Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика





Суббота, 17.11.2018, 00:51
| RSS
Главная
Роман Щедрин


                    Последний пепел
 

 

Яркий красно-оранжевый шар, оставляя за собой огненный хвост, пронёсся через весь двор и саданул в старую тускло-зелёную «вольво». Та рванула, спровоцировав

близстоящие машины на протяжный вой сигнализации.

Следующий шар, чуть поменьше первого, угодил в балкон. Вниз посыпались стёкла и

огненные капли. Ещё один, просто огромный, раздолбал детскую песочницу. Другой упал неподалёку на дорогу и подкинул вверх куски бордюра, им же разломанного.

Большие метеориты, конечно же, имели огромную разрушительную силу, в отличие от маленьких, которые просто разбивались снопом огненных искр, натыкаясь на что-нибудь более или менее твёрдое.

Виктор из окна своей квартиры уже несколько часов любовался концом  света. Да, именно концом света. Тем самым, о котором всю последнюю неделю твердили все  СМИ и о

котором были все мысли всего населения всей этой бесперспективной планеты.

«Огненные капли» с утра поливали город. Это вряд ли были метеориты космического

происхождения, такие раздолбали бы матушку землю очень быстро. Эти огненные капли рождались где-то в небе, в этой огромной непроглядной туче, которая закрыла весь

небосвод. Такие метеоритные дожди были обычно кратковременными, но этот сильно затянулся, видимо, конец был совсем близок. А началось всё ещё в понедельник. В один прекрасный день небо вдруг затянула чёрная пелена. Так же вдруг небо разродилось

огненным дождём. Виктор прекрасно помнил этот момент. Он ехал в маршрутном такси домой, после напряжного учебного дня. Из окна с рекламных щитов на него смотрели улыбающиеся, жизнерадостные, пышущие здоровьем лица, предлагающие всё

разнообразие табачной продукции. Играла какая-то стрёмная музычка. Напротив сидела симпатичная девушка, она постоянно поправляла волосы и смотрела вбок, как будто боясь встретиться с Виктором взглядом. Две тётки сбоку о чём-то говорили с упоением, но вполголоса. Мужик сзади читал газету. Всё больше и больше хотелось спать. Витя прикрыл глаза и поддался сладкой дремоте, как вдруг раздался хриплый голос водилы:

– Это что за!..

Все проявили величайшее любопытство и, чтобы посмотреть, что же там всё-таки "за …", устремили взоры на дорогу. Именно там они хотели увидеть гадость, которая так

возмутила водителя. А гадость  была совсем не там, и первым это понял Виктор. Он

увидел, как небо начало затягиваться чёрными тучами - нет, даже не тучами, а одной

огромной тучёй. Как будто его застлал дым огромного небывалого костра. Даже солнце начало пропадать. Вскоре это увидели и остальные.

– Ох ты, господи! Спаси и сохрани! – выдавила тётка справа.

– Ничего себе! – поддержала другая.

А Виктор промолчал, хотя и подумал: «Ни фига себе!»

Но «ни фига себе!» началось потом. С неба вдруг посыпались огненные искры. Они были не очень большие и не могли пробить даже стекло в машине. Но это было пока. Вся

происходящая фигня вызвала смятение в рядах участников дорожного движения. Кто-то просто встал. Кто-то, наоборот, притопил, как будто пятой точкой чуя, что скоро будет ещё хуже и надо побыстрее смываться домой. Такая суета привела к сотне аварий. Вскоре образовалась пробка. Потом она переросла в небывалый затор, все машины города встали. А «дождь» тем временем усиливался.

Огненные камушки, падающие с неба, становились всё больше и больше.

События начали разворачиваться ещё круче. Огромный метеорит, сорвавшийся с неба, расплющил соседнюю серебристую BMW. Вот тут-то все занервничали по-настоящему.

Хаос начался!  Люди начали бросать свои любимые средства передвижения, оставляя их на произвол судьбы, и бежали куда глаза глядят. В маршрутке началась давка. Все

отскочили от окон и забились в середину салона. Одна из тёток молилась, а другая

верещала каждый раз, когда на крышу или рядом с машиной падал метеорит (слава богу, они были небольшие).  Водила героически пытался вывести машину в безопасное место. Казалось, такого просто нет, но он его всё-таки нашёл. Стукнув  десяток автомобилей

, маршрутка выехала на тротуар и нырнула в подземный переход.

