Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Статистика





Вторник, 25.09.2018, 06:22
| RSS
Главная
Ольга Неподоба


  Ближе к ночи поисковые работы на Казбекском плато замерли, по причине темноты и шторма. Полковник Коренков с бойцами спустились на метеостанцию, наверху остался Форпост и грузины. Весь руководящий состав грузинского горного клуба, даже 70-летний снежный барс и тот не пожелал покидать верхний лагерь. При всей своей внешней сдержанности было видно, что ребята очень переживают, если это слово вообще подходит.Мы всей толпой поужинали в нашем Хоббите, было тесно, но значительно лучше, чем на улице (нас 10 и семеро грузин), начали обсуждать завтрашние планы, продумывали все варианты, куда могли забрести школьники. Ясно, что на сторону метео уйти не могли (все обыскали), значит район плато… А если их занесло в Майлийский ледопад, то шансов найти живыми мало. Распланировали завтрашний день и расползлись спать. В Хоббите 10 человек, в маленькой Чирковской 7. Плотненько, но терпимо… Следующий день тоже не принес прояснения… На общем совете приняли такое решение – наиболее физически крепкая часть людей, очень плотно одевается, берет еду, аптеку и отправляется в сторону Девдорака и Майли. С ночевкой. Народ начал собираться. Обстановочка была гнетущая. Все прекрасно понимали, что в такую погоду, а я вам скажу, что было достаточно плохо, поисковая группа сама могла легко оказаться в ох каких неприятных обстоятельствах…. Валил снегопад, видимость - метров 10, высота 4600, по колено сухого пухляка. И вот мы укомплектовали штурмовую группу, сдержанно попрощались и тут снизу поднялись люди. Это были гонцы с метео, они объявили, что все благополучно закончилось. Детишки вышли в Гвилети! Ну, тут я вам скажу, была просто потрясающая сцена, уж, на что я не склонна к сантиментам, но чуть не прослезилась! Как народ радовался! Все напряжение последних дней вылилось просто в истерику радости. Зураб упал на колени, плакал, молился. Снег падал сплошной стеной, все кто в чем был, повыскакивали из палаток, прыгали, орали, обнимались, слезы сами собой текли по лицам! Такие минуты, ей богу, стоят многого в жизни, это что-то из тех моментов, которые наверно будут пробегать перед глазами, когда помирать будешь. А с детишками произошло вот что - когда их отправили вниз, их сопровождающий, сам еще недостаточно взрослый человек, решил, что хоть не на Казбек, но на Спартак они поднимутся. Это такая простенькая вершинка рядом. Они сходили на Спартак, а на обратном пути начали спуск не в ту сторону. Когда спохватились, что идут не туда, было поздно, уже определится где находятся, не смогли. Им повезло, вместо Майли, который для такой группы означал верную смерть, они вылетели на Девдорак и по бортику аккуратно спустились вниз. Кстати непогода и снегопад изрядно их спасли – нанесло снега и возможно было тропить, а по голому льду им было бы совсем не весело. Зураб подробно описал все кары, которые постигнут этого инструктора. Сказать, что мы попрощались с грузинскими альпинистами тепло – это не сказать ничего! Снежный барс, пожилой мужик, дал нам визитки и сказал – «Ребята, всегда, что бы ни было… Для нас Краснодар теперь … Вы даже не представляете». Зураб, остальные все, уходили вниз и мы поняли, что нашли новых друзей. И наша дружба основана теперь на чем-то очень важном. Только потом мы поняли, почему у них была на наше поведение такая дико благодарная реакция. Мы-то ничего особого на наш взгляд не сделали – обычное поведение, как поступил бы любой нормальный человек, спасы в районе, все стоят, помогают, кто, чем может. А они то давно привыкли к буржуям, которым все по-фигу, а тут столкнувшись с обычным, стандартным поведением простых туристов – просто ошалели. Хотя это все отдельная песня… И не очень веселая – последние события в горах, когда группы бросали умирать своих же участников – заставляют крепко призадуматься о том, что же это происходит в человеческих мозгах, не говоря уже о душах? В мае девчонку под Эльбрусом бросили, в июле – мужика из Керчи, кстати именно полковник Коренков его случайно нашел, когда тот уже признаков жизни не подавал, спустил и спас его. У буржуев, это как-то само собой – в горах каждый за себя, но наша-то, произношу это с гордостью СОВЕТСКАЯ школа туризма и альпинизма всегда славилась – братством и взаимовыручкой! Не в плане красивых слов – но не то чтоб СВОЕГО