Поиск

Календарь

«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Статистика





Суббота, 26.05.2018, 16:54
| RSS
Главная
Вечеслав Барашихин


Снежный сон

На землю льются с пасмурных небес

Потоки белоснежного презренья.

Гуляют снежный барс и снежный бес

Из одного в другое измеренье.

 

Не зря они шагают сквозь метель,

Два странника, два призрака, два зверя.

У них одна единственная цель:

Найти крестом помеченные двери.

 

В руке у беса снежного – ключи,

У барса в пасти – снежная корона,

Которую отдать я поручил

Наследнице пустующего трона.

 

Наследница должна сказать им: «Да!»

И грудь ее заледенеет слева,

И девушка уснет в ней навсегда,

И снежная проснется королева.

 

 

 

Черная засуха

На осколки земля потрескалась,

И река пересохла горная.

Есть причина этому веская -

Между нами засуха черная.

 

Жажда лапой своей шершавою

Подписала нам меру высшую:

Пьем мы воду с тобою ржавую,

Воду нашей любви прокисшую.

 

Все увяло - мечты, желания.

Зря бросаю на землю зерна я.

Только горечь непонимания

Прорастает травою сорною.

 

 

 

Интернет

По ту сторону монитора

Манит жертв виртуальный ад.

Все уснем мы там очень скоро

На груди материнских плат.

 

Рамблер, Яндекс… - не оторваться!

Я проваливаюсь в окно.

На часах – без пяти двенадцать

И довольно уже давно…

 

Интернетом я сослан в ссылку,

Из которой вернусь к утру.

Есть клеймо на моем затылке:

«Точка ком» или «точка ру».

 

Ночь без трафика – день без смысла.

Я как будто сошел с креста.

Сердце замерло, жизнь зависла…

Как без мышки рука пуста!

 

 

 

Исповедь

Прости мне то, что я в тебя не верю.

Прости меня за то, что не крещен.

Прости, что я живу под знаком зверя,

И зла очарованьем восхищен.

 

Прости, что сердце, став в груди осколком,

Рвет капилляры кровью ледяной.

Прости, что по ночам я вою волком

Под желтою иконою – Луной.

 

Прости меня за то, что землю рою,

А вовсе не стремлюсь на небеса.

Вас там и так уже немало – трое,

Ответственных за веру в чудеса.

 

Прости меня, что наяву летаю,

А вот во сне не в силах встать с колен.

Прости за то, что жизнь моя пустая –

Без цели, перспектив и перемен.

 

Прости меня за то, что недоверчив.

Прости за то, что вижу фальшь кругом.

Прости меня за то, что каждый вечер

Ломаю все, построенное днем.

 

Прости меня! Своею крестной силой

Вдохни огонь мне в ледяную грудь.

Прости меня, спаси меня, помилуй!

Услышь! Ответь!.. Ну, сделай что-нибудь!

 

Двенадцати перстов дрожат фаланги,

От крыльев до хвоста меня бьет дрожь.

Прости мне то, что я твой падший ангел.

Я жду тебя… Когда же ты придешь?

 

 

 

Ночной гость

Шуршал в углу за печкой домовой.

За окнами по-волчьи выла вьюга.

На кухне пахло чаем и травой.

Смотрели гость с хозяйкой друг на друга.

 

У них не получался разговор,

И общих интересов было мало.

Хозяйка говорила всякий вздор

И глупые вопросы задавала.

 

Но гость молчал, в сенях скулили псы -

Должно быть испугались волчьей шубы.

Пробили деревянные часы,

И начал гость рассказ свой вдруг, сквозь зубы:

 

"Давным-давно, в такую же пургу

Неслись сквозь ночь испуганные кони.

Луна, сияя искрами в снегу,

Мешала оторваться от погони.

 

Стоял в санях возница в полный рост.

Жена дрожала, сына прижимая.

Их сзади догоняла россыпь звёзд,

Сверкающих в глазницах волчьей стаи.

 

Казалось людям - Смерть не обмануть,

И жизни их, колосья, будут сжаты.

А мальчик спал, уткнувшись маме в грудь,

И рядом с ним качался Бог распятый.