Дальше Виктор помнил плохо: видимо, его догнало  запоздалое состояние шока.  Пока неслись по ступенькам, его всё время кидало, потом резко остановились – врезались куда-то. Все полетели кубарем, стеснительная девушка оказалась верхом на Витьке. Наконец-то допёрло, что случилось что-то страшное. Как добрался домой, он уже не помнил.

Огненный дождь кончился, но хаос, который он породил, воцарился с этих пор навсегда.

Вот это и было начало конца. Все радио и телепрограммы, пока ещё могли работать, трещали о грядущем конце света. Лучшие умы планеты опускали руки, говоря, что не могут дать объяснения данным катаклизмам. Они рвали свои дипломы и призывали всех идти в церковь. Ибо иначе как Судным днём и божьей карой всё это назвать не могли. Да, церковь в это время стала наипопулярнейшим местом. Через несколько дней после первого дождя, люди убедились, что это тот самый «конец» и повалили в храмы.

Хотя тут произошёл раскол общества на две части. Одни побежали каяться, а вот другие стали в полной мере вкушать плоды анархии. Они поняли, что можно всё, потому что всё равно скоро ничего не будет.

Толпы пьяной молодёжи шарились по магазинам и занимались откровенным мародерством и вандализмом.  Принципиальные девственницы выбегали на улицы с одной только целью: отдаться первому встречному. У некоторых просто съехала крыша. Такие носились по дворам с криками: «Смотрите люди – я  Бэтмен!!!».

Другие, более пронырливые и жизнелюбивые, экстренно капали бункера, запасались провиантом и надеялись пережить страшные дни.

А беспорядок всё нарастал.  В первый день встал весь транспорт. Потом перестали работать все учреждения, как государственного, так и негосударственного типа  (от мэрии до платных туалетов). Через несколько дней исчезло телевидение. Чудом, но всё ж работало радио – единственный источник информации. Каждый день оно транслировало интервью с каким-нибудь астрономом, сейсмологом или  философом. Из их рассказов было ясно одно: научный мир зашёл в тупик, рассматривая данное положение дел, но пусть никто не сомневается – это конец света! Следом за выступлением учёного мужа включали трансляцию церковной службы. Наука не знала ответов на многие вопросы, но одно учёные установили точно: день окончательного конца. В связи со сложившимся к среде положением дел (а к огненным дождям добавились постоянно возникающие разломы в земной коре) учёные рассчитали, что к воскресенью всё будет кончено. По их словам, земля расколется на три части (так что копание бункеров являлось абсолютно пустым занятием).

Виктор мог часами наблюдать за миром, который доживал свои последние дни. Сегодня была суббота, по прогнозам –  последний день существования всего живого.

Витя закурил. Возможно, он делал это в последний раз. Пачка была совсем полной, Витёк бросил её на подоконник и открыл окно. Огненный дождь кончился. Какой-то мужик, пользуясь затишьем, перебегал из одного подъезда в другой. После того, как небо затянула  эта чёртова туча, мир погрузился в полумрак, но сейчас стало ещё  темнее. Это вечер наступал. Последний вечер этого мира.

Почти все фонари были уничтожены дождями. Хорошо, что вокруг полыхали пожары, от этого было хоть как-то светло. Пока Виктор скурил полсигареты, темень стала

непроглядной. Окна квартир не хотели зажигаться. Большинство их хозяев было либо в церкви, либо пьяно, либо мертво. Да, население значительно сократилось за эту неделю. Вот и сейчас, буквально несколько минут назад, на одного жителя земли стало меньше. Виктор своими глазами видел, как плешивинького низенького мужичка уничтожил метеорит. Пётр Абрамович из соседнего подъезда хотел было по-быстренькому перебежать через двор, но был настигнут огненной глыбой, от него остался только пепел. Люди гибли под огненными дождями, это Виктору приходилось видеть за

последнее время часто. Ко всему этому, многие не дожидались Судного дня и отходили в мир иной собственноручно. В основном глотали седативные таблетки и просто

засыпали.