бросить, всегда было святое правило – спасы или поиск в районе, все группы или помогают или стоят, оказывают помощь… Это норма! Это … я даже не знаю - как дышать наверно! Я помню год 1996 – после нелегкого майского похода мы через перевал Хотю-тау Эльбрусскими полями по непогоде приходим на «приют 11». То, что мы были вымороженные и усталые до зеленых чертиков в глазах – ясный пень. Один пацан у нас вообще едва ногами шевелил, его сон срубил так, что он до нар не дополз. А на приюте – ситуация… Четверо японцев пропали. Они послали на-фиг своего гида, сказали, что сами все знают, погода испортилась, они дали связь по рации, что стоят на вершине, но не знают на какой. И все… Шторм, связи нет.. Связи нет и с Терсколом … То есть спасотряд – не информирован. На приюте – одни буржуи и группа из Башкирии, абсолютные новички… Вечер погода лютует… Сам начальник приюта Хиса сказал – «не ходили бы вы … И их не отыщите и сами пропадете». А как сидеть? Как можно сидеть, жрать, спать, когда рядом может именно сейчас гибнут люди? Щербаков почесал свою бородатую физиономию и велел – всем пожрать, собраться, на все полчаса, на связи оставить меня и Диму (это тот парень, которому совсем хреново было). И что вы думаете? Даже Дима, которого колбасило, очнулся, только услышав, что его оставляют, на шатающихся ногах встал, напялил обвязку и сказал, что идет… Интересный был вечер… Раздели всех буржуев – нужен был запас теплой шмотки для пострадавших, ребята по одному уходили в воющий ледяной мрак и как только за последним закрылась дверь приюта – шквалом повалило опору и во всем здании погас свет!!! Мрачное такое символическое действо… Хиса, пожилой, очень сдержанный человек позвал меня в свою комнату… На связь наши смогли выйти один раз – но мы почти ничего не разобрали из их слов… Только вой ветра и шипение помех… На приюте тряслись стены и койки… и мы сидели с Хисой, молчали, он налил по полстакачика спирта и эта молчаливая ночь несла в себе больше, чем можно выразить любыми словами… Под утро он встал и велел мне будить безжалостно все и вся на приюте, пинками, любыми способами и зажиггать огни – чтоб ребята смогли найти приют… Это было нечто! Всех буржуев, поднимали, объясняли что надо, все переполошились, в каждом огне горел либо фонарик либо лампа и мы ждали… Только бы они спустились. Свет в окошках приюта указал нашим ребятам путь и в пять утра они вошли в здание! Какая это была встреча!!! Они – обледеневшие, вся левая сторона лица у каждого – сплошной кусок льда, шатаются, губы немые отмороженные – двух слов связать не могут, мы обнимаемся, башкирцы бегут в буфет – организовывать праздничный …завтрак. Хиса будит девочку буфетчицу, извлекает все свои самые «шикарные» запасы и водку, необычную в банках, как из под пива. Когда мужики отогрелись – смогли рассказать, что было. Они вышли под седло, начали давать световые сигналы, японцы увидели – ответили и тоже дали сигнал. Вот так и шли – по их световым огням вниз. К приюту они вышли через час после нашей команды. Японцы заблудились и зарылись в снег, типа помирать по-самурайски, с честью, а тут – свет и путь! На спуске наши начали блудить, темно, шторм, молнии не сверкали – а включались и светились, по несколько минут, абсолютно ослепляя, ребята рассказывали, что от статического электричества светились бороды, вокруг голов были нимбы, а путь они освещали себе – поднятым вверх ледорубом, который сиял холодным электрическим синим огнем, как какой-нибудь магический жезл… Спасло то, что Колек Фирсанов взял азимут, когда выходили, а потом они увидели наши огни на приюте… Их гид вышел часов в 10 утра. У мужика побило и обожгло глаза, он полуслепой, один, на ощупь шел по корыту, это такая мощная зона разломов на Эльбрусе, его увидели с крыши немцы и побежали к нам, что-то лопоча по своему и тыкая пальцами в сторону человечка далеко на льду. Мужики мгновенно подорвались и привели его на приют. Часов в 11 подъехали спасатели и забрали их всех вниз… Оказалось, у них антенну оторвало. Только утром восстановили связь. А самое интересное было другое, когда все это происходило – их же японские товарищи, как ни в чем ни бывало, бегали по приюту и требовали горячей воды. В происходящем они не видели ничего особенного – ну загибаются и что? К чему я это все? А так… чтоб призадуматься… Не хотела я бы дожиться до тех времен – когда такое отношение будет нормой и в наших рядах…