 

Смеялась Смерть оскалом вожака,

И матерью смотрела Смерть на сына.

Перекрестив и приподняв слегка,

Она разжала руки над равниной.

 

Над жертвою сомкнулся омут тел,

Урчащих под опешившей луною.

Через плечо возница посмотрел

И в сторону отвёл глаза с женою..."

 

Гость замолчал. Хозяйка чуть жива -

Раздавлена упавшей тишиною.

Свинцовым снегом рухнули слова

На голову хозяйки сединою.

 

Притихли псы, не слышен домовой.

Оскалом гость хозяйке улыбнулся.

И перед тем, как перейти на вой,

Сказал ей: "Здравствуй, мама! Я вернулся..."

 

 

 

Сука

Этот мир бродячих собак

Навевает тоску и скуку.

И однажды я просто так

В дом привел голодную суку.

 

Дал ей ливерной колбасы

И по холке ее погладил.

А потом, забыв про часы,

Ей читал стихи из тетради.

 

Наступила лунная ночь.

Коммунальных сторонник правил,

Я хотел ее выгнать прочь,

Но себе вопреки оставил.

 

Разговаривая с собой,

Я блуждал по мирам фантазий.

Но часов полуночный бой

Оборвал их на полуфразе.

 

Заслонив удивленьем страх,

Я решил, что рехнулся малость,

Осознав: на моих глазах

Сука в женщину превращалась.

 

Падал свет луны на ее

Извивающееся тело.

И желания острие,

Грудь пронзив, мне душу задело.

 

По стене соскользнув на пол,

Окунулся я в мир объятий.

А когда я в себя пришел,

Рядом с нею лежал в кровати.

 

Страсть была не похожа на

То, о чем я писал в тетрадях.

Я остаться просил - она

Промолчала с тоской во взгляде.

 

А потом наступил рассвет.

Изменил, превратив в собачий,

Солнца луч ее силуэт,

Да и быть не могло иначе.

 

Привкус горькой правды во рту

Растворит никотин не скоро.

Суку я увел по утру

И отдал ее живодеру.

 

Я люблю бродячих собак.

Но от этой любви порою

Просыпаюсь и просто так

На луну и на звезды вою.

 

 

 

Надпись на стене

Смотрю в пустой и темный потолок

В гнетущей полуночной тишине.

Рассвет катастрофически далек.

Сегодня ты опять пришла ко мне.

 

Вновь на стене твой черный силуэт –

Распущенные волосы до плеч.

Ты здесь, хотя тебя со мною нет.

И тень твою, как письма, мне не сжечь.

 

Не вижу я твоих кошачьих глаз,

Но бегают мурашки по спине.

Скажи, о чем ты думаешь сейчас,

Рисующая знаки на стене?

 

В ответ предпочитаешь ты молчать.

Тень по стене спускается и вот,

Сползает на холодную кровать,

В которой так тебя не достает.

 

Дыхание твое мой ловит слух,

Как будто рядом ты лежишь сама.

Но рядом – просто твой бесплотный дух…

А может быть, я так схожу с ума?

 

Смотрю в пустой и темный потолок,

И не могу забыться и уснуть.

Выносит на поверхность дум поток

Осевшую на дно сознанья муть.

 

Ты здесь… хотя тебя со мною нет…

Что хочешь ты? Спокойствие отнять?

Ты пыткою была мне столько лет,

Зачем ко мне вернулась ты опять?

 

Скажи, о чем ты думаешь сейчас?

Но тень молчит, по комнате скользя…

Уходишь ты, и мне в который раз

Понять тебя по-прежнему нельзя.

 

Как вспышка промелькнет короткий день,

Не в силах мне расслабиться помочь.

Вернешься ты, твоя точнее тень,

И будет на меня смотреть всю ночь.

 

И снова заползет в мою кровать.

Беззвучен будет смех ее, когда

Зубами я подушку буду рвать

От ужаса, что это навсегда.

 

Смотрю в пустой и темный потолок.

По-моему, разумен я вполне.

Читаю я: как будто между строк

Написано «убийца!» на стене.

 

 


Copyright MyCorp © 2018