Неожиданно всё задрожало! Фонарный столб (фонарей на котором уже не было) начал крениться вниз, стоявшие рядом машины, наоборот, медленно стали подниматься. Вскоре на земле появилась трещина. Она разрасталась и разрасталась, пока не превратилась в

довольно широкий и глубокий провал. Всё это сопровождалось жутким треском. Именно так и образовывались те самые разломы, которые надолго  испещрили лицо земли. Этот- лёг ровно по двору, поэтому разрушений практически не принёс. Другое дело было, когда разлом образовывался под каким-нибудь зданием, как, например, в соседнем дворе. Девятиэтажка  рухнула там как картонный домик, сначала перекосившись и треснув пополам.

Опять воцарилась тишина. Никого и ничего. В отличие от всех предыдущих дней, этот был особенно тихим и спокойным. Источником шума мог быть ветер или падающие метеориты, но только не люди. Их как будто не стало, как будто мир уже умер. Анархия и хаос сошли на нет: видимо, люди перебесились и теперь смиренно ожидали развязки всего происходящего. Вот когда разум победил. Лишь тогда, когда стало ясно, что ничего не станет очень скоро, лишь тогда люди и перестали  всё разрушать. Только теперь они осознали, что мир, который их окружает, прекрасен и великолепен. Всё это произошло именно сегодня. Им понадобилась неделя ада, чтобы понять, что умереть лучше всё-таки в раю. Именно теперь все увидели настоящую цену жизни, а смысл её для всех перестал быть секретом.

«Смысл жизни в самой жизни».

От этой мысли Виктору стало невыносимо грустно. Душу пронизывала ноющая тоска. Умирать было не страшно, а грустно. Обычно людей пугает в смерти именно осознание того, что тебя не станет, а всё остальное останется, жизнь будет продолжаться, но для тебя в ней не будет места. Теперь же об этом можно было не беспокоиться. Виктор не умрёт, умрёт жизнь.

Подул холодный ветер, вытягивая из окна сигаретный дым и унося его прочь. Виктор ещё раз затянулся и сбросил нагоревший пепел с сигареты. Последний раз, последний пепел в своей жизни. Подхваченный ветром, тот рассеялся в воздухе. Так же, как весь этот мир собирался рассеяться в пространстве вселенной.

Виктор закрыл окно и лёг на кровать. Он закрыл глаза. «Ну, вот и всё».  Напряжения и страха не было, только всё та же тоска.  На смену ей быстро пришёл сон…

 

…Виктор открыл глаза, было невыносимо светло. «Неужели это ТОТ СВЕТ», - подумал он. Было не только светло, но и холодно. Он поднялся. Та же комната, в которой он и заснул. Но что-то изменилось! Ну конечно, вся она была залита ярким светом, который  исходил из окна. Сначала Виктор не поверил своим глазам, он замер без движения. Небо было чистым! Абсолютно чистым, без единого облачка. Но это ещё не всё. С неба падали не огненные глыбы, а большие хлопья белого…пепла. Конечно же, это был не пепел, а всего-навсего снег.

Он, видимо, валил всю ночь, потому что весь двор успел уже потонуть в огромных

сугробах. Это было самое удивительное, что видел Виктор за всю свою жизнь. И не

потому, что был июль месяц, а потому, что это говорило о том, что или  учёные ошиблись, или Бог передумал, и жизнь продолжала быть.

Ни грязных раздолбанных бордюров, ни остатков «вольво», ни разлома посреди двора, ни праха Петра Абрамовича – ничего не было видно, всё это покрылось слоем чистой небесной пыли.  Новый мир светился, ослепляя глаза. 

Виктор вдохнул холодный свежий воздух и взял с подоконника сигареты. Он хотел было закурить, но  передумал. Посмотрел на пачку, потряс её и запустил из окна в сугроб.

– Нет! Жизнь слишком хороша, что бы разменивать её на такие пустяки!

…А с неба всё падал и падал пепел, пепел сгоревшего вчера мира.    

 

 


Copyright MyCorp © 2018