СПАСРАБОТАМ НА ЭЛЬБРУСЕ. АВГУСТ 1996 г .

Я вернулся домой в восемь утра.
Я бродил всю ночь по улице снов.
Карта улицы снов безнадежно пуста.
Там не требуют с нас предъявления слов.
 
Там не требуют с нас предъявления тел,
В подтверждение права бродить среди ночи.
Я вернулся домой, но я не хотел,
Оказаться одним из прочих.

Ржавый пласт на дорогу, ладонь на броню,
На неделю вперед непогода зависла.
Мы покурим еще и присядем к огню.
Серый август листает последние числа.

Кремень беглых прощаний и снова – пора,
Разойтись в одиночки. Немного робея
Я вернулся домой в восемь утра,
Я вернулся, как будто бы не был нигде я.

Только изредка ноет под левым плечом,
Остальное не лечат. Под местным наркозом
Неслучайная девочка просит еще!
Рассказать о любви к неестественным дозам.

Неразбавленным градусом плеть темноты
Под статический нимб ледяного излома,
Штриховала за нами фрагмент пустоты.
Отпуская туда, где мы просто знакомы.

Отпуская в объятия списанных тел,
На улыбках их жен вожделенно распятым.
Я останусь на кухнях отложенных дел,
Неуместным, смешным, но бесспорно приятным.,

Собеседником всех, кто еще может быть,
Непременно рванет в эти самые горы,
И, конечно, друг другу мы будем звонить,
И, наверное, встретимся, где ни будь скоро.

Но ни места, ни боли, устало и зло,
Мы терзали эфир, бесконечным — “ не слышу! “
А слепящее небо искало предлог —
Отступиться, но нам было некуда - выше.

Кремень беглых прощаний, фигурки в кругу,
Свет в окошках приюта. Вернусь и посмею,
Но слова, как следы от камней на снегу,
Шаг за шагом смерзались, и не был нигде я!

Просто где-то всю ночь я бродил до утра,
Может, пьян, может, болен, но память украдкой,
Прячет шорох шагов, горький запах костра,
И дыханье твое в занесенной палатке.

Ржавый пласт на дорогу, кому - то опять.
На неделю вперед непогода зависла,
И не страшно уже никуда опоздать,
Серый август листает последние числа.

