертвы. Ира! Мы все вместе...

   ИРИНА (испуганно). Игорь! Что с тобой, что ты говоришь? (Всматривается в лицо Игоря). Ты что-то колол или пил, Игорь, что с тобой?!

  

   Игорь, пошатываясь, идёт к дивану и падает на него. Ирина садится рядом на стул и плачет.

  

   ИГОРЬ (открывает глаза, всматривается в окружающее). Где я?.. (Смотрит на Ирину). Не бойся, это всего лишь кокаин. Перед тем, как идти к тебе. (Протягивает Ирине свой носовой платок, она отстраняет его руку).

  

   ИРИНА. Не надо... И давно ты этим... с этим... Что ты молчишь?

   ИГОРЬ (нехотя). Тебе... изложить всю историю? Это долго... Пробовал разное, в разное время. (Начинает говорить быстро, лихорадочно). В первый раз там, в Швейцарии. Отец часто уходил, меня оставлял в гостинице, но оттуда легко было сбежать. На улице

какой-то волосатый тип в грязных джинсах предложил докурить папироску. Тоненькую, маленькую. Потом я узнал, что это была марихуана. После была и другая наркота. В интернате, когда отца посадили, у меня была первая ломка. Служанка видела, но врача не вызвала - я для них был merde. Жаклин догадалась, принесла таблеточку и какое-то пойло вроде дамского ликёра для облегчения страданий. Тогда-то мы и переспали первый раз. Её кружева трещали, когда она стаскивали их с себя через ноги. Что такое настоящее merde, я узнал, когда она извивалась подо мной.

   ИРИНА (умоляюще). Перестань, Игорь! Я знаю, у тебя ещё много таких историй в запасе; у меня тоже есть кое-что. Но я не могу больше ни слушать, ни говорить. Есть три яйца, хочешь яичницу?

   ИГОРЬ. Подожди. Теперь ты поняла, почему я "запал" на тебя? И там, в Институте, рядом с Лариской,- она всё трясла грудями поближе к моей груди, и рядом с медсестрой Ирой - она всё заглядывала мне в глаза, на что-то намекая и что-то обещая, и с Пашкой - он всё завидовал моему тайно-порочному опыту. Ира, тогда его у меня ещё не было. Не считая притонов отца, куда он затащил меня по пьяни пару раз. В одном из них публичная девка раздела меня догола, заставила залезть на стол и всё восхищалась: "Ce manific!” - перемежая пьяным смехом. А в другой раз меня напоили какой-то дрянью и я подпевал скабрезной песенке. Жаклин сказала мне потом, что это была за песенка. А ты, твой танец тогда - контраст меня поразил... Восхитил контраст, запомнился. Взгляд падшего ангела на ангела действующего, с небес не сверженного. Вот теперь всё, Ира, и можно идти есть.

   ИРИНА (встаёт, подходит к Игорю). Где платок, что ты мне давал?

   ИГОРЬ (протягивает ей платок и говорит лёгким светским тоном). Я наговорил тебе много неприятного, не обращай внимания.

   ИРИНА. Ты знаешь, что мог сказать мне это. Не знаю, должен ли был, но - мог.

   ИГОРЬ. Я всё жду, когда у нас с тобой будет первая ночь. Ты поняла, да? (Смотрит на Ирину). Я не о той близости.

   ИРИНА (устало). Может быть, ты хочешь слишком многого. Того, чему невозможно быть.

   ИГОРЬ (отворачивается от Ирины). Все говорят одно и то же, даже ты. Возможно, невозможно... Невозможное станет возможным, если его кто-то таковым признает. Что, давно не слышала трюизмов?

   ИРИНА (подсаживается на диван к Игорю). Почему в искусстве (например, в искусстве) ты признаёшь существование рамок, границ, а в жизни нет? Что ты молчишь?