Ну ладно, отступление сделано – продолжаем!
А на утро…
8 Вот уж поверишь в мистику… Над всем районом стояла ПРОСТО НЕОБЫКНОВЕННО ПРЕКРАСНАЯ ПОГОДА, ни ветерка, ни облачка! Уже с ночи в сторону Казбека потянулись караваны восходителей. У нас необходимости рано вставать не было и мы хотели как следует отоспаться. Но не тут-то было! Так как мы стояли в самом удобном месте и наше сооружение просто напрашивалось на возможность перекурить, весь народ отдыхал прямо возле наших палаток. И надо сказать очень шумно. Пили спирт, танцевали, песни пели! Чирк выполз из палатки и с ужасом сообщил: «Их там тыщи, тыщи…» Потоки восходителей продолжали идти и тогда, когда мы наконец повылазили из палаток. Особенно было смешно, когда подошедший полковник Коренков обратился к своей команде, показывая на нас: «Эй, давайте с местными сфотографируемся!». Да уж… За все эти дни мы точно уже стали тут местными. Гнездо у нас здесь! В тот день мы замечательно сделали Казбекский крест – Малую и Большую Казбек, познакомились с командой грузинских ветеранов (младший 52 года – старший 72), чуть помогли Коренкову спустить своих юных защитников правопорядка с Казбека, а главное – ПЕВЫЙ РАЗ В ЖИЗНИ МЫ СМОГЛИ С КАЗБЕКА ХОТЬ ЧТО-ТО УВИДЕТЬ! Сколько раз поднимались – вид один. Полная ж… Вот уж действительно, Боженька, наверно за все наши муки решил нас наградить! Уж очень все это было символично…. Казбек – добрая гора, красивая… По крайней мере к нам он относился очень мягко, Эльбрус вот каких только штучек не вытворял с нами, как только не испытывал на прочность наши жалкие организмики, хотя тоже, наверно – не всерьез, так … Игрался… как великан с мышонком. Если бы ненароком задавил – прослезился наверно… Хотя мы наверно себе льстим. Но всегда хочется верить в хорошее! Недалеко от вершины стоит православный крест – его поднимала на гору команда Владимира Скрипака. Вспоминались уникальные кадры его видеосъемки – идет группа, в обычном туристском прикиде, несет большой деревянный крест… Непогода, снег метет, а с группой идут два батюшки в полном облачении! Представляете? Вот это мужики! Как их не убеждали переодеться – не согласились. Им нельзя – надо идти «в форме». Уже под вершиной надели пуховки поверх рясы - стоят, улыбаются, все в снегу, бороды обледеневшие, и рясы под пуховками… Торчали мы на вершине долго, любовались всем Кавказом, когда еще такой шанс выдастся? А главное – впереди грозно маячила громада Эльбруса. И дух захватывало от одной мысли – во-первых, нам до него идти.. Вот до него, до такого далекого и прекрасного… А во-вторых, я так четко представила – через некоторое время мы будем стоять вон там, на той далекой белой громаде и будем махать рукой Казбеку, - эй, смотри, видишь нас?! Вот они мы, живые, здоровые, плачем от счастья и кричим тебе «ПРИВЕТ!». И на минуту покажется, что как будто там, на Казбеке стоят наши 10 фигурок и машут нам в ответ… А еще пришла в голову философская мысль – добро возвращается.И как-то все жутко логично – сначала грузины помогли нам, когда порвало палатку дали кров, а потом судьба дала нам шанс помочь им. Реальность ли это?А может сейчас картинка поплывет и рассыплется … И мы поймем, что на самом деле, лежим на леднике в разорванной палатке и снег заметает последние следы нашего присутствия на этой земле…
9 И вот наступил долгожданный момент выхода на маршрут : ))) Сходили на Спартак Казбекский, перевал Мна и пошли на Майлийский ледник. Майлийскую полку мы прошли достаточно беспроблемно, ожидали худшего, но там ничего особенного не было. Связки, закрытый ледник, ну сверху да, висят карнизы и лед, но они так же могут еще 10 лет висеть. Красотища конечно – не пересказать! Погода замечательная, все видать, связочкой идем, видами любуемся, одно слово – туристы J))). Ледопад Майли сильно после удара Колки изменился, его вздернуло вверх, мы вообще не нашли мест нашей прошлогодней ночевки. Пересекли зону обвалов льда, этакая ноголомка и вышли на перевал 50 лет СССР. Широкая, красивая седловина, записки не нашли, встали выше, на склоне в. Майли. Кстати интересная тенденция – когда все нормально и рассказывать скучно! Красоту на словах все равно не передашь, а что еще? Событий каких-то знаменательных не происходило – шли и шли себе. Радостные и довольные. Колку сошедшую с высоты птичьего полета наблюдали … Разнесло там конечно круто… Позади Казбек – впереди траверс, все идет по плану… В общем, поднялись на в. Майли, прошли траверс к Джимараю, кстати, так называемого «среднего» траверса хребта не существует идти можно только по верхам. На сам Джимарай мы и не сунулись – после обвала Колки там, где отвалился кусок, все сыпет и реальных пролазов не наблюдается (хотя в принципе пройти можно везде). Да и времени, еды тоже уже почти не было. И спустились на лед. Суатиси Двуязычный. Мощный ледник, давно там никого не было, район для туристов очень перспективный. Уже спустились к зеленке, по описанию должен быть водопад, который обходится по снежному мосту, все радуются, веселятся, НИЧТО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО БЕДЫ… Но тут выяснилось, что не только снежного моста, но и водопада не обнаруживается. Наши отважнейшие, мега – великолепнейшие, незаменимые, наша боевая связка, наша, не побоюсь этого слова, сладкая парочка – Твикс, Ибрагим с Чирком, бросились на поиски прохода. Прошу прощение – спуска. После четырех часов поиска, усталые, но довольные, они возвернулись в лагерь сообщили, что