   ИГОРЬ. Знаешь, мы все шляемся по жизни, пока живы, и стучим в двери, то к Богу, то к дьяволу, - кто услышит. И вопрос тут не об искусстве и не о жизни. Даже не о жизни. (Голос Игоря дрожит).

   ИРИНА. А о чём? Тварь я дрожащая, или смею? Твой бунт оправдан, может быть, но это бунт.

   ИГОРЬ. Бунт, бунт... Пошло-поехало: Достоевский, Камю... Да нет никакого бунта, Ира, неужели ты не понимаешь?!

  

   Игорь поворачивается к Ирине лицом, она пробует коснуться его щеки, но он отстраняет её руку.

  

   ИГОРЬ. Я просто хочу жить, нормально жить, по-человечески. Любить женщину, работать... Где тут бунт? Или это и есть бунт для меня, для такого, как я, - не костыли только имею в виду? Ну, что ты молчишь?

   ИРИНА (снова поднимает свою руку к его лбу, но тут же опускает). Так вот почему мы встретились...

   ИГОРЬ (зло). И заплачь. Всю ночь ты будешь оплакивать меня, мою погибшую невинность и пускаться в откровенности. А наутро снова скажешь: "Мне надо подумать". Сколько раз ты говорила это Борису? Два? Больше? (Отворачивается от Ирины).

   ИРИНА. Не знаю, хватит ли у меня сил, Игорь, понимаешь?

   ИГОРЬ. Сил - для чего? Спать со мной, яйца варить, по выставкам мотаться, о костыли мои спотыкаться, взглядом и всячески? Для чего у тебя может не хватить сил?

  

   Звонок в дверь.

  

   ИГОРЬ (смотрит на Ирину). Ты кого-то ждёшь?

   ИРИНА. А ты? (Идёт к двери).

  

   Входит Борис. Он неприятно удивлён тем, что видит Игоря.

  

   БОРИС. А, Игорёк... Зашёл вот покалякать с Ирочкой. Иринушка, чаем напоите?

  

   Ирина кивает, улыбается, делает шаг в сторону кухни.

  

   ИГОРЬ. Дядь Борь, зачем пришёл?

  

   Борис виновато смотрит на Игоря, потом на Ирину.

  

   БОРИС (вдруг набравшись смелости, решительным тоном). А почему, собственно, Ирочка на кухню пойдёт?.. Ты бы, Игорёк, мог подсуетиться малость. А Ирочка отдохнёт, вон она какая у нас красавица...

  

   Игорь встаёт, выходит.

  

   ИРИНА. Лучше я, Борис Всеволодович... (Встаёт, хочет идти на кухню).

   БОРИС (касается её руки). Погодите, Ирина, мне в самом деле надо с вами поговорить. Вроде всё уже говорено, чего резину тянуть... Скажите "да" или "нет", уж будьте добреньки! Вы, конечно, лапушка и прелестница, только сказать вам хочу, уж не обидьтесь на старика. Жизнь свою вы начерно проживаете, как бы "пока", а беловик на будущее оставляете: это пока, а после можно и всерьёз. А "после" может и не быть, драгоценная, всё в "пока" уйдёт... Так у вас и с Игорем.

   ИРИНА. У меня коньяк есть, Борис Всеволодович... Будете?

   БОРИС (смотрит на Ирину исподлобья). Нет, благодарствуйте. Я пойду, пожалуй. Игорю скажете: вспомнил, мол, о неотложном деле.

  

   Борис идёт к двери, на пороге оборачивается к Ирине.

  

   БОРИС. Эгоистка вы, Ирина Батьковна, стопроцентная! Ну да что... Хоть резко Игоря не отталкивайте. (Выходит).

  

   Возвращается Игорь.

  

   ИГОРЬ. Чайник закипел, чашки я достал... Поможешь принести? А где Борис?

   ИРИНА (вздыхает). Сказал: неотложное дело... Слушай, какой чай, ужинать пора.