приемлемых вариантов спуска в нижнюю часть долины не обнаружено. Ну что.. решили ночевать. Ситуация конечно смешная – спустится, конечно можно везде, но принцип! Пройти две 2б, одну 3а и по мелочи всякие, не повесив почти ни одного серьёзного шнурка – и тут в какой-то долине несчастной дюльферять по разрушенным полкам? Не-ет… Лбы порасшибаем , но спуск найдем! Оказалось – того… Нет его, спуска… Ну, нашли мы кулуарчик, который наименее мерзко выглядит и поползли вниз по крутой сыпухе. Камешки летают, тишина такая… Кулуарчик кончился, вздохнули мы тяжко, кинули веревочку –другую и съехали вниз. Потом еще щемились по каньончику, наш украинский товарищ с огромным гамаем в обнимку по склону прокатился, в общем спустились. Начали снизу искать проходик … фантастика – со всех сторон стены нехилые или кулуары богопротивного вида. Ну пожали мы плечами, как тут народ раньше ходил? Вобщем загадка осталось не открытой! Спустились вниз – красота… Всюду древние башни, поселочки крохотные по склонам лепятся, солнышко светит. Мы травки уже больше двух недель не видели. Встали недалеко от родовой башни, молочка на ферме попили, а на утро часть команды отправилась за заброской в Коби. Я, Володя, про между прочим, председатель МКК Волгограда, спасатель Быков и Паша Ромасевич тоже из Волгограда, остались в лагере. Постирались, покупались, Паша и Быков отправились любоваться красотами природы, я и Володя мирно дрыхли в палатке. В общем, тишина, солнышко, цветочки… НИЧТО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО БЕДЫ… И тут я просыпаюсь от внезапно постигшей меня тревоги, абсолютно непонятного характера. Выскакиваю из палатки и издаю нечеловеческий вопль ужаса на уровне ультразвука! 
   Перед моим остолбеневшим взором простирается такая картина: ДВА БЫКА. Не яки, ни туры, а именно бык домашний, в смысле тушенка обыкновенная! Один уже прошел рогами сквозь Чирковскую палатку, а второй в 20 сантиметрах от нашего героического Хоббита. Причем молча! Тихо! На мой вопль выскочил Володя и прибежал пастух, они общими усилиями отогнали мерзких тварей от лагеря. Мы с Володей, как два китайских болванчика, качаем головой, над трупом Чирковской палатки и не знаем – плакать или смеяться. Ну ладно ветер, камни… Ну кошкой пропороли – все бывает! Но средь бела дня, в абсолютной тишине, на дневке … И кто?! БЫЧЬЕ! Вторая палатка за поход! Хорошо идем… Остается пожар и лавина – и полная программа неприятностей выполнена. Ха-ха-ха… На этот момент меня волновало только одно … Чирк. Чирк, наш завхоз, наш… так сказать, надёж и опор желудков (а желудок – это главный орган у туриста), он … Похороним же братушку…. Помрет ведь, без прощения… На чужой грузинской земле. И будет стоять на берегу Терека, одинокая могилка с надписью: « Помер от разрыва палатки». И лоскуток от Хоббита-младшего будет одиноко болтаться на воткнутом ледорубе! И быки, с печальным мычанием будут нести почетный караул возле памятного места. «И дорогая не узнает, каков туриста был конец!» ЭХ! Люблю я мрачные картинки повоображать :)!. Но озверевшая тушенка не дала нам предаться мечтам. Видимо бычье сходило за своими и вот вокруг нашего лагеря плотными кольцами ходит банда рогатых палатко - убийц и злобно косится, причём все не кастрированные. Целый день мы мужественно обороняли остатки лагеря и собственную честь с палками и воплями. Но в то время, когда на дневочной поляне шел неравный бой с быками, наши доблестные забросчики, тоже не теряли времени даром! Они решили внести свой посильный вклад в культурно-развлекательную программу путешествия. Сходив в поселок Коби, забрав мешки, добыв сыр, хлеб, огненную воду, наладив мосты дружбы со всем, что шевелилось по пути, усталые, но довольные пропахав добрых 30 км они подошли к Тереку… Известно, что форпостовцы – известные любители красот природы и вообще люди с тонким эстетическим восприятием. На противоположном берегу Терека располагался интересный природный объект – нарзанное озеро, и конечно забросчики не могли обойти его своим вниманием. Километрах в четырех находился мост, но вы же понимаете… 4 км туда, 4 обратно, всего восемь, а уже темнеет… Наш доблестный технический директор, наш, не побоюсь этого слова доблестный властелин веревок, главный по провешке, пробивке, пролазке, - Ибрагим, решает форсировать Терек напрямую! Это очень всех воодушевило и забросчики кинулись в бурные воды! Так их манили, эти самые красоты природы… И все было бы хорошо, и ничто не предвещало беды, но Макс видимо решил совместить горное путешествие с водным… Получив камнем под коленку, неторопливо поплыл по Тереку, аки Чапаев – одной рукой лениво греб по волнам, другой сванку держал. Не став ждать милостей ни от природы ни от Ибрагима с мужиками, которые не понимают все прелестей водоплавания, Макс сам спас не только себя, но и главное – свою сванку и рюкзак с заброской. Вечером, изрядно ощипанные, но никем не побежденные они вернулись в родные пенаты, где их ждал сюрприз… Описывать страдания Чирка я не буду – а то сама обрыдаюсь. И поднимал он лоскутики, и подносил их к лицу, и говорил он с ними, как с живыми… Но это тоже было не все! Наутро выяснилось – у нас не хватает одного мешка с заброской. После долгих мытарств мы выяснили, что видимо его сперли ещё в поезде. Ну что… Перебрали харчи, погрустили немного, начали починять палатку, параллельно поминали ее рюмочкой другой, – жизнь налаживалась! Дневка продолжалась!! Жизнь, кажется тоже…