   ИГОРЬ. Что он тебе говорил?

   ИРИНА. Так... (Подходит к шкафу, достаёт бутылку коньяка, ставит на стол). Вот ещё печенье...

   ИГОРЬ. Может, закажем еду по телефону? В холодильнике нет ничего. Кроме тех самых яиц...

   ИРИНА. У тебя много денег, ты богатый человек?

   ИГОРЬ. Не сказал бы. Но жениться на тебе хочу и делаю предложение. (Открывает бутылку, наливает коньяк в рюмки, поднимает свою рюмку). Твоё здоровье.

   ИРИНА. Как торжественно и серьёзно! Словно два старичка на серебряной свадьбе. А сколько это лет, серебряная свадьба?

   ИГОРЬ. Не знаю. Давай просто за тебя. (Пьёт). Но ты не ответила.

   ИРИНА. Игорь, я не знаю. Мне хочется сказать "да", но я... боюсь. Всяческого прошлого, всяческого настоящего. Ты маргинал: всё на краю и до края, на таком накале долго не выдержать.

   ИГОРЬ. Всё это я знаю, Ира, скажи другое. Любишь ли ты меня? В прошлом, будущем, настоящем? Хоть где-нибудь.

   ИРИНА. Мальчика в коридоре, загадочно-непостижимого, с бледной улыбкой иронии - да, люблю. И Лариску, и Женьку, и Лиду. Всех и всё там люблю. Но они там, а мы здесь. И ещё. Не знаю, насколько всерьёз ты запал на наркоту. Если всерьёз - сразу "нет". А вообще... Пока наше настоящее - это прошлое, всё на нём и о нём. Может не хватить надолго. (Задевает локтем рюмку, она падает). Ох...

   ИГОРЬ. Ты очень подробно ответила. А где же резолюция?..

   ИРИНА. Ты непременно хочешь жениться?

  

   Игорь молча встаёт и выходит. Ирина бежит за ним следом, кричит: "Игорь!".

   Ирина возвращается одна. Звонит телефон, она поднимает трубку. За сценой голос Бориса: "Ира, Игорь ещё у тебя или уже ушёл?"

 

   ИРИНА. Только что ушёл. Борис, он обиделся и ушёл! Я хотела сказать, что выйду за него, но он ушёл.

   ГОЛОС БОРИСА: Ты правда согласна?

   ИРИНА. Да, да, да! Пожалуйста, разыщите Игоря!

  

   КВАРТИРА МАРИНЫ И ИГОРЯ.

  

   Марина, в элегантном костюме, с макияжем, накрывает на стол. Входят Борис и Игорь с букетами цветов.

  

   БОРИС. Привет, поздравляю! Ребята, как долго я этого ждал. (Заикается). То есть...всегда хотел! Вот, Игорь, ты не взял вчера... (Протягивает Игорю маленькую коробочку).

   ИГОРЬ (Марине). Это для Иры, она скоро придёт.

  

   Входит Ирина.

  

   ИРИНА. Всем привет!

   ИГОРЬ (целует её, протягивает ей коробочку). Не знаю, понравится ли...

   ИРИНА (открывает коробочку, достаёт кольцо). О-о! Спасибо. Игорь, всё нормально, мы поженимся?

   ИГОРЬ. Всё нормально... на сейчас? (Смотрит на Ирину).

   БОРИС. Игорь, будет тебе... Ира, Игорь! Мы поздравляем вас! (Протягивает Ирине букет). Ресторана не будет, все согласны? Отпразднуем в своём кругу... Семейном. А куда вы поедете после свадьбы?

   ИГОРЬ. Ты уже спрашивал, дядь Борь... Не знаем пока.

   МАРИНА (кивает на накрытый стол). Может быть, отметим?..

   ИГОРЬ (подходит к матери, целует её). Спасибо, мама, в другой раз. Сейчас мы поедем в загс (смотрит на Ирину).

   ИРИНА (торопливо). Да, конечно.

  

   Борис подходит к Марине, кладёт руку ей на плечо.

  

   БОРИС (Марине). Я помогу убрать. (Игорю и Ирине). А в какой загс вы пойдёте?

   ИРИНА И ИГОРЬ (вместе). Всё равно.

   БОРИС. Значит, в ближайший. Надо вызвать такси. Жить, конечно, будете здесь, не в Ирининой же однокомнатной...А Ирину квартиру можно сдавать. В будущем, конечно... (Посматривает на стол, Игорь замечает его взгляды).

   ИГОРЬ. Ладно уж, давайте отметим. До загса бы только доехать....

  

   Марина и Борис переглядываются. Ирина смотрит на Игоря.

  

   БОРИС (нерешительно подсаживается к столу). Я могу поехать с вами.

   ИГОРЬ (тоже садится к столу, следом за ним садятся Марина и Ирина). Я не о том, дядь Борь... А вообще у меня созрел тост (поднимает бокал с вином). Искусство умирает, причина - отсутствие любви... То есть не то чтоб её совсем не было, изредка, мимолётно она посещает наши унылые жизни и скорбные души. Но она в них не задерживается...

   ИРИНА (перебивает его). ...И давайте выпьем за сегодняшний день. Может, это тот момент, когда - мимолётно.

  

   Все пьют.

  

   ИРИНА (говорит, чтобы прервать неловкое молчание). Итак, любовь в нас не задерживается...

   ИГОРЬ. Ты сама это видишь. И на бездарных выставках, куда бегаешь, как гончая. И в бездарных статейках, тяп-ляп сварганенных на скорую руку, потому что "газета должна выходить каждый день".

   ИРИНА (говорит, еле сдерживаясь). Если тебе не нравится то, что я делаю, это твоё право. Мне достаточно того, что это нравится другим.

   БОРИС. Игорь. Может быть, хватит?..

   ИГОРЬ. Ирочка напомнила мне, что зарабатывает деньги...

   МАРИНА. Игорь, прекрати, пожалуйста!

   ИГОРЬ. Ладно, пойду вызывать такси. Когда туда нужно ехать, в этот чёртов загс?

  

   Игорь встаёт из-за стола, идёт к телефону. Борис, Марина и Ирина смотрят друг на друга.

  

   МАРИНА. Ирочка, не обращайте внимания.

  

   Марина встаёт, начинает собирать посуду со стола, Борис помогает ей. Они выходят из комнаты, неся посуду.

   Возвращается Игорь. Ирина придвигает к себе свой ещё не унесенный бокал, пьёт вино. Игорь садится рядом с ней.

  

   ИГОРЬ. Прости, Ира. Я дурак и скотина.

   ИРИНА (отодвигает от себя бокал). И часто...

   ИГОРЬ. Что? (Гладит её по голове).

   ИРИНА. И часто такие сеансы будут повторяться? Психопатологические... Здесь душно.

   ИГОРЬ. Серой пахнет?.. Такси сейчас придёт, надо спускаться. Странно начинается наша жизнь.

   ИРИНА (пробует улыбнуться). Всякая жизнь начинается странно. С чего бы ей вообще начинаться...

   ИГОРЬ (смотрит на неё и отодвигает подальше её бокал с недопитым вином). А в самом деле...

  

   Свет на сцене гаснет.

  

  

   КАРТИНА ПЯТАЯ

  

   Квартира Ирины. Ирина и Игорь лежат на диване.

  

   ИРИНА. Твоя Аська была дура. Один раз, но зато какой... (Пробует поцеловать Игоря, он отворачивается).

   ИГОРЬ. А давай поговорим о твоём муже. Сколько раз он трахал тебя после наркоты?

   ИРИНА. А как тебе была мадмуазель Жаклин после ломки?

   ИГОРЬ (кричит). Шлюха! (Бьёт Ирину по лицу, потом встаёт, собирается уходить, одевается. Но вдруг встаёт перед Ириной на колени в не полностью надетых брюках). Прости!

  

   Ирина плачет, потом подходит к зеркалу, смотрит на ссадину на лице.

  

   ИРИНА. Ты скотина! Как же я в загс пойду на регистрацию?..

   ИГОРЬ. Я сделаю кофе. Халатик тебе идёт... В загс можно надеть тёмные очки.

   ИРИНА. И бронежилет поверх фаты.

   ИГОРЬ. Ну, виноват. Виноват. А ты уже дала объявление о сдаче твоей квартиры?

   ИРИНА. О чём ты, Игорь?

   ИГОРЬ. А может, ты передумала? Пустая квартира - это очень удобно.

   ИРИНА. О Господи, на что ты намекаешь? Это немыслимо! Что я должна сделать, чтобы ты мне поверил? Продать квартиру? А потом ты поссоришься с матерью, и нам придётся снимать угол...

   ИГОРЬ. Если вообще придётся... А ты хочешь от меня ребёнка?

   ИРИНА (растерянно). Не... не знаю. Сначала надо...

   ИГОРЬ. Пожить для себя? Мне всегда нравилась эта идиотская формулировочка: пожить для себя. Как будто мы живём для кого-то другого, ради кого-то...

   ИРИНА. Знаешь, у меня ведь работа, и...

   ИГОРЬ. И я, на которого сил требуется не меньше, чем на грудного младенца. Мать вряд ли поможет нам. Она считает себя такой страдалицей, что ни на что другое у неё сил не остаётся. Как только страдать.

   ИРИНА. А от чего умер твой отец?

   ИГОРЬ. Он спился и повесился. Я уже говорил тебе. Его нашли в туалете, он повесился на своих подтяжках...

   ИРИНА. Почему у нас так много смертей в прошлом?

   ИГОРЬ. Их у всех много, Ира, просто не все о них знают и помнят. Мы помним, и от этого нам не легче. Ира, у тебя есть час свободного времени?

   ИРИНА (удивлённо). А что?

   ИГОРЬ. Хочу пригласить тебя съездить кое-куда. Это недолго, я уже вызвал такси.

   ИРИНА. Куда? (Игорь молча смотрит на неё). Ну, хорошо.

  

   На сцене затемнение, за сценой звук подъезжающей машины.

   Сцена освещается. Идёт снег, Ирина и Игорь подходят к ограде, за ней - высокое здание.

  

   ИРИНА. Институт педиатрии... Я так и думала, что ты привезёшь меня сюда...

   ИГОРЬ. Помнишь, как мы увидели друг друга?

   ИРИНА. Ты был завсегдатаем нашей палаты, всё ходил к Лариске... А она щебетала: "Игорь, Игорь!"...

   ИГОРЬ. А почему ты смотрела на меня, когда танцевала в коридоре?

   ИРИНА. Потому что ты смотрел на меня. Лариска часто болтала о тебе, и о Швейцарии я тоже услышала от неё.

   Ты был загадочен и неприступен.

   ИГОРЬ. И ты думала обо мне тогда? Длинными московскими сумерками, когда где-то крутили пластинку Love Story?

   ИРИНА. Да, Игорь. Ты был загадкой и принцем. Для Лариски, медсестры Иры... Для меня. Пойдём, пора возвращаться, мы опоздаем.

   ИГОРЬ (обнимает её). Ира, мы никуда не пойдём. Ты умница, ты стойко держалась. Но я слышу, как ты не спишь, лёжа рядом со мной. Нам не выдержать долго, Ира, надо расстаться. Может быть, потом мы будем встречаться... Но не любовниками.

 

   Дежурная из будки на проходной: "Уходите отсюда, сегодня посещений нет!"

                                                            

                                                           ЗАНАВЕС


Copyright MyCorp © 2018