Сходили на осмотр достопримечательностей – травертины, нарзанное озеро. Надо сказать, зрелище потрясающее – целое озеро кипящего нарзана, из центра бьет столб воды, цвет озера нереально голубой, зеленая травка, а вокруг дохлые птички – мышки валяются. Дохлые, потому что надышались газов из этой красотищи выходящих… Вот так и в жизни… Любишь красотами любоваться – не обижайся, если вдруг где кверху брюшком всплывешь. Ну, это я так, к слову! В процессе посещения эстетических мест тоже не обошлось без острых моментиков – наблюдали картину, как бежал по нарзанному болоту Макс, а за ним с ревом чем-то озабоченный бык… Печальное зрелище, надо сказать… Ибрагим бросился на помощь, бык перегородил узкую тропу, мы с Максом тихо прощаемся с жизнью. Ибрагим взял кайло и объявил, что будет на бычьё психически воздействовать. А если не подействует – ледорубом огреет. У него это вообще всегда так – если психически не выходит, то ледорубчиком… Помогает… и не только быкам. Вот они и стоят, родимые. И смотрят друг другу в глаза… Бык не выдержал, заревел грустно и уступил дорогу. А то как же… Бычьё оно тоже жить хочет! Конечно животина в этой долинке неадекватнейшая, да… Из любопытного – была таки встреча с грузинскими пограничниками! В день, когда мы ждали забросчиков, подъехал молодой парнишка на ишаке. Ничто не выдавало в нем пограничника – ни ишак, ни черная обычная майка, ни добродушный голос. Он радостно объявил – Мы тут пограничники! Кроме него и ишака километров 4 вокруг не наблюдалось ни единого человеческого тела, поэтому так и напрашивался вопрос – кто это - мы? Ты и ишак? Вслух мы этого, конечно, не сказали, а паренек намекнул, что они вечером подъедут паспорта посмотреть если они у нас есть. И действительно приехали, но только на следующий вечер – втроем на двух ишаках. Записали на какой-то бумажке, типа пачки от сигарет, номера паспортов, кстати нашим карандашом, пожелали всевозможного счастья и уехали. Было видно, что они несказанно счастливы, что пригодились - судя по всему, мы за всю их службу были первые, кому они паспорта проверяли. Да… Грузия не переставала удивлять. А на следующее утро мы направились в сторону Кельского вулканического плато к перевалу Эси. А надо сказать, что километрах в трёх, в поселке был мост, хороший такой мост через Терек. Но разве Форпост мог позволить себе идти целые 3 лишних километра, когда прямо за кошарой висит нечто похожее на мост??? Нет и никогда! Пусть лохи через мост ходят, а чисто-конкретные пацаны за кошарой переправятся. Уже хорошо знакомая с нашими нравами волгоградская часть команды сказала дружно «НА ФИГ НУЖНО!» и пошла в поселок, к надежной, автомобилепроездной переправе. Оставшаяся часть с шутками и половыми играми обошла кошару и тут… Если бы были чуточку умнее, мы бы конечно обратили внимание – а чего это все население кошары, включая детей, курей, свиней и собак, бросило все свои дела, прилипло к забору, достало бинокли и замерло, чего-то ожидая… Итак, НИЧТО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО БЕДЫ… 
    Мостик представлял собой бочку-тур из которой торчала палка, две проволоки и несколько дощечек. А что представляет собой Терек - думаю, понимаете…Ну либо можете вообразить. Ибрагим, со свойственной ему легкостью, перешел речушку. Ну за него, собственно, никто не волновался, Ибрагим, это такая животная, которая везде проходит, а где пройти не может – проплывает, а если ейному телу груз всплыть мешает, по дну проползет… Настала очередь спасателя Быкова. Как только он ступил на …ЭТО СООРУЖЕНИЕ, мое руководительское сердце подсказало: «Этот не пройдет…» Сам спасатель Быков парнишка крупненький, и рюказчек у него станковый, монстрик такой, и обвязочку он надеть постеснялся, блокировочкой рюкзака пристраховался к заботливо провешенной страховке - проходимцем Ибрагимом. Ну ладно… «Там где бульдозер не пройдет и вертолет не приземлится, Форпост удачно прощемится, и ничего с ним не случится…»Итак, звучит барабанная дробь, примерно на центре моста, спасатель Быков зашатался, в такт ему зашаталось все сооружение, дощечки поотлетали в бурные воды, не успели мы ахнуть - Быков висит на руках над Тереком, рюкзачек сполз на лямках, блокировочка над головой натянулась, тур шатается. Про меж всем этим висит спасатель Быков, мужественно вращает глазами и надувает щеки. Все-таки, крепкие они мужики, эти спасатели… Душа радуется! «Летят самолеты – салют Мальчишу, плывут пароходы – салют Мальчишу! Эх, хороший был спасатель Быков, добрый, сильный, а главное – умный. Черный, бескомпромиссно кинулся укреплять своим телом бочку, Юра - в воду, налет культурности начал с него потихоньку сползать – наш украинский товарищ разразился смесью изысканных ругательств, Макс пополз по проволоке, чтоб попытаться отстегнуть Быкова от рюкзака, Ибрагим всем процессом дирижирует, аж цветочки вянут и у свиней на кошаре ушки сворачиваются, а пятачки разворачиваются. Я думаю о том, если сейчас мостик рухнет, то Быков запутается в проволоке и ему даже может оторвать ею голову. Грустно. Чем же он будет потом разговаривать и куда есть? А самое главное, как его без головы на работу возвращать? Начальство посчитает это намеком и обидится… А тем временем, местные жители на кошаре в полном восторге смотрят цирковую программу. Даже свиньи аплодируют!!! Юра разъединил спасателя и рюкзак, народ сначала по дну перетащили его (в смысле станок) на нашу сторону, а потом Ибрагим обратно. Быков благополучно перелез на противоположный берег. А мы, те, которые еще не искупались, точно поняли, что по мостику не пойдем даже по приговору народного суда. Отошли метров на сто, и, не обращая внимание на грозные крики Ибрагима: «Предатели, как вы можете! Всем повторять подвиг Быкова!» встали стеночкой и без драм по самые погремушки перешли Терек. Чем изрядно расстроили Ибрагимушку! Уж так ему затейнику, хотелось поразвлечься и полюбоваться, как волны Терека несут обломки моста вперемешку с нашими барахтающимися телами… Потом мы долго выжимались, титановая рама на рюкзаке спасателя Быкова лопнула (ну еще бы, два раза по дну Терека протащили!), Быков отчаянно бранился – у него не осталось ни одной сухой шмотки, притоплен фотоаппарат и пленки, в общем волгоградцы, не спеша обойдя через поселок, ждали нас 55 минут! Вот так удачно, команда Форпост сократила 3 километра : ) Как только мы выжались, погода тут же начала портится, пошел мелкий противный дождь и, не теряя присутствия духа, Форпостовцы потопали по крутой тропинке в направлении Кельского вулканического плато. 
   Итак, впереди нас ждало Кельское вулканическое плато, в дальнейшем именуемое КВП. Тут следует дать несколько пояснений, чтоб было понятно – за каким, извиняюсь, хреном, доблестная шестерка, во всей аммуниции, с диким количеством снаряги поперлась в район, где ничего сложнее 1Б нет. По какой причине, вместо того, чтоб как принято у приличных людей, схалявить километражика, потопала по тропинке с огромными мешками куда-то, где при малейшем потере ориентира можно запросто блукануть километров эдак на 120? А ответ прост – это ж был не поход, это было путешествие! А КВП – О! Это место долго манило воспаленное воображение форпостовцев! Мы много слышали о нем, и даже кое-что читали. Загадочное место, изолированное плато 120 кв. км, в туристские источники попало где-то в начале 80-х, на его территории находятся 18 вулканов, кратеры, нарзанные реки, огромные озера – и что самое интересное, внятных описаний нет в принципе. Один Владикавказсткий спасатель подарил нам нарисованный собственными руками крок, который он наваял в 1983 году, когда, по-моему он вторым из турья был на плато. И что самое интересное – фото-съемки плато не получались ни у кого! По какой-то непонятной причине – все кадры с плато были испорчены! Свои кстати, мы еще не проверяли – наши пленки с Волгограда не приехали. В общем – таинственное, красивое, малопосещаемое место, тем более – на территории Грузии, когда еще выдастся шанс там побывать? И вот мы идем к перевалу Эси. Сердца замирают от ощущения некого элемента первооткрывательства и настоящего путешествия!! Форпостовцы представляли себя эдакими миклухо-маклаями и колумбами в одном флаконе. А я, со свойственным мне оптимизмом размышляла – лишь бы не капитанами Куками на ужин аборигенам, что так логично вытекало из всей тенденции нашего путешествия… Погода как обычно не радовала, мы неторопливо шагали вперед по бесконечным моренным валам и осыпям. Видели кратеры – огромные ямы - провалы, от которых пахнет сероводородом, курится парок и тоже все в трупах мелких животных и птиц! По привычке, игнорировав тропу (скучно), мы решили подниматься по руслу реки. И не просчитались! Этот вариант подъема скрасил все тоскливые ощущения, которые обычно вызывают перевалы н\к – 1б! Представьте – течет широкая, бурная река нарзана! Насыщенно - красные камни, цвет воды тоже какой-то необычный, все шипит-булькает, а над рекой, как в фильмах ужасов – где-то до уровня пояса пелена газов! Запах такой специфический, крыша подтекает, вокруг безжизненные суровые осыпи, небо такое низкое, мрачное… Воды простой в долине в принципе нет – варили суп из нарзана. Расцветочка у него конечно не ахти, и запашок … того, но особо привередливых в пище персон в нашу команду не принимают изначально - одно из наших правил – еда, это не культ, а всего лишь топливо для функционирования организма. А любителям разносолов предлагается одно высококалорийное, белковое блюдо… Из горла… Ну, вылезли мы на Эси, сняли записки 90-91 года, под проливным дождем неторопливо спустились вниз. Да, народ, я сразу оговариваюсь – я целенаправленно особо не вдаюсь в технические описания перевалов и всего такого, цель данного повествования иная - рассказ о путешествии. А казенные подробности – будут в отчете. Остановились над огромным озером, на холме. Поставили лагерь и тут обратили внимание на необычное состояние грунта под ногами – даже не знаю, как это описать … Было такое впечатление, будто под тонким слоем земли закопана полиэтиленовая пленка – почва туго качалась под ногами! Потыкали в нее кайлом – вроде воды нет… Странно. Немного поостроумничав на тему схода селевого потока и снесения нашего лагеря в глубокие воды горного озера, форпостовцы разбились на группы по интересам, так как спать еще было рано. Одна группа, состоящая из Ибрагима, направилась исследовать ближайший хребет на вопрос лечения спусковой депрессии и поисков приключений на свое самое святое место на теле мужчины. В процессе этих поисков он пропахал весь скально-осыпной хребет, пересекающий нашу часть КВП, где-то потерял депрессию и вернулся довольный. Ну говорят же философы – страдания физические заставляют забывать о страданиях душевных. В чем я кстати, не сомневаюсь…Вторая группа, состоящая из меня, пошла исследовать озеро и искать грибы. Грибов на такой высоте и при таком климате быть не может, но если человек что-то ищет – всегда найдет. Черный, со свойственной ему злобностью, гнусно меня обстебал – но назло ему я нашла три крохотных дождевичка и посрамила его неверие в чудо! Вечером все собрались, поужинали и мирно уснули в нашей первой ночи в загадочном месте.
  Так как после похищения в поезде мешка с заброской пищи у нас оставалось на все про все – пять дней, особо разгуляться на плато мы не могли. День следующий мы решили посвятить облазке окрестных достопримечательностей, слава Богу, погода соизволила не капризничать и дать братушкам шанс удовлетворить свои исследовательские наклонности. Над озером грандиозным конусом возвышался вулкан Левинсона-Лессинга – он и стал нашим первым объектом. Прикинув подходящий склон ,вся компания полезла на вершину. Скажу вам без преувеличений – супер! Короткое слово выражающее все! Добрая вершинка, видимо соскучилась по людям, виды с нее открываются – дух замирает! Во-первых на Кавказ абсолютно не похоже, где-то вдалеке – картинки, как с вертолета – гигантский разлом, облака, на краю обрыва игрушечный поселочек, тоненькая прожилка дороги, в другую сторону – дикое плато, лунный пейзаж. По склонам – выносы вулканических пород, то пепельный цвет, то кроваво красный, пустошь, тишина и ясное синее небо над головой! На вершине – широкое поле, красное, стоит геодезический знак и какие-то шутники выложили из камней мини - Стоунхендж, какие-то мистические круги и знаки! Далеко внизу, как осколки разбитого зеркала – озера, озера, озера … Знаю одно – как только выдаться удачный момент, идем в поход непосредственно на плато, это должна быть максимум двойка, чтоб не тащить лишнего железа, акцент похода – именно плато, чтоб облазить его и никуда не спешить! Я думаю прогулка будет просто уникальная! Вобщем, в тот день форпостовцы обошли все, что лежало в пределах видимости лагеря, поднялись на вулкан Кели, купались в вулканических озерах, бродили по перевальчикам собирали записки 89, 90 годов и наверно это был самый светлый и спокойный участок нашего путешествия. На следующее утро надо было идти дальше – время не ждет. И плато одарило нас еще одним незабываемым подарком – ночью выпал снег…Дело-то шло к сентябрю. Утро было ясное-ясное и этот сверкающий первый снежок на вулканах и перевалах надолго останется в памяти, как прощальный салют – еще одна грань красоты. Мы перелезли через перевал Харульский, там тоже какие-то бродячие архитекторы самовыражались - выложили туры в человеческий рост, такое мистическое зрелище! На обратной стороне перевала следующий отсек Эрманское плато – и новые озера. Только не круглые, а длинные, как толстая змея, вьется вдоль склона, засыпанного гигантской осыпью. Мы топали в какой-то дурацкой эйфории, глядели по сторонам, веселились во всю. Ибрагим с Максом увидели какой-то перевал по пути, решили на него залезть. Ну кто бы спорил! Тем более, по рассказам Владикавазского спасателя, где-то в этом районе был загадочный перевальчик 2а, подъем по кулуару, а в кулуаре огромный камень-пробка – так они облазили его 10 часов! Ничего такого мужики не нашли – ну что, задача на следующий раз. Зато Ибрагим принес мне кусочек горного хрусталя – очень красивый! Один –единственный. Он сказал, что там целые россыпи этой роскоши, но не в правилах Форпоста уродовать естественные произведения искусства самого гениального в мире художника – матушки природы и растаскивать по кухням и спаленкам ее маленькие чудеса. Пусть радуют тех, кто придет за нами. Вот так мы и двигались вперед к тому месту на карте, где был изображен спуск с плато. Практически ровная дорога оборвалась, ничто

Copyright MyCorp